2-й тезис: действия педофилов всегда наносят травму

Отправлено dodo от 21.12.2011 - 12:58

«Любые действия педофилов всегда наносят ребенку серьезную травму, влекущую непоправимые последствия для психики»

Само понятие психической травмы очень размыто. Часто, по-видимому, слово «травма» используется здесь фигурально или в каком-то другом смысле: имеется в виду, что ребенок приобретает различные психические проблемы в результате педосексуальных действий. Эта идея имеет многочисленные клинические подтверждения, список перечисляемых симптомов часто крайне широк.

Spataro и Mullen демонстрируют корреляцию между педосексуальными действиями и последующей высокой частотой (в сравнении с не имевшими подобного сексуального опыта) психических расстройств.52 Большая часть исследований 1980-х годов сходится в том, что причиняемый психике ребенка вред ярче всего выражен в случаях с насильственными, принудительными действиями, а также при инцестуозных педосексуальных отношениях с участием отца или отчима.53 Однако, авторы одной из статей 1989 года, обсуждающей имевшиеся на тот момент исследования и их методологические проблемы, замечают:

Высокая частота разводов и психопатологий, наблюдающихся у родителей, чьи дети подвергаются сексуальным злоупотреблениям, крайне затрудняет определение последствий собственно сексуальных действий, т.к. их воздействие трудно отделить от воздействия нездорового семейного климата. В виду широкого спектра возможных исходов, а также методологических проблем, обнаруживающихся в изрядной части рассмотренных исследований, на данный момент представляется невозможным говорить о существовании «синдрома пережитого сексуального злоупотребления» с конкретным набором последствий.54

Одна из статей 1984 года обнаруживает, что мальчики 10-16 лет, вовлекавшиеся в педосексуальные отношения со взрослыми мужчинами, по большей части положительно оценивали свой опыт и не считали происшедшее с ними злоупотреблением.55 Следует, однако, отметить небольшой размер исследованной выборки (n = 25).

С появлением в 1990-х более детальных исследований, мнение академического сообщества несколько изменилось. Крупное метааналитическое исследование 1998 года56, выполненное Rind и Tromovitch (APA), пришло к заключениям, находившемся в остром противоречии с уже сложившимся к тому моменту общественным восприятием проблемы. Это исследование было в известной степени спровоцировано драконовским законотворчеством в США (CPPA of 1996), а когда оно вышло, то американский Конгресс специально собрался для того, чтобы подвергнуть его авторов остракизму и объяснить, почему они не могут быть правы(!).57 В аннотации читаем:

Метаанализ показал, что студенты, подвергавшиеся сексуальным злоупотреблениям, оказывались в среднем чуть хуже социально адаптированными, чем члены контрольной группы. Тем не менее, этот факт нельзя относить на счет сексуальных злоупотреблений, т.к. семейный климат крайне сильно смешан59 с ними и объясняет значительно большую часть вариации в уровне социальной адаптированности. Связь между сексуальными злоупотреблениями и социальной адаптацией становится незначительной60 при учете влияния семейного климата. Описанные самими студентами реакции на сексуальные действия, как влияние этих действий не обнаруживают глубоких или ярко выраженных последствий. Мальчики демонстрируют намного менее отрицательные реакции, чем девочки. Эти данные, полученные при изучении студентов университетов, находятся в согласии с данными, полученными при изучении общенациональных выборок. Воззрения относительно (последствий) сексуальных злоупотреблений детьми во всей генеральной совокупности не подтвердились.

Исследование этих же авторов за 1997 год отмечает, что у 11% девочек и 37% мальчиков изначальная реакция на педосексуальные действия была положительной.61 Авторы статьи за 1993 год заключают:

Некоторые симптомы оказываются характерными для определенных возрастных групп; примерно треть жертв не имеет никаких симптомов. Пенетрация, продолжительность и частота злоупотреблений, степень принуждения, отношения между правонарушителем и ребенком, а также материнская поддержка оказывают влияние на степень выраженности симптомов. Около двух третей подвергшихся сексуальным злоупотреблениям детей возвращаются в нормальное, здоровое состояние в течение первых 12-28 месяцев. Данные свидетельствуют об отсутствии конкретного синдрома или единого травматического процесса у таких детей.62

Исследование 2001 года сообщает:

Хотя обычно жертвы страдают от сексуальных злоупотреблений, как это ни удивительно, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что жертвы сексуальных злоупотреблений могут демонстрировать нейтральные и даже положительные реакции – неоднозначный факт, который имеет множество потенциальных объяснений.63

Исследование 1998 года замечает: "Большинство мальчиков не расценивает допубертатные сношения со старшими женщинами как злоупотребления".64

Авторы работы 2007 года замечают:

Некоторые из них адаптируются к социальной жизни и отличаются сравнительно более высоким уровнем устойчивости к внешним воздействиям, в то время как другие приобретают глубокие негативные изменения.65

Авторы отмечают, что нельзя сбрасывать со счетов некоторый набор установленных корреляций педосексуальных действий с впоследствии обнаруживаемыми расстройствами разного рода. Дети, которые были вовлечены в педосексуальные действия, с большей вероятностью характеризуются депрессией66, склонностью к употреблению алкоголя67, а также трудностями в интимной жизни во взрослом возрасте68 и многими другими симптомами, чем те, с кем этого не случалось. Однако наличие других потенциальных объяснений этих последних явлений, а также методологические трудности препятствуют уверенным суждениям о причинно-следственной связи. Это особенно хорошо видно на примере того факта, что дети, вовлекавшиеся в педосексуальные действия, имеют больше шансов быть безработными во взрослой жизни69; сами исследователи обсуждают всю сложность суждений о причинности в данной ситуации.70

Как видно из приведенных научных работ, вопрос о долгосрочных последствиях педосексуальных сношений для психики детей оказался остро политическим, а мнение академического сообщества изменилось с полного отрицания возможности положительных влияний педосексуальных действий на детей (Sgroi71) до существенных сомнений в том, причиняют ли они всегда заметный вред; даже если вред после педосексуальных действий наличествует, то не ясно, в какой степени он причинно обусловлен педосексуальными действиями, а не прочими семейными обстоятельствами или другими факторами. Любому добросовестному исследователю известно, как сложно перейти от констатации корреляции к суждению о причинности, и, конечно, корреляция во времени сама по себе о причинности никогда ничего не сообщает. Отдельные исследования не обнаружили никаких отрицательных воздействий у изрядной доли изученных детей, а некоторые описывают случаи оценки самими детьми педосексуальных действий, как имевших положительный эффект.72

Обыватель и борцы с педофилами же с поразительным упорством стоят – безо всяких научных исследований – за то, что любые педосексуальные действия для них должны иметь необратимые психические последствия. Это воззрение очень странно. Люди очень разнятся друг от друга по своим личным особенностям и реакциям на различные стимулы, также как сами стимулы эти и потенциально или фактически травматические ситуации характеризуются большим разнообразием. Поэтому ясно, что то, какой именно эффект произведет то или иное событие на каждого отдельного человека, уникально в каждом отдельном случае. Было бы крайне странно за всех переживших железнодорожную катастрофу людей априори решать, что они будут этим непоправимо травмированы: кто-то переживет это, а кто-то не сядет больше никогда в поезд. Также было бы странно относительно всех найденных мертвых людей априори подразумевать, что причина смерти во всех этих случаях – асфиксия, а смерть наступила по умолчанию столько-то часов назад. Однако борцам с педофилией кажется совершенно нормальным за всех детей и применительно ко всем педосексуальным действиям априори разуметь, что дети заработают некую глубокую гомогенную «травму», конкретные проявления которой они по каким-то причинам не любят в деталях описывать.73

И, тем не менее, идея о том, что педосексуальные действия в принципе не могут пройти без необратимых жестоких последствий, очень прочно укоренилась в общественном сознании. Альфред Кинси, автор знаменитых монографий по человеческой сексуальности, был подвернут остракизму как аморальный субъект и фактически демонизирован в общественном сознании. Хотя, по всей видимости, и не главной, но одной из причин было то, что согласно его исследованиям, многие подвергшиеся педосексуальным действиям мальчики не имели никаких тяжких психических проблем вследствие этого.74 Такому же осуждению и беспочвенным обвинениям подвергаются и ныне люди, которые осмеливаются беспристрастно подходить к исследованию проблемы (подробнее о проявлениях общественной моральной паники речь пойдет ниже).

Отвлекаясь от академических исследований и обращаясь к конкретной судебной практике, следовало бы вести себя также последовательно и аккуратно. В каждом отдельном случае требуется проводить судебно-медицинскую экспертизу с целью установления того, был ли причинен вред психический, вред физический, и если да, то в каком масштабе. Точно так же мы в случае каждого обнаруженного трупа проводим аутопсию с целью выяснения причины и времени смерти. Любые отступления от этого при полном игнорировании научных опытных данных и принятых в медицине практик не только идут вразрез со здравым смыслом, но и, по сути, являются нарушением презумпции невиновности – ведь любые действия, что поглаживания, что поцелуи, уже по умолчанию наносят «травму» не меньшую, чем изнасилования с особой жестокостью.

Наконец, крайне важно остановиться еще на одном пункте. Вопрос, который требует решения, когда речь идет о педофилии и травме от педосексуальных действий, и который немедленно возникает в голове, следующий: в какой мере педосексуальные действия per se травматичны, а в какой степени травму создает общественное отношение к подобному факту биографии, когда ребенок знакомится с этим отношением?75 Невозможно переоценить важность этого вопроса. К сожалению, невозможно обнаружить научных исследований, которые пытались бы отделить влияние педосексуальных действий как таковых от влияния общественного отношения к ним. Отношение это, надо сказать, не самое лучшее. Эта ситуация в чем-то напоминает ситуацию с просмотром детьми порнографии. Даже если сама порнография не причиняет какого-то вреда, потом моралист-воспитатель выясняет, что ребенок ее видел, и внушает ему чувство вины, всячески давая понять, что ребенок созерцал что-то ужасное. А внушив это чувство вины и прочие неприятные переживания, моралист часто утверждает, что эту «травму» создала порнография сама по себе, а вовсе не моралистское отношение к факту ее просмотра. С педосексуальными действиями и самосознанием и самооценкой людей, которые участвовали в педосексуальных действиях, имеется ровно эта же проблема. В свете выше предложенного обсуждения вопроса о патологичности педофилии и научных данных о последствиях педосексуальных действий, совсем небезосновательной выглядит гипотеза о том, что сами по себе педосексуальные действия как таковые причиняют ребенку в определенных случаях куда меньший психологический вред, чем моралисты, общественное мнение и борцы с педофилами, которые ex post внушают ребенку, что с ним произошло что-то ужасное, и что он должен ощущать себя жертвой, даже если до этого он себя таковой не ощущал. Антропологические данные свидетельствуют, что даже инцестуозные педосексуальные действия в рамках определенных человеческих обществ являются культурной нормой и, сколько мы вообще можем судить, не порождают страшных шрамов на детской психике – также как публичная детская нагота, публичные гомосексуальные сношения и т.д. Поэтому самая общая модель постановки проблемы исследования последствий педосексуальных действий должна быть кросскультурной. Подобно тому, как академическое сообщество давно занялось кросскультурным сравнением типичных детских страхов, оно могло бы заняться исследованиями влияния педосексуальных действий на психику детей одновременно в разных цивилизационных контекстах с тем, чтобы, наконец, изолировать влияние педосексуальных действий per se от влияния на психику их общественного восприятия как факта биографии.

Следует отметить, что общественное отношение и моральные установки, стыд и чувство вины очень сильно препятствуют нормальному научному изучению педосексуальных действий. Исследователь не может не замечать этого:

Сексуальные злоупотребления очень тяжело изучать. Вследствие стыда и позора, которые их окружают, жертвы, правонарушители и их семьи не готовы идти навстречу исследователю. Этические дилеммы осложняют многие прямые и простые подходы к поиску ответов на важные вопросы.76


52 J. Spataro, P. Mullen "Impact of child sexual abuse on mental health. Prospective study on males and females"

53 См., например, Joseph H. Beitchman, Kenneth J. Zucker, Jane E. Hood, Granville A. DaCosta, Donna Akman, Erika Cassavia "A review of the long-term effects of child sexual abuse"; Finkelhor, Browne "Impact of child sexual abuse: A review of the research"

54 "The high prevalence of marital breakdown and psychopathology among parents of children who are sexually abused makes it difficult to determine the specific impact of sexual abuse over and above the effects of a disturbed home environment. Given the broad range of outcome among sexual abuse victims, as well as the methodological weaknesses present in many of the studies reviewed, it is not possible at this time to postulate the existence of a "post-sexual-abuse-syndrome" with a specific course or outcome", Joseph H. Beitchman, Kenneth J. Zucker, Jane E. Hood, Granville A. daCosta, Donna Akman "A review of the short-term effects of child sexual abuse"

55 T.G.M. Sandfort "Sex in pedophiliac Relationships: En empirical Investigation Among a Nonrepresentative Group of Boys"

56 Bruce Rind, Philip Tromovitch "A meta-analytic examination of assumed properties of child sexual abuse using college samples". Отрывок из аннотации, цитируемый далее по тексту статьи: "Meta-analyses revealed that students with CSA58 were, on average, slightly less well adjusted than controls. However, this poorer adjustment could not be attributed to CSA because family environment (FE) was consistently confounded with CSA, FE explained considerably more adjustment variance than CSA, and CSA-adjustment relations generally became nonsignificant when studies controlled for FE. Self-reported reactions to and effects from CSA indicated that negative effects were neither pervasive nor typically intense, and than men reacted much less negatively than women. The college data were completely consistent with data from national samples. Basic beliefs about CSA in the general population were not supported".

57 H. Wakefield "The Effects of Child Sexual Abuse: Truth versus Political Correctness"

58 Имеется в виду Child Sexual Abuse

59 В данном случае "confound" означает смешивание факторов в статистическом анализе.

60 По всей вероятности, имеется в виду падение устанавливаемой с помощью t-теста статистической значимости (statistical significance) оцененного коэффициента уравнения регрессии при добавлении дополнительного предиктора.

61 Bauserman, R., & Rind, B. "Psychological correlates of male child and adolescent sexual experiences with adults: A review of the nonclinical literature"

62 Some symptoms were specific to certain ages, and approximately one-third of victims had no symptoms. Penetration, the duration and frequency of the abuse, force, the relationship of the perpetrator to the child, and maternal support affected the degree of symptomatology. About two-thirds of the victimized children showed recovery during the 1st 12–28 mo. The findings suggest the absence of any specific syndrome in children who have been sexually abused and no single traumatizing process", Kendall-Tackett, Kathleen A., Williams, Linda M., Finkelhor, David "Impact of sexual abuse on children: A review and synthesis of recent empirical studies"

63 "Although victims typically suffer from sexual abuse, surprisingly, some evidence suggests that victims of sexual abuse can exhibit neutral or even positive outcomes, a controversial finding that has numerous possible explanations", D.S. Bromberg, B.T. Johnson "Sexual interest in children, child sexual abuse, and psychological sequelae for children"

64 "most boys do not consider their prepubertal experiences with older women abusive", N. McConaghy "Paedophilia: a review of the evidence"

65 "The specific long-term effects on abused children as they grow into adulthood are difficult to predict. Some individuals adapt and have a higher degree of resilience, whereas others are profoundly and negatively changed", Ryan C. W. Hall; Richard C. W. Hall (2007-04) "A Profile of Pedophilia: Definition, Characteristics of Offenders, Recidivism, Treatment Outcomes, and Forensic Issues"

66 C. Bagley "The Prevalence of Mental Health Sequels of Child Sexual Abuse in a Community Sample of Women Aged 18 to 27"

67 H.H. Filipas, S.E. Ullman "Child sexual abuse, coping responses, self-blame, posttraumatic stress disorder, and adult sexual revictimization"

68 M. Testa, C. VanZile-Tamsen, J.A. Livingston "Childhood sexual abuse, relationship satisfaction, and sexual risk taking in a community sample of women"

69 C. Bagley, M. Wood, L. Young "Victim to abuser: mental health and behavioral sequels of child sexual abuse in a community survey of young adult males"

70 Там же.

71 S.M. Sgroi "Clinical Intervention in Child Sexual Abuse", A Conceptual Framework

72 Berliner & Conte, 1993; Beitchman, et al, 1991, 1992; Dolezal, & Carballo-Dieguez, 2002; Finkelhor, 1990; Friedrich, Whiteside, & Talley, 2004; Levitt & Pinnell, 1995; Parker & Parker, 1991; Pope & Hudson, 1992; Runtz, 2002; Stander, Olson, & Merrill, 2002

73 Даже авторы 1980-х отмечали отсутствие какой-то единой симптоматической картины или четкого прослеживающегося единообразного травматического процесса в отличие от картины PTSD (posttraumatic stress disorder).

74 H. Wakefield "The Effects of Child Sexual Abuse: Truth Versus Political Correctness"

75 C. Crosson-Tower "Understanding child Abuse and Neglect"

76 "Sexual abuse is an extremely difficult problem to study. Because of the shame and stigma that surround it, victims, offenders, and their families are not eager and cooperative research subjects. Ethical dilemmas hamper and complicate many direct and simple approaches to answering important questions", D. Finkelhor, S. Araki "A Sourcebook on Child Sexual Abuse"

Комментарии

"Конкретное проявление травмы" у них одно: девочка начинает понимать, что отношения со старшим мужчиной, которым она восхищается - приятны и хороши, а её тело представляет для него ценность как объект удовольствий.

Поэтому впоследствии такие подростки уже не будут шарахаться от любого внимания к своей сексуальности, кроме озабоченно-подросткового, и не станут "держать цену" интиму, требуя за приятные отношения платы в виде "отдачи души и сердца". Эти девушки будут искать себе в партнёры зрелого мужчину (с которым вполне естественны отношения, похожие на дочерние, а не на "равноправные" и тем более не на связь с главенством женщины), при этом даря ему своё тело как источник удовольствия, и радуясь этому.

Престарелые самки, которым свою пожухлую тушку уже не продать так задорого, как им бы хотелось, люто ненавидят и таких девушек, и тех, кто их делает таковыми :-)