Надо ли бояться порнографии?

Отправлено dodo от 06.04.2012 - 23:23

Отрывок из книги И. С. Кона "Социологическая психология"

Влияние сексуально-эротических материалов на сексуальное поведение

Однозначного ответа на вопрос, как влияют эротические материалы на сексуальное поведение и установки людей, нет и быть не может, необходимо уточнить, о каких именно материалах и о каких людях идет речь. Тем не менее в психологии есть три теоретические установки по этому вопросу.

Игорь Кон

Теория подражания утверждает, что демонстрация эмоционально притягательных и возбуждающих сексуальных образцов вызывает подражание, увеличивая тем самым вероятность распространения такого поведения. Следовательно, если какое-то поведение нам не нравится, его не следует показывать.

Теория катарсиса (греческое слово, обозначавшее первоначально эмоциональное потрясение, состояние внутреннего очищения, которое возникало у зрителей античной трагедии), наоборот, полагает, что эротические материалы и зрелища действуют как предохранительный клапан, позволяя человеку разрядить свои подавленные сексуальные влечения, и тем самым уменьшая вероятность реализации социально неприемлемых желаний.

Нулевая теория полагает, что сексуальное поведение индивида развивается по своему собственному сценарию и мало зависит от внешних влияний, так что эротические материалы играют второстепенную роль.

Хотя каждая из этих теорий имеет под собой некоторые основания, реальная жизнь гораздо сложнее. Чтобы оценить характер и силу воздействия сексуально-эротических материалов, наука имеет несколько типов источников. Во-первых, это данные социальной статистики о том, как изменилось сексуальное поведение людей и особенно динамика половых преступлений в тех странах, где запреты на порнографию были отменены. Во-вторых, это криминологические данные о людях, совершивших те или иные сексуальные преступления: потребляют ли насильники, педофилы и другие социально-опасные люди больше сексуально-эротических материалов, чем нормальные законопослушные граждане, и можно ли считать эти материалы причиной их криминального поведения? В-третьих, это статистические данные о том, чем любители и интенсивные потребители коммерческой эротики отличаются от тех, кто делает это редко или не делает вообще. В-четвертых, это экспериментальные психологические исследования, проверяющие непосредственное воздействие тех или иных сексуально-эротических материалов на установки и поведение испытуемых. Само собой понятно, что ни один из этих источников сам по себе не является достаточным.

Данные социальной статистики подтверждают скорее теорию катарсиса. Во всех странах, где анти-порнографические законы были отменены, сексуальных преступлений (изнасилований, покушений на детей и т.д.) стало меньше. Например, в Дании после легализации порнографии в 1967-1969 годах количество изнасилований уменьшилось, а число преступлений против маленьких детей снизилось на 85%, остальные виды половых преступлений не изменились. Зато спрос на порнографию вскоре упал на две трети, так что теперь датчане производят ее главным образом на экспорт. То же самое произошло в Швеции и Западной Германии. В Западной Германии после легализации порнографии (в 1970 г.), между 1972 и 1980 гг. общее число зарегистрированных сексуальных преступлений снизилось на 11% (в то время как общее число преступлений выросло на 50%), число преступлений против несовершеннолетних (моложе 14 лет) уменьшилось на 10%, а против детей до 6 лет - на 59%. Число групповых изнасилований в этой стране с 1971 по 1987 г. снизилось на 59%, а общее число изнасилований незнакомыми людьми - на 33%.

Еще более впечатляющий пример - Япония. В японской эротике традиционно значительно сильнее, чем на Западе, представлены садомазохистские мотивы связывания, изнасилования и членовредительства (вспомните знаменитый фильм "Империя чувств"). Казалось бы, такие фантазии должны повышать количество реальных изнасилований. До 1972 года всякая порнография в Японии была строго запрещена. Но когда эти запреты разом отменили, количество сексуальных преступлений в стране резко снизилось. Видимо, излюбленные эротические материалы позволяют японцам разряжать социально неприемлемые сексуальные импульсы путем мастурбации или в игровых формах, не претворяя их в действительность. Что и предполагает теория катарсиса.

Однако данными криминальной статистики нужно пользоваться осторожно, за средними цифрами могут скрываться серьезные вариации, а статистические тенденции имеют смысл только в условиях относительно стабильного правопорядка. Хотя в России количество изнасилований в последние годы тоже снизилось, особенно на фоне общего роста преступности, приписывать это достижение "благодетельному" влиянию коммерческой эротики нет никаких оснований. Гораздо правдоподобнее предположить, что милиция просто уклоняется от открытия подобных уголовных дел, а изнасилованные женщины, убедившись в неэффективности правоохранительных органов, предпочитают с ними не связываться.

Другой автономный источник объективных данных о влиянии эротики на поведение - сравнение потребления эротики мужчинами, осужденными за половые преступления, включая изнасилование, с эротическим потреблением обычных, нормальных мужчин. Обыденное сознание убеждено, что такая связь существует, и сами преступники, в поисках самооправдания, часто ссылаются на дурные примеры, уверяя, что они просто подражали тому, что видели на экране или в порножурнале.

На самом деле люди просто повторяют расхожие клише, не задумываясь о степени их обоснованности. Члены Президентской комиссии по непристойности и порнографии (1970) опросили большую группу американцев, что они думают о влиянии порнографии на поведение и психику людей, а затем спрашивали, встречались ли сами эти люди с подобными случаями. Разрыв между предвзятой установкой и личным опытом оказался громадным. 47% опрошенных мужчин и 51% женщин считают, что порнография побуждает людей совершать акты насилия; на собственном опыте или опыте своих знакомых это могли подтвердить лишь 10% мужчин и 8% женщин. В том, что порнография подрывает моральные устои, уверены 55% мужчин и 57% женщин, конкретными же фактами такого рода располагают лишь 15 и 12% . Мнение специалистов (социологов, психологов и людей, работающих с молодежью) оказалось гораздо более сдержанным. Из 799 специалистов по проблемам молодежи три четверти не считают "грязные книги" существенным фактором юношеской преступности. Из 3423 психиатров и медицинских психологов на вопрос : "Встречались ли в вашей профессиональной практике случаи, когда бы порнография была причиной антисоциального поведения?" – отрицательно ответили 80% и предполагают такую связь – 9%. С мнением, что "лица, употребляющие порнографию, больше других склонны участвовать в девиантном сексуальном поведении", не согласились 84% опрошенных. Подавляющее большинство специалистов по половому воспитанию сочли влияние эротических материалов на подростков безобидным, полагая, что они главным образом удовлетворяют "естественное любопытство".

Систематическое сравнение сексуально-эротического потребления преступников и обычных мужчин существенной разницы между ними не обнаружило. Хотя насильники и педофилы, как и большинство мужчин, употребляют порнографию, они делают это не чаще остальных людей. Многие насильники даже получили пуританское воспитание и страдают от сексуальной закомплексованности. Выбор предпочитаемых сексуальных материалов также гораздо сильнее зависит от ранее сложившегося сексуального сценария личности, чем наоборот. Многие насильники отличаются бедностью эротического воображения, их больше вдохновляет реальная, чем воображаемая, жизнь.

Очень интересные данные о потребителях порнографии на основе статистического анализа общенационального опроса, охватившего свыше 20 тысяч французов, от 18 до 69 лет, получил французский социолог Ален Джами. Потребление порнопродукции во Франции достаточно массово: "часто" и "иногда" порнографические журналы читают 47.4% мужчин и 19.3% женщин. Чтобы понять, как это связано с сексуальным поведением, Джами подверг детальному анализу ответы мужчин, которые сказали, что читают порножурналы часто (это 5.7% всей выборки). Как и следовало предполагать, среди этих мужчин больше молодых, чем старых (32% - от 18 до 29 лет), больше горожан, чем сельских жителей, и они менее религиозны. Любители "клубнички" ведут более активную и разнообразную сексуальную жизнь, имеют больше сексуальных партнеров, значительно чаще мастурбируют (55% против 13% в среднем по выборке), занимаются оральным и анальным сексом и т.д. 40% из них считают, что можно иметь сексуальные отношения без любви (среди остальных мужчин так думают 30%) , и охотнее допускают супружескую неверность для мужей (но не для жен). У них больше эротических фантазий, причем они чаще других мужчин воображают секс с необычными партнерами или в необычных обстоятельствах. Однако, вопреки мнению американской феминистки Андреа Дворкин, что "порнография - это теория, а изнасилование - практика", агрессивных, "насильственных" образов в их воображении меньше, чем у остальных мужчин (0.5% против 1.3%). Вместе с тем эти мужчины относятся к сексу более рационально, чаще принимают предосторожности против заражения СПИДОМ, пользуются презервативами и т.д. Иными словами, потребление порнографии связано с определенным типом сексуального поведения, но нет ничего патологического и социально опасного в нем нет.

Ответить по данным Джами на вопрос, является ли определенный тип сексуального поведения результатом чтения порнографических журналов или же, наоборот, определенный тип сексуальных потребностей побуждает людей обращаться к эротическим материалам, невозможно, однако в свете общей научной логики второй ответ более правдоподобен. Сила сексуального желания, интересов и потребностей, как у мужчин, так и у женщин, в значительной степени определяется генетически. Уровень сексуальной активности и расположенности к моногамным отношениям у разных людей неодинаков. Биологически это зависит от уровня секреции мужского полового гормона тестостерона, а психологически - от таких качеств как поиск новизны и любовь к риску; именно эти свойства больше всего характерны для молодых мужчин, имеющих секс с многими женщинами. Моральные убеждения личности часто подстраиваются под тип ее сексуальной конституции.