9-й тезис: в борьбе с педофилами хороши любые средства

Отправлено dodo от 31.12.2011 - 21:04

«В борьбе с педофилами хороши любые (а особенно крайне жестокие) средства»

Общественная ненависть по отношению к серийным убийцам, некрофилам, педофилам и т.д. бесплодна. Обыватель верит в то, что ужесточение наказаний причинно обусловит снижение числа наказываемых действий. Это могло бы быть верно, только если бы эти действия были результатом свободного волеизъявления. Но люди не выбирают, не решают стать серийными убийцами, некрофилами, педофилами, раптофилами или некрофетишистами. Эти вещи не есть результат реализации свободы воли. Сам вопрос о наличии у человека свободы воли веками являлся поводом к философским спорам; с появлением нейробиологии этот спор был в известной степени переведен в научное русло, а появившиеся данные скорее свидетельствуют в пользу отрицательного ответа. Это, несомненно, контръинтуитивно (подобно форме земли, корпускулярно-волновому дуализму, атомарной теории, трансфинитной индукции и т.д.). Приходится констатировать заметную дивергенцию между научным познанием и теми интуитивными допущениями, на которых зиждутся и поныне институты морали и права: упразднение свободы воли полностью лишает смысла понятия ответственности и вины. Однако даже если в согласии с укоренившейся практикой закрепить за людьми свободу воли, то определенные категории людей и аспекты и их поведения все равно не смогут ею характеризоваться. Закон делает послабление в случае состояния аффекта, однако, подобные же послабления следовало бы предусмотреть для любых ситуаций, в которых человек не может считаться выбравшим те или иные модели поведения. Никто не выбирает организацию своего сексуального влечения, поэтому сама идея криминализации тех или иных ее видов (педофилия, некрофилия и т.д.) неоправданна.

Также вызывает недоумение тот факт, что применительно к означенным категориям лиц обыватель требует применения жестоких мер пресечения, которые обычно используются для коррекции. Система пенитенциарных, коррекционных заведений служит цели исправления, перевоспитания, а не мести. Требование максимально жестоких мер пресечения изобличает нездоровую обывательскую тенденцию использовать систему правосудия и коррекционных заведений для свершения мести, что есть, по сути, профанация всей этой системы. Определение оптимальных тюремных сроков или иных мер пресечения за совершение тех или иных действий (а не за наличие фантазий, идей, мыслей или намерений) должно основываться на тщательном изучении уровней рецидивизма у каждой группы правонарушителей, а не на накале эмоций или уровне общественной ненависти. В одних случаях может быть достаточно незначительных мер, в других корректировка может быть невозможна вовсе (большинство серийных убийц); в последнем случае сохраняет свою легитимность идея изоляции от общества, но не идея наказания.

Все, что нам известно о парафилиях и серийных убийцах, подсказывает нам, что то, что мы делаем с уже по факту имеющимися, никак не влияет на количество вновь появляющихся. Усомнившемуся в этом следует расположить в хронологическом порядке по дате рождения всех известных серийных убийц, действовавших, к примеру, на территории России и бывшего СССР на протяжении последних 120 лет. Большая часть из них окончила дни в расстрельной комнате, и, тем не менее, в год казни одного неизменно рождалось несколько человек, кто годы спустя начинал убивать. Педофилы, некрофилы, люди, характеризующиеся экстремальными формами алголагнии и т.д. встречаются всю историю человечества. Едва ли общественное отношение к ним было когда-либо положительным; тем не менее, они не перестают возникать. Жестокость общественной мести уже по факту имеющимся серийным убийцам и лицам с парафилиями никак не влияет на появление новых; обыватель или тешит себя мыслью о том, что это не так, или вообще не раздумывает о причинах. В самом деле, когда ловят очередного серийного убийцу, сексуального садиста и т.д. обыватель и СМИ, кажется, с какой-то нездоровой радостью смакуют сначала жестокости преступлений, а затем – жестокости предлагаемых казней. После избавления от нарушителя спокойствия о нем забывают. Но это не помогает решить проблему появления подобных людей. Причины, по которым люди становятся педофилами, некрофилами или серийными убийцами обыватель не обсуждает практически никогда: он или наивно верит, что это результат выбора (иначе этих людей нельзя казнить), или вообще не думает об этом.

Невозможно переоценить важность этого факта: что бы ни было причиной самых странных и поразительных вариантов организации либидо и агрессивных актов, казни, пытки, общественная ненависть и массовый страх по отношению к этим вещам никогда – ни в какой временной перспективе – не решат проблему. Обыватель готов тысячу лет выявлять подобных людей, тысячу лет затем убивать их и делать вид, будто новые не появятся.

Единственное, что хотя бы в перспективе сможет решить проблему, так это исследование причин подобных явлений. Мы должны задавать себе два вопроса:

  1. Что вообще приводит к тому, что люди становятся серийными убийцами, садистами, некрофилами, педофилами и т.д.?
  2. Постольку, поскольку мы знаем ответ на первый вопрос, как можем мы разглядеть потенциально опасных и странных людей еще в самом раннем детстве и какие превентивные меры можем мы принять, чтобы они не сделались общественно опасными, несчастными сами и не сделали несчастными других?

Только такой подход поможет нам когда-нибудь справиться с нашими проблемами. Общество само просматривает странных детей и людей с тревожными психологическими особенностями, само игнорирует их, а затем делает вид, что не имело с ними никогда ничего общего, что они не в его лоне родились и выросли, и торопится избавиться от них, причем как можно более жестоко. Трудно вообразить себе большее лицемерие. Каждый человек с парафилией, каждый серийный убийца – ценнейший объект для исследования, т.к. только оно способно будет однажды дать ключ к пониманию причин соответствующих проблем. Сохранение жизни этих людей и их изучение служат общественному интересу куда лучше, чем их казнь. Ужесточение законов относительно педосексуальных действий никогда не поможет избавиться от них; игнорирование этого факта чревато огромными затратами, чрезмерной жестокостью и полным отсутствием результатов.

Относительно причин педофилии имеется много гипотез, большая часть которых связывают педофилию с явлениями мозговой деятельности, метаболизмом, и генетической предрасположенностью. Изучение биографий различных групп педофилов показывает, что потенциальной причиной может выступать факт вовлечения в педосексуальные действия в детстве: 28-93% педофилов мужского пола и 47-100% женского были вовлечены в детстве в подобные действия.149 Верно, однако, что большинство лиц, которые вовлекаются в педосексуальные действия, не совершают их впоследствии.150 Следует отметить, что, несмотря на огромное количество произведенных исследований, никакой единой превалирующей гипотезы о причинах педофилии нет.



149 L.J. Cohen, K. Nikiforov, S. Gans "Heterosexual male perpetrators of childhood sexual abuse: a preliminary neuropsychiatric model"; D.M. Vandiver, G. Kercher "Offender and victim characteristics of registered female sexual offenders in Texas: a proposed typology of female sexual offenders"

150 L.J. Cohen, K. Nikiforov, S. Gans "Heterosexual male perpetrators of childhood sexual abuse: a preliminary neuropsychiatric model"