Эмпирический анализ сексуальных отношений между подростками и взрослыми

Отправлено lesh от 05.02.2012 - 12:01

Брюс Райнд, доктор философии, адъюнкт-профессор кафедры психологии Университета Темпл (г. Филадельфия)

Как реагируют подростки на ситуации сексуального взаимодействия со взрослыми? В сегодняшней Америке такие ситуации принято называть «сексуальным злоупотреблением детьми» и считать глубоко травматичными для подростков, оставляющими шрамы на их психике. Этот американский взгляд распространился и на другие страны и привел к изменению государственной политики в этой сфере как в самой Америке, так и за рубежом. Целью моего доклада является критический анализ научной состоятельности подобного подхода.

Нынешняя повышенная озабоченность американцев сексуальным злоупотреблением детьми коренится в начале 70-х годов. Тогда движение за права женщин вело кампанию против равнодушия общества к проблеме изнасилования, которое они характеризовали как форму агрессии, основанную на жажде власти и контроля над жертвой. Феминисткам удалось добиться на этом пути впечатляющего прогресса, изменив как отношение общества к проблеме, так и государственную политику. Добившись успеха на этом поприще, они начали следующую кампанию - против инцеста, который они описывали, используя модель изнасилования. Психиатры также стали пользоваться феминистской теорией в своих подходах к решению этих проблем. Вскоре, однако, все это привело к тому, что жуткий образ страданий пятилетней девочки, подвергающейся постоянному сексуальному насилию со стороны отчима, стал основой любых представлений о каких бы то ни было сексуальных контактах между взрослыми и несовершеннолетними. Неопровержимо доказанная травма многократного инцестуального изнасилования стала восприниматься «по умолчанию» как реакция подростка, даже уже не один год как половозрелого, добровольно, а то и с энтузиазмом, вступившего в сексуальный контакт с неродным для него взрослым.

Объединение подростков в одну категорию с детьми, когда дело касается секса со взрослыми, является проблематичным. Подростки не являются детьми в биологическом смысле этого слова, их психика гораздо ближе к психике взрослых, чем к психике детей, и они являются сексуальными существами с соответствующими желаниями и фантазиями. Почти во всех обществах, за исключением современного Запада, они воспринимаются и функционируют как молодые взрослые, а не как старшие дети, имеют соответствующие дела и ответственность, которые включают в себя и секс, и нередко брак. Поэтому представляется концептуально неверным называть сексуальное взаимодействие взрослого с подростком сексуальным злоупотреблением «ребенком». С эмпирической точки зрения, также недопустимо выводить реакцию подростка на секс со взрослым из реакции маленького ребенка. А ведь именно эта логика господствует в общественном, политическом и профессиональном дискурсе уже несколько десятилетий подряд.

Для оценки обоснованности огульного утверждения о травматичности для подростка секса со взрослым в этом докладе я сконцентрируюсь на двух типах пар «подросток-взрослый»: гетеросексуальный мальчик с женщиной и гомосексуальный мальчик с мужчиной. Исследования, основанные на клинических и судебных выборках, несомненно, подтверждают, что такие отношения могут быть для подростка травматичными, однако эти выборки являются нерепрезентативными, смещенными в сторону негативного опыта. Для корректного анализа таких взаимодействий требуется выборка из обычной популяции. Далее следует именно такой анализ.

ОТНОШЕНИЯ ГЕТЕРОСЕКСУАЛЬНЫХ МАЛЬЧИКОВ-ПОДРОСТКОВ С ЖЕНЩИНАМИ

Неклинические эмпирические данные свидетельствуют о том, что гетеросексуальные мальчики-подростки реагируют на сексуальные отношения с женщинами преимущественно положительно. Например, в американских исследованиях Woods and Dean (1984) и Condy et al. (1987) половина субъектов реагировали положительно на секс с женщинами, который они имели, будучи подростками, отрицательно - лишь четверть. В исследовании Fromuth and Burkhart (1987) 70% подростков реагировали положительно, отрицательно - всего 10%. В исследованиях Okami (1991) и West and Woodhouse (1993) положительно реагировали более 80% подростков, отрицательно - практически ни один из них. Эти высокие доли положительных реакций объясняются высокой степенью интереса и желания, проявляемой мальчиками в отношениях с женщинами. Например, в британском исследовании Coxell et al., в нидерландском Sandfort (1992), в американском Nelson and Oliver (1998) мальчики воспринимали свой секс с женщинами как добровольный более чем в 85% случаев. Отрицательные реакции (например в Condy et al.) объясняются инцестуальным характером отношений и ощущением у мальчиков, что их втянули в эти отношения против их воли, что, как уже было сказано, встречалось относительно редко. Многие юноши в этих исследованиях оценили свой сексуальный опыт с женщинами как полезный. В исследовании Fromuth and Burkhart 60% юношей заявили, что секс с женщиной оказал на них положительный эффект, и только 3% - что эффект был отрицательный. В исследовании Woods and Dean 37% юношей заявили, что сексуальное общение с женщиной принесло пользу их последующей сексуальной жизни, и только 13% - что оно принесло ей вред.

В кино когда-то существовал целый жанр - «фильмы взросления», в которых демонстрировалось сексуальное «пробуждение» мальчиков-подростков, проявляющих интерес к женщинам и получающих с этими женщинами положительный опыт. Из американских фильмов такого рода самый известный - «Лето 42-го», в котором 15-летнего юношу «посвящает в секс» молодая женщина лет 25, муж которой уехал на фронт. Позитивная и беспроблемная реакция мальчика, показанная в фильме, соответствует эмпирическим данным и перекликается с воспоминаниями многих мужчин об их собственном подростковом опыте. Этот фильм - гораздо более адекватная модель для описания отношений гетеросексуального мальчика с женщиной, чем модель изнасилования или инцеста.

ОТНОШЕНИЯ ГОМОСЕКСУАЛЬНЫХ МАЛЬЧИКОВ-ПОДРОСТКОВ С МУЖЧИНАМИ

Для гомосексуальных мальчиков аналогом отношений с женщинами являются отношения с мужчинами. Неклинические исследования рисуют картину таких отношений, весьма сходную с картиной отношений гетеросексуальных мальчиков с женщинами. В исследовании West and Woodhouse анализ выборки из студентов английских колледжей показал, что большинство сексуальных контактов между гомосексуальными мальчиками-подростками и мужчинами воспринимаются младшими партнерами положительно. Yuill в диссертации, которую он в настоящее время готовит к защите, пришел к тому же выводу на основе своей «удобной выборки» из населения Англии. В 1970-х годах Spada (1979) изучил данные более чем 1000 гомосексуальных мужчин в возрасте от 16 до 77 лет, проживающих в разных штатах по всей территории США, которые он получил, рассылая анкеты по почте. Он сообщает, что те респонденты, которые имели первый сексуальный опыт в подростковом возрасте со взрослым, обычно подчеркивают, что именно они первыми делали «авансы», желали сексуального контакта и инициировали его, что принуждение в таких контактах присутствовало редко. Также в 1970-х годах Jay and Young (1977) собрали данные о более чем 4000 гомосексуальных респондентах мужского пола в возрасте от 14 до 82 лет. Анализ этих данных показал, что мальчишеские влюбленности во взрослых мужчин и сексуальные фантазии о них широко распространены. На вопрос о том, были ли сексуальные контакты со взрослыми полезны для них, большинство респондентов ответили либо утвердительно (69%), либо нейтрально (12%). Научные исследования подкрепляются обширной автобиографической литературой, в которой гомосексуальные мужчины рассказывают о своем «сексуальном взрослении» со взрослыми, которое имеет гораздо больше общего с моделью «Лета 42-го», чем с моделью изнасилования или инцеста.

Для пояснения психологических аспектов данного типа отношений далее вкратце изложу результаты исследования, которое я опубликовал год назад в журнале «Archives of Sexual Behavior» (Rind, 2001). В том исследовании я проанализировал данные, собранные психологом Корнелльского университета Ritch Savin-Williams (1997), который изучал гомосексуальное развитие вообще и в процессе изучения собрал данные о сексуальных отношениях между гомосексуальными и бисексуальными мальчиками-подростками и мужчинами. В исследовании участвовали 129 гомосексуальных и бисексуальных мужчин студенческого возраста из г. Нью-Йорк, большинство из которых на тот момент учились в колледжах. С каждым из них было проведено подробное собеседование. Из данных субъектов 26 (20%) в возрасте от 12 до 17 лет имели отношения со старшими мужчинами, включавшие в себя генитальный контакт.

Savin-Williams измерил два фактора, имеющие значение для психологической адаптации: самооценку субъектов и возраст, в котором они достигли позитивной сексуальной самоидентификации, если вообще достигли. Более ранние исследования, проведенные в Университете штата Пенсильвания, показали, что эти два фактора лучше всего позволяют предсказывать текущее состояние психического здоровья гомосексуальных и бисексуальных мужчин студенческого возраста. В нашем исследовании самооценка тех субъектов, которые, будучи подростками, занимались сексом со взрослыми мужчинами, была ровно на том же уровне, что у тех, кто такого подросткового опыта не имел. Более того, первые достигли позитивной сексуальной самоидентификации раньше, чем вторые - при том, что доли достигших этой важной вехи в обеих группах были равны. Эти результаты свидетельствуют о том, что секс в подростковом возрасте со взрослыми мужчинами в данной выборке не вызвал психологической дезадаптации, а что касается адекватности самовосприятия - он ей даже несколько поспособствовал.

Многие англоязычные исследователи назвали бы эти отношения «сексуальным злоупотреблением детьми». Однако в отличие от тех, кто ассоциируется со словом «дети», то есть наивных существ, не готовых к сексуальному опыту, почти в 100% случаев эти мальчики, прежде чем заняться сексом с мужчинами, достигли половой зрелости и осознали собственное влечение к лицам мужского пола. Часто их влечение к взрослым было сильнее, чем к ровесникам. В отличие от того, что ассоциируется со словом «злоупотребление», подавляющее большинство этих отношений были оценены их младшими участниками как позитивные (77%). Лишь незначительное меньшинство случаев были оценены как негативные (15%). Отношения характеризовались согласием, а не принуждением. Почти в четверти случаев сексуальный контакт был инициирован младшим партнером, а еще в двух третях случаев произошел по взаимному согласию и интересу.

Позитивные реакции ассоциировались с тем, что партнерами были друзья, а не незнакомцы, с большей длительностью отношений, с большей частотой сексуальных контактов. Но реакции не зависели ни от возраста мальчиков, ни от возраста мужчин: младшие подростки реагировали так же позитивно, как старшие подростки, и их реакции на секс со старшими мужчинами были столь же позитивны, как и их реакции на секс с молодыми мужчинами.

В четырех случаях из 26 реакции субъектов были негативны. Собеседование с ними выявило, что причиной негативных реакций были скорее те условия, в которых происходили сексуальные контакты, чем сам секс. Например, у одного из старших подростков возникло ощущение «грязи» из-за того, что он занялся сексом на кладбище с незнакомцем, к которому не чувствовал влечения. Один из средних подростков сначала испытал чувство «триумфа» от того, что занялся анонимным сексом с мужчиной в кинотеатре для геев, в который он (подросток) перед тем незаметно пробрался, но потом у него возникло ощущение, что такой секс является «низкопробным».

Тем не менее преобладали позитивные реакции. Например, один из младших подростков заявил, что ему «пришлось практически изнасиловать» 22-летнего парня, с которым он перед тем подружился, и добавил, что, когда это наконец произошло, было «супер». У другого младшего подростка были отношения с 35-летним другом семьи, которые продолжались целых 10 лет; он охарактеризовал секс с этим мужчиной как «великолепный, с точки зрения физических ощущений», а также поведал, что был в него влюблен. Еще один младший подросток был инициатором секса в турпоходе с 38-летним другом семьи, которого он охарактеризовал как «невероятно эротичного», а секс с ним - как «огромное облегчение» и «большое удовольствие»; после чего отношения продолжались четыре года.

Называть все это «сексуальным злоупотреблением детьми», как столь часто делается в англоязычных странах, - проблематично, с научной точки зрения. Все субъекты на момент вступления в сексуальные контакты были подростками с уже сформировавшимися гомосексуальными желаниями, а не наивными детьми, испытывающими шок от неких чуждых, вызывающих смятение, нежеланных для них событий. Savin-Williams, исследователь, проводивший собеседования с ними, отметил в своей книге «...И тогда я стал геем», что субъекты обычно не воспринимали свой ранний сексуальный опыт с мужчинами как злоупотребление, но, наоборот, часто видели в нем важную функцию. Например, он заметил, что одним из «преимуществ отношений с большой разницей в возрасте было то, что они помогали подростку более положительно отнестись к тому факту, что он гей. Это редко имело для него какие-либо последствия, кроме самых благоприятных». Он добавил, что молодые люди часто испытывают чувство благодарности за этот опыт и за то благотворное влияние, которое он оказал на их развитие.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Важной целью моего доклада было проверить истинность убеждения, столь распространенного в англоязычных странах, что секс между подростками и взрослыми по своей природе травматичен. Для этого я сконцентрировался на неклинических, несудебных данных, чтобы исключить деформации, характерные для клинических и судебных популяций. Я сконцентрировался на подростках мужского пола, находившихся в сексуальных отношениях со взрослыми предпочитаемого ими пола. Все это было тестом, позволившим проверить истинность утверждения о неизбежной, инвариантной травме, хотя следует подчеркнуть, что сделанные в нем выводы нельзя распространять на иные типы пар «подросток-взрослый» (например девочка с мужчиной) без исследования их специфики.

Для типов пар «гетеросексуальный мальчик с женщиной» и «гомосексуальный/бисексуальный мальчик с мужчиной» неклинические эмпирические данные резко расходятся с предположением о травме. Попросту говоря, модель изнасилования и инцеста, созданная 30 лет назал в Америке для описания ужасов изнасилования женщин мужчинами и инцеста, к которому принуждают девочек их отцы и отчимы, совершенно не годится для описания отношений мальчиков-подростков со взрослыми предпочитаемого ими пола. Все данные говорят о том, что в таких отношениях подростки получают скорее психологическую пользу, чем вред.

Недавно принятое законодательство ЕС требует от всех государств-членов криминализовать значительную часть сексуальных контактов, в которые вступают лица моложе 18 лет (не только с лицами старше 18 лет, но даже с ровесниками). Целью этого предложения объявлено предотвращение эксплуатации детей. Если это искреннее намерение, то предложение является несостоятельным, с научной и эмпирической точек зрения, поскольку подростки не являются детьми, хотя и объявлены таковыми в упомянутом законе, и не подвержены, особенно мальчики, тому серьезному риску эксплуатации, который воображают себе его авторы. Либо это предложение является следствием продемонстрированного мною заблуждения, либо лицемерием, призванным скрыть стремление контролировать половозрелых людей под видом их защиты.

Источник: http://lj.rossia.org/users/leshsh/4323.html

Комментарии

"что именно они первыми делали «авансы»"
похоже на очепятку в оригинальном тексте или ляп переводчика - видимо было слово advances, означающее первый шаг, инициирование отношений.

Это не очепятка и не ляп. Да, там слово advances, которое может переводиться и как "авансы" (это значение слова "авансы" является для современного русского языка несколько старомодным, тем не менее его можно встретить и в современных текстах, и для данного случая оно, по моему мнению, очень даже подходит, особенно учитывая тот факт, что я человек "реакционный" и не отказываюсь от пусть и "старомодных", но красивых и выразительных слов, о значении которых нетрудно догадаться в переводимом контексте, а более современные варианты, по моему мнению, чем-то хуже, длиннее и т.п.) - здесь оно именно в значении "первый шаг, инициирование отношений", ты (и, я уверен, не только ты) угадал. "[О]ни первыми делали первый шаг, желали сексуального контакта и инициировали его" или "они (первыми) делали инициирование отношений, желали сексуального контакта и инициировали его" звучало бы уж вовсем никак. Если убрать слово "первыми", то "они делали первый шаг" было бы почти непонятно и т.д. А приятно и полезно, черт возьми, иногда вытащить какое-нибудь полузабытое, но обогащающее язык слово или выражение, и употребить его не только для "красного словца", но и для максимальной точности и краткости (особенно если в языке оригинала оно и не думало забываться). Кстати, сочетание "раздает авансы" (а не "делает") именно в "любовно-сексуальном" смысле и в современном русском языке - далеко не редкость.

А просто поменять местами части предложения - не судьба?
"Они инициировали отношения, делали первый шаг, желая сексуального контакта". Почему надо обязательно в той последовательности, в которой пишет автор?

Поменять местами - это не "не судьба", а неправильно, поскольку порядок имеет значение как с временнОй точки зрения (последовательность действий), так и с семантической (последующие слова через запятую разъясняют, уточняют предыдущие, а не наоборот). "Отношения" здесь не годятся, потому что в данном предложении речь идет о всех (изученных в упомянутом исследовании) контактах, из которых, очевидно, не все были частью аж целых "отношений" (а не мимолетными), если там вообще были какие-либо "отношения" (об "отношениях" про данную выборку вообще ничего не говорится). Так что надо внимательно читать, прежде чем критиковать, знать слово "авансы" во всех его смыслах (а не только "финансовых") и не придираться, чтобы не создавать сложностей на ровном месте :)

"Не судьба" - это выражение обиды, которое в данном случае направлено совершенно не по адресу ;)

Никак не могу разобраться. Сообщения личные отправлять не могу и письмо не отправляют с подтверждением. Написано в помощи что на форуме в правом верхнем углу, а что там в правом верхнем углу хрен знает.

Личка на форуме заблокирована, да. Еслы ты на форуме подашь голос, то, возможно, личку админ форума откроет.
Я сейчас подумаю над вопросом упрощения связи с создателями портала.