8-й тезис: возраст согласия – необходимый элемент регулирования сексуальных отношений в обществе

Отправлено dodo от 31.12.2011 - 10:25

«Дети по природе наивны, незрелы и в принципе не могут распоряжаться своим телом, не могут соглашаться на определенные действия или принимать решения до возраста согласия, достигнув которого они могут вступать в половые сношения сознательно и обдуманно; возраст согласия – необходимый элемент регулирования сексуальных отношений в обществе»

Хочется верить, что нет нужды объяснять различия между уровнями умственного и сексуального развития между детьми 4 лет и подростками 14 лет, как и всю странность отнесения их к одной и той же категории. Поэтому тут коротко обсудим сам «возраст согласия» и связанные с ним проблемы.

До 1880-х годов в США возраст согласия для девочек почти всюду составлял 10 лет. С этого времени он начал повышаться; это продолжалось на протяжении двадцатого века. Возраст согласия был поднят до 16, а затем и до 18 лет (1985). При этом фактический возраст физического созревания на протяжении последнего столетия существенно снизился с примерно 15 до приблизительно 12-13 лет.147 Разнонаправленность этих двух тенденций не может не вызывать недоумения, а также не создавать социальных проблем. Тринадцатилетняя девочка сегодня имеет куда больше склонности к сексуальной активности, чем 120 лет назад; законодатель, однако, напротив, отказывает ей в подобной активности, именуя таковую в этом возрасте чем-то настолько недопустимым и извращенным, что его коллега из 19-ого столетия был бы немало удивлен.

Особенно удивительным выглядит соотношение возраста согласия с минимальным возрастом привлечения к уголовной ответственности. В России законодатель считает 14-летнюю девочку достаточно развитой, зрелой и сознательной, чтобы распорядиться орудием убийства (Статья 105 УК РФ) и нести за это уголовную ответственность. Одновременно законодатель начисто отказывает ей в возможности сознательно распорядиться своей девственной плевой. Подобная ситуация имеет место во многих странах мира, достигая, порою, поразительной абсурдности. Например, в Ирландии минимальный возраст привлечения к уголовной ответственности составляет 7 лет, а возраст согласия - 17. Лицо может привлекаться к уголовной ответственности с 7 лет в Индии и Сингапуре, с 10 лет – в Австралии, Англии, Швейцарии. Возраст согласия во всех этих странах составляет 16 лет. В США возраст согласия колеблется в диапазоне 16-18 лет, а минимальный возраст уголовной ответственности варьирует в широких пределах с нижней границей в 6-7 лет. В Бразилии, напротив, возраст согласия (14 лет) меньше минимального возраста привлечения к уголовной ответственности (18 лет). Одновременно закон, в сущности, нигде не карает ненасильственные сексуальные действия между людьми, не достигшими возраста согласия. То есть, к примеру, в России или США 14-летний мальчик и 14-летняя девочка могут беспрепятственно заниматься сексом, и законодатель не считает их не достаточно зрелыми или развитыми для этого. А вот для секса с 18-летним юношей 14-летняя девушка, по мнению законодателя, не готова и не отличается по возможности соглашаться и осознавать характер происходящего от 18-месячной. Трудно представить, как подобные законодательные акты сосуществуют друг с другом – в реальности и в умах политиков и обывателей, которые в изрядной своей части поддерживают повышение возраста согласия. В США имеется термин "statutory rape" ["изнасилование по закону"], который означает изнасилование без насилия (!) и описывает случай, при котором лицо, не достигшее возраста согласия, вступает в половое сношение с лицом, чей возраст превышает определенный порог (который может быть и выше возраста согласия). При этом даже если сношение спровоцировано и инициировано младшим партнером, он все равно считается изнасилованным (без насилия).

Неясно также, зачем вообще нужен возраст согласия. Если сексуальные отношения не насильственны и не приносят вреда, то какая разница, в каком возрасте они происходят и какова разница между возрастами партнеров (партнерш)? А если половые сношения характеризуются принуждением или насилием, то как влияет возраст участников и разница между их возрастами на возможность судебно-медицинской экспертизы оценить наличие психического, физического вреда и степень их выраженности? Не причинит ли изнасилование взрослым мужчиной взрослой женщины ей вред психический и, вероятно, физический (взрослые люди очень разнятся по своим физическим данным) больший, чем ненасильственный половой акт 15-летнего юноши и 20-летней девушки этому юноше? Законодатель отвечает уверенное «нет», которое распространяется на все случаи и обстоятельства. За случаем, при котором вторая ситуация может пройти вообще без негативных последствий, политик не закрепляет реальности. Также следует помнить, что сама идея возраста согласия была порождена социальной реальностью 19-ого века и служила цели защиты marriageability [способность быть выданной замуж] маленькой девочки, а вовсе не защиты ее прав или психического здоровья. При вскрытии факта совершения взрослым мужчиной педосексуальных действий в отношении девочки, приводивших к разрушению ее девственной плевы, первой реакций ее семьи было заставить этого мужчину на ней жениться ("shotgun wedding" ["свадьба под дулом дробовика"]), а не посадить его в тюрьму. В наше время отсутствие девственности невесты уже не мешает ей выходить замуж, таким образом, и соображения, приведшие к возникновению возраста согласия, утратили свою силу. В этой связи не лишне вспомнить петицию во французский парламент, составленную в 1977 году французской интеллигенцией, в которой подписавшиеся просили отменить возраст согласия во Франции. Петиция была подписана М. Фуко, Ж. Деррида, С. де Бовуар, Ж-П. Сартром и другими видными людьми.148

Приходится констатировать, что законодательные определения «ребенка», а также законы о «возрасте согласия» и то, как они выглядят в контексте других законов и реальных жизненных обстоятельств в большинстве цивилизованных стран, заставляют усомниться в здравости ума авторов этих законов, равно как и общественности, которая их поддерживает.



147 P. Jenkins "Beyond Tolerance: Child Pornography on the Internet", P.26

148 Michel Foucault "Sexual Morality & the Law"

Комментарии

Вот именно statutory rape и является самым большим ужасом для разнообразной мрази из числа "борцов с педофилией".

Ибо традиционные межполовые отношения, с мужчиной-главой и женщиной-помощницей, очень плохо управляются посредством СМИ. Мужчина, несущий ответственность за семью, будет подходить к СМИ с позиции разума, женщина же, пусть даже и распропагандированная извне, окажется вынуждена обращаться за руководством и управлением к мужчине. Это и вызывает самую большую ненависть скотов, мечтающих через СМИ владеть обществом.

Поэтому нужно не только как можно чаще осуществлять statutory rape, но и приучать людей к абсолютной нормальности этого с самого раннего возраста. Если девочка в 12-16 лет получит хороший и приятный опыт взаимоотношений с во всём превосходящим её старшим партнёром, то она и далее будет стремиться вступать в такие же взаимоотношения - со старшими умными и состоявшимися мужчинами, воспринимая себя в них как подчинённая. Это приведёт к счастливой, приятной и эффективной жизни и мужчин, и этих девушек.

Ублюдки, желающие превратить общество в совокупность "равноправного" скота, управляемого СМИ, должны получить свои серебряные пули. Им очень хочется, чтобы девочки с ранних лет имели перед собой только образы слабых и инфантильных "парней", а парни с ранних лет привыкали к лёгким отношениям подчас с главенством женщины. Но подобные желания им следует засунуть себе в зад - пока это не сделали те, кто исправит ситуацию.

Здесь не согласен с автором. "Возраст согласия", хотя и не имеет сущностного содержания, обладает тем не менее понятным и логичным практическим значением. Общество стремится защитить детей (в широком смысле) от эксплуатации. Чем младше дети, тем менее они самостоятельны и более внушаемы; таким образом, по мере понижения возраста всё сложнее разобраться, что же происходило на самом деле - были ли контакты добровольны или ребенок пошел на них под давлением взрослого. Поэтому, в практических целях, вполне логично установить некий граничный возраст, младше которого законодательство просто запрещает контакты с детьми, не пытаясь разобраться в сути произошедшего.

Другое дело, что величина "возраста согласия" в 16 лет представляется явно завышенной. Также кажется очевидным, что этот возраст должен отличаться для разных полов и разных видов сексуальной активности, поскольку вообще идея запрета на секс с детьми тесно связана с предположением о причинении вреда, а потенциальный вред, очевидно, не одинаков для группового сношения 8-летней девочки в стиле BDSM и взаимной мастурбации с 12-летним парнем.

Возраст согласия реально никого не защищает. Он преследует именно за отношения, которые произошли по согласию и от которых нет никакого вреда.
Уже много лет существуют законы, наказывающие за изнасилование, нанесение телесных повреждений, физическое насилие, обман и т.п. Вот они и должны применяться в соответствующих случаях.

Законы, которые "не пытаются разобраться в сути произошедшего" крайне опасны и не должны устанавливаться ни при каких условиях. Презумпция виновности, которую реализуют эти законы, противоречит основным демократическим принципам современного общества.

На нашем портале опубликован целый ряд материалов, где даётся глубокий анализ данного вопроса, их можно найти по метке "возраст согласия" слева в блоке "метки".

Вообще тема двойных стандартов и всё большего нарушения демократических принципов в современном законодательстве требует отдельной публикации.

Вообще тема двойных стандартов и всё большего нарушения демократических принципов в современном законодательстве требует отдельной публикации.

А что, можно было бы "1984" выложить тут. Почти не оффтоп :)

=Законы, которые "не пытаются разобраться в сути произошедшего" крайне опасны и не должны устанавливаться ни при каких условиях.=

А еще закон запрещает детям участвовать в выборах. Не считаете ли Вы, что это возмутительно опасное ограничение, и каждый случай надо рассматривать индивидуально? Может, кто-то в 10 лет уже вполне способен проголосовать за президента - как минимум, не хуже своей бабушки?

Сами попробуйте представить себе, как разбираться, что там происходит в семействе каких-нибудь староверов-отшельников или радикальных мусульман. Может, маленького ребенка трахают три раза в день, но он научен говорить чужим дядям, что "всё происходит по согласию". А если ребенок будет весь в синяках, но говорит, что споткнулся и упал (нужное количество раз)?

Вообще, "преступления без жертвы" (например, запреты на оружие и наркотики) - обычная вещь в современном праве, от которой вряд ли можно легко избавиться (да и не факт, что нужно). Лично я со скепсисом смотрю на "возраст согласия", логику в его установлении вижу, вне всякого сомнения.

Я говорю не о всех законах, а только о тех, за нарушение которых устанавливается наказание в виде лишения свободы.

Вот такие законы не должны устанавливаться так, что они "не разбираются в сути происходящего", потому что на кону - судьба человека.
Разумеется, собирать целый суд за проезд на красный свет непрактично, потому что максимум что тебе грозит - лишение прав. В случае с ВС ситуация несколько другая...

Кстати было время, когда избирательного права не было у женщин. Человек не имел права голосовать в любом возрасте только по той причине, что он - женского пола. Так что искусственные ограничения по надуманному поводу даже в отношении этих законов - не редкость.

По мере понижения возраста всё сложнее разобраться, что же происходило на самом деле - были ли контакты добровольны или ребенок пошел на них под давлением взрослого. Поэтому, в практических целях, вполне логично установить некий граничный возраст, младше которого законодательство просто запрещает контакты с детьми, не пытаясь разобраться в сути произошедшего.

По мере понижения возраста всё сложнее разобраться, что же происходило на самом деле - были ли занятия спортом добровольны или ребенок пошел на них под давлением взрослого. Поэтому, в практических целях, вполне логично установить некий граничный возраст, младше которого законодательство просто запрещает заниматься с детьми спортом, не пытаясь разобраться в сути произошедшего.