Как сделать из педиатра педофила. Инструкция

Отправлено dodo от 18.02.2012 - 15:26


Фото: Группа "Вконтакте" в поддержку Олега Яхонтова Текст: Полина Еременко

Эта статья продолжает редакторский проект Максима Ковальского, посвященный антипедофильской кампании в России.

В татарском городе Бугульма, что в 300 километрах от Казани, поймали педофила. Он уже отсидел 2,5 месяца в СИЗО и еще просидит неизвестно сколько под домашним арестом в ожидании суда. 43-летнего педиатра Олега Яхонтова обвинили в развращении малолетних. Родителям одной из пациенток не понравилось, что врач осматривал ее голой. Родители пациентки пожаловались в полицию. Про это много писали и говорили, но никто не ответил на главный вопрос: можно ли действительно перепутать педиатра с педофилом, и если да, то как такое могло произойти?

11 ноября 2011 года педиатр Олег Яхонтов пришел на работу в городскую инфекционную больницу как обычно, в 8 утра. Убедился, что тяжелых пациентов нет, и отправился на традиционное 15-минутное чаепитие с коллегами. Посреди чаепития в комнату ворвался санитар: "За Вами пришли люди в форме". Пришедшие представились оперативниками убойного отдела и вывели врача на улицу. На морозе Яхонтов в панике соображал: кого он мог убить? Оперативники тем временем проводили обыск в его кабинете. Через два часа Яхонтова увезли в участок: "Там мне велели сознаться в разврате, кричали, что я сяду надолго, отобрали телефон, отказывались привести адвоката, не давали есть".

Это рассказывает сам Яхонтов. Наша встреча получилось спонтанной — его неожиданно отпустили под домашний арест накануне моего приезда. Накрыт стол — салаты, куриные ножки и запеченная картошка. Готовила жена Олега Яхонтова, Венера. Ей 33, выглядит она лет на 15, но последние события не отбили у Яхонтова охоты шутить на эту тему. Познакомились Яхонтовы на работе. Венера — медсестра. Семилетний сын Костя вбегает в комнату и сует мне в нос окровавленный палец. Родители разражаются хохотом: "Это он так шутит, с пальцем все в порядке, это такой колпачок-розыгрыш". Костя не знает, где был его отец два с половиной месяца. Мама говорила ему, что злые дядьки забрали папу в Казань.

В день ареста следователи допрашивали Яхонтова семь часов и только после допроса разрешили позвать адвоката. Адвокату Алексею Круглову сказали, в чем обвиняют врача: ст.132 УК РФ ("Насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних") — до 10 лет лишения свободы.

Родители 15-летней пациентки пожаловались, что Яхонтов осматривал ее голой. "Зачем?" — недоумевал адвокат. "А как их еще осматривать? Пойди, учебники почитай!" — и Яхонтов отправился в СИЗО, а адвокат — читать учебники по инфекционным болезням.

После ужина у Яхонтова иду пустынными улицами в гостиницу. Официально население города — 100 тысяч, но в зимний вечер кажется, что людей здесь живет не больше сотни. На вокзале — памятник бравому солдату Швейку в полный рост. Автором его "похождений" в Бугульме ужасно гордятся: Ярослав Гашек попал в Бугульму в разгар революции в 1918, два месяца прослужил комендантом города, пока его не прогнали за пьянство. В 1966 году в доме, где жил писатель, открыли музей. В Бугульме говорят, что единственный в России. Еще один повод для гордости у бугульминцев — здесь родилась и провела детство певица Алсу. В ее честь назван продуктовый магазин. Других достопримечательностей в городе нет.

Офис адвоката Круглова — в невзрачном одноэтажном здании. В Бугульме вообще нет высоких домов. Стол в кабинете завален теми самыми учебниками по инфекционным заболеваниям. Яхонтов, говорит адвокат, оказался прав: инфекционист обязан осматривать пациентов голыми. Причин масса. Например, антибиотики могут вызвать аллергию, а сыпь часто появляется в паховой области. Лимфоузлы можно ощупать только на голом теле. А еще Яхонтов рассказывал, что однажды он назначил ребенку с пневмонией серию уколов антибиотиками. Спустя четыре дня ребенок все еще был плох. При полном осмотре оказалось, что на попе пациента нет следов от уколов: медперсонал забыл вписать их в карту, и их просто не делали. Адвокат убежден, что дело должно развалиться. Его уверенность лишь подкрепила справка, пришедшая из минздрава Татарстана: ничего противоправного в действиях Яхонтова не было.

Главный следователь города Рамил Афлятунов, начальник межрайонного следственного комитета, считает иначе: "Если бы Вашего ребенка щупали голым, Вы бы что на это сказали?" Разговор у нас получился короткий: я хочу задать еще много вопросов, но следователь показывает мне на дверь. Говорит, что устал от давления журналистов.

Со всеми вопросами — к его заместителю Руслану Колинько. Тот ведет дело. Под его руководством работает целая следственная группа: Колинько и команда изъяли истории болезней всех пациентов Яхонтова и стали поочередно их объезжать. Так обнаружились еще пять "жертв". Впрочем, "пятерка" идет по более мягкой статье — 135 ("Развратные действия"), предполагающей лишь до шести лет заключения.

Следователю Руслану Колинько 25 лет. На вид он еще моложе. Заместителем главного следователя он стал месяц назад, после трех лет работы. Каждый вопрос он встречает подозрительной улыбкой. Когда он видит у меня копию бумаги из дела Яхонтова, морщится. Бумага — жалоба на поведение следователей от матери "жертвы" №2 Эльвиры Бутиной. В жалобе написано, что показания против Яхонтова она дала под давлением. Мол, по дороге в участок следователи ее убеждали, что Яхонтов "гондон". Говорили, что он "развращал до вашей девочки еще многих", и убеждали "не дать преступнику остаться на свободе". Она испугалась.

"Эта жалоба — смешная", — считает Колинько. Во-первых, говорит он, Бутина передумала насчет показаний только после того, как у нее в гостях побывала мать Яхонтова и вдруг появились лишние деньги. Во-вторых, то, на что жалуется Бутина, и давлением-то нельзя назвать: "Что значит давили? У нее что, своего мнения нет? Если я Вас буду убеждать, что та белая розетка — желтая, 100 раз, неужели Вы поверите?" Хоть следователь и убежден в своей правоте, перспективы дела оценивает как "50 на 50".

Адвокат Круглов, прежде чем стать адвокатом, работал в Бугульме следователем. И ему кажется, что следователь и сам не рад этому делу, но начальство давит: "По телевизору показывают раскрытие преступлений с педофилами, президент говорит о важности этой проблемы, да еще и законопроект этот приняли... Надо же показать президенту, что и мы работаем". Кроме того, 132-я статья — очень редкая, хорошо смотрится в отчетах. "Палочная система никуда не девалась, хорошая статистика нужна всем, тем более под конец года". Поэтому и дали ход заявлению родителей 15-летней пациентки.

"Жертва" №1 живет в деревне Иркен в 30 км от Бугульмы. Общественный транспорт туда не ходит, беру такси. Такси в Бугульме пользуется спросом — жители на нем катаются домой на обед. С 12 до 13 часов в городе даже можно попасть в пробку. Еду в Иркен без особой надежды на успех: семья "жертвы", Айгуль Ямаловой, СМИ к себе не подпускает. Журналисты, бывавшие здесь раньше, отправлялись обратно ни с чем.

В деревне прошу таксиста ходить со мной — меня предупреждали, что тут бродит злая собака. Заходим в продуктовый магазин, спрашиваем, где найти Ямаловых. Продавщица начинает плакать. "Как же вы все достали, как достали! Я знаю, зачем вы приехали — из-за этого педофила. Она не могла выдумать, что он к ней приставал, наша Айгулька! Это все мать Яхонтова, она на Айгульку наговаривает!" — продавщица, которая оказалась другом семьи Ямаловых, пытается меня выгнать. Игнорирую. Тогда она набирает номер матери Айгуль, Гульнас. Прошу передать мне трубку. К моему удивлению, она передает. Объясняю матери, что ей необходимо выговориться. "Сама я на работе, но если у вас нет фотоаппарата, то могу прислать вам мужа". Говорю, что единственное мое оружие — это блокнот и ручка. Мужу Эльдару дана команда выйти из дома.

Мои уши порядочно замерзли к тому времени, как Эльдар наконец появился. Замерзла и моя ручка. На улице —15. Доброжелательный таксист позволил мне поговорить с Эльдаром наедине в его машине. Эльдару на вид около 50, одет в спортивный костюм, острые черты лица, редкая щетина, запах перегара. Говорит, всю жизнь проработал на зоне охранником. Жена у него, кстати, — тоже охранник, но на нефтяной вышке. Очень рад, что "вывел Яхонтова на чистую воду": "Педофил не должен гулять на свободе". Спрашиваю, почему он решил, что Яхонтов — педофил. "Он у Айгуль искал лимфатические узлы в груди, но их там нет, зачем он это делал?!" Пересказываю содержимое учебника, говорю, что врач делал все по науке. Мой аргумент он парирует сходу: "Не по религии он поступил, не по религии".

В деревне, где живут Ямаловы, нет ни мечети, ни больницы. Врач есть в соседней деревне, и это единственный врач, который осматривал Айгуль до того, как она попала в отделение к Яхонтову. Осматривал всегда одетой. Диспансеризацию Айгуль не проходила ни разу в жизни. Спрашиваю отца, много ли друзей у его дочери. Говорит, есть несколько подружек, с которыми ей разрешают сидеть на лавке до 9 вечера. С мальчиками разрешат сидеть на лавке, только когда исполнится 18.

Следующее свидание — с матерью "жертвы" №2, Эльвирой Бутиной. Это та самая, которая раскаялась в содеянном и пожаловалась на давление. Встреча проходит в бугульминском "Макдональдсе". Бутина — маленькая, хрупкая, с огромным карими глазами и в шапочке с пришитым вязаным цветочком. На повышенных тонах объясняет, что ей очень стыдно: "Мне сам врач очень понравился, но следователи говорили о нем гадости. Я испугалась, что, если не подпишу заявление, оставлю ужасного человека на свободе". Ее дочери, которую лечил Яхонтов, 16 лет. На Бутину давить несложно: у нее условная судимость, в 2009-м мать четверых детей осудили на пять лет за распространение наркотиков. Через несколько дней после того, как она дала показания на Яхонтова, Бутина сорвалась в Казань и на последние, как она говорит, деньги нашла адвоката, который помог составить жалобу на следователей. Говорит, что, если Яхонтова посадят, она приедет в Москву и поставит "тут всех на головы".

Последняя "потерпевшая", чьи контакты мне удалось раздобыть, — 15-летняя Олеся Чикарева. Следователи нашли ее через изъятые истории болезни пациентов Яхонтова (всего 130 историй болезни) и приехали к ней прямо в школу. От личной встречи ее мать Лилия категорически отказывается: "Хочется про это скорее забыть".

Говорили по телефону. К Яхонтову на прием они попали прошлой весной, когда Лилии пришлось определить своего ребенка в приют. Она на это пошла из-за финансовых проблем: работы нет, остальных детей содержит на пенсию по потере кормильца семьи. "Прием как прием, сходили и забыли". В ноябре ей позвонила Олеся: ее забрали из школы и привезли к следователю. Туда же привезли и Лилию. На встрече матери объяснили, что осмотр, который проводил Яхонтов, был развратный. Чикарева сопротивлялась: "Да не было там разврата, говорила я им". Следователь начал ее стыдить: "Речь же идет о чести Вашей дочери!" Чикарева подписала бумаги.

Ноябрьский арест Яхонтова прогремел на весь город. Маргарита Яхонтова, мать врача, на форуме городских новостей опубликовала пост "Он вас спасал — спасите его!". Она призвала всех неравнодушных поднять вокруг этого шум. "Четко прослеживается поспешность выводов и заключений, заинтересованность и скрытность в действиях неких структур по устранению доктора от его работы, а возможно, и жизни..." — написала она. На сегодня под ее постом — уже 2298 комментариев. Одни предлагают материальную помощь, другие гадают, кто подставил хорошего врача, третьи приносят свои соболезнования. Материальная помощь Яхонтовой очень кстати. Сбережения на свои похороны (22 000 рублей) она уже потратила на адвокатов.

Неравнодушные к судьбе врача встречаются у Маргариты Яхонтовой дома. Ее квартира по-своему очаровательна: обои в розочку, на стенках — вышивки, картинки с изображением рябины, в вазе — астры, отрывной календарь запаздывает на пару дней. Дамы приходят на встречи в старомодных юбках и меховых шапочках. Собравшиеся уверены: шум, которые они подняли, спасет Яхонтова. В доказательство они приводят слова того самого следователя Колинько. В интервью местному телевидению он недоумевал, почему всем есть до этого врача дело: "А чего такая шумиха? Это же даже не экономика, не политика".

Ни у кого из собравшихся нет сомнений в том, кто виноват в злоключениях Яхонтова: его начальник, главный врач инфекционной больницы Раиль Миргалимов. По мнению собравшихся, начальником он стал только потому, что принадлежит к титульной нации. Мол, все руководящие посты достаются татарам. Здесь его называют "унитазником" (у него образование санитарного врача). Он проработал с Яхонтовым 17 лет, и разногласия на профессиональной почве у них возникли давно. Говорят, что Миргалимова бесило, когда пациенты просились вместо него к Яхонтову. Что однажды по его вине в стационаре умер ребенок, а тот пытался повесить все на Яхонтова. Что третий этаж больницы он сдает в аренду для своей выгоды. И что, самое главное, Яхонтова подставил именно он. В тот день, когда оперативники пришли в больницу, Миргалимов дал показания, что считает действия Яхонтова неправильными, что осматривать пациентов голыми не комильфо. Эти показания легли в основу обвинения.

Миргалимов мне откровенно не рад. На время свидания он закрывает дверь на замок. Журналистов Миргалимов недолюбливает. Недавно корреспонденты телеканала РТР засняли на скрытую камеру, как тот обзывает Яхонтова "шаляй-валяй" и обвиняет в непрофессионализме. Чтобы снять подозрения, я сразу указываю на включенный диктофон. "До меня доходят слухи, что это я его посадил, такое написано на листовках, они по всему городу разбросаны, — вот ты напиши, что это клевета", — Миргалимов сразу переходит на "ты". Говорю: ну, понятно, что так думают, раз вы о нем так отзываетесь. "Да он абсолютно неуправляем! Мог, например, сказать: мол, зачем мне брать 20 больных, если за них заплатят, как за 5? Мог потребовать отпуск на своих условиях".

Но следователю, говорю, Вы же не про это рассказывали. "Он же голыми их рассматривал! Так нельзя! Кто вам сказал, что у инфекционистов нужно раздеваться целиком?" Участливо спрашиваю, почему все камни полетели именно в его огород. Мои обещанные 10 минут уже истекли, но Миргалимову вопрос явно понравился: "Человеку надо было себя оправдать. Я бы так не поступил. Он слил на меня дезу, он меня подставил. Если поспрашивать, кто есть я, когда я был замечен в непорядочных делах? Мне охота ему посмотреть в лицо и плюнуть. Как можно меня так обсирать?"

Говорю: может, он и был плохой работник, но педофил ли? Миргалимов отвечает, что вряд ли педофил, но действовал аморально. Спрашиваю, заслуживает ли он 10 лет заключения? Впервые за разговор Миргалимов задумывается: "Наверное, не заслуживает". А потом уже тихо добавляет: "Я тут рассуждал, а вдруг на меня такое тоже заявление напишут? Это же получается, что любого можно посадить... Вот захотят меня убрать — напишут заявление и посадят, вот чего я боюсь в жизни".
 

Источник