Новая социальная болезнь

Отправлено dodo от 25.04.2012 - 03:57

Сексуальное злоупотребление детьми часто описывают как болезнь эпидемических масштабов, которая имеет неизбежно катастрофические последствия. Подавляющее большинство статей и книг на эту тему начинаются с подчеркивания серьезности проблемы, обусловленной как вредом, наносимым жертвам, так и повсеместной распространенностью явления. Вот один из характернейших примеров этого драконовского взгляда и его индивидуальных и социальных импликаций:

Но что было бы, если бы сексуальное злоупотребление детьми было бы вновь открытым заболеванием, поражающим до 20% женщин и 10% мужчин и являющимся мощным фактором риска для развития массы психических и физических проблем, заболеванием, которое, по самым скромным оценкам Министерства юстиции США, стоит обществу свыше 24 миллиардов долларов в год? Можно вообразить себе, что мы, обеспокоенные ученые, сделали бы, если бы открыли такое заболевание, буквально выкашивающее наших молодых людей... Мы серьезно недооценивали тот урон, который данная проблема наносит здоровью наших детей. Пора признать, что эта проблема - не результат действий кучки извращенцев; сексуальное злоупотребление детьми - проблема здравоохранения, которая вполне поддается профилактике и которой позволило расцвести буйным цветом научное и социальное равнодушие к ней.26

Следует сразу обратить внимание на то, что в восприятии публики - и в какой-то степени ученых - это новая социальная болезнь, ужасная угроза, способная опустошить наше общество, особенно его младшее поколение, в точности как это было с онанизмом в свое время и выражалось в похожих терминах:

По моему мнению, ни чума, ни войны, ни оспа, ни подобные болезни не нанесли столь катастрофического урона человечеству, как привычка к онанизму. Это разрушительный элемент цивилизованных обществ, который постоянно делает свое черное дело и постепенно подрывает здоровье нации.27

Катастрофические последствия на индивидуальном и коллективном уровнях - одно из главных свойств, приписываемых обеим проблемам, очевидно, сомнительными данными, публикуемыми в связи с ними. В обоих случаях "вездесущность" возведена в принцип. Мастурбацию считали опасной тем, что она широко распространена, может "разразиться" в любой момент: "считалось, что дети и подростки будут мастурбировать практически в любой обстановке: за чтением романов, в церкви, сунув руку в карман, под партой, во время верховой езды, прыгая или качаясь на качелях, лазая по деревьям"28. В случае сексуального злоупотребления это ощущение - что практически каждый ребенок может стать жертвой, а практически каждый взрослый - виновным - создается публичными утверждениями о "бесклассовом" характере этой проблемы, которая не различает людей по возрасту, расе, полу или социальному статусу. Утверждениями, которые, в сочетании с распространением тревожной - хотя и подчас сомнительной - статистики, основаны, на самом деле, на крайне растяжимых понятиях о сексуальном злоупотреблении, ведущих к тому, что мы можем назвать его "всеобщностью".

Чтобы окончательно утвердить новую воспринимаемую угрозу на ее "посту", как когда-то было и с онанизмом, "пропагандистам" СЗД потребовалось создать "педагогику виктимизации", которая обучила и подготовила бы честной народ - который до того пребывал в неведении - к тому, чтобы распознавать его внешние признаки29. Были составлены списки симптомов, которые должны проявлять "жертвы злоупотребления", подобные спискам для распознавания "жертв онанизма". Некоторые авторы отмечают не только формальную общность между двумя гипотезами, но и их историческую преемственность, в которой СЗД наследует онанизму30. Money (1999) констатирует: "Каталог индикаторов "сексуально злоупотребительного" поведения был скопирован с каталога индикаторов мастурбации девятнадцатого века" (с. 29), а также: "Перечень подозрительных признаков Келлогга получил ныне новую жизнь от профессиональных "распознавателей" СЗД. Здесь мы имеем очередной пример того, что те, кто не усвоил уроков истории, обречены ее повторить, со всеми ужасающими последствиями"31. Как замечают Legrand et al. (1989), где Kellogg (1881) пишет "общая слабость, включая истощение", литература СЗД использует "жалобы на усталость или физическое недомогание, которые могут маскировать депрессию". Аналогично "отказ умственных способностей" становится "неожиданным ухудшением успехов в учебе", "неспособностью сконцентрироваться в школе" или "неожиданным падением оценок в школе". Так же "мочение в постель" превращается в "энурез или энкопрез; неумеренное мочеиспускание", и так до бесконечности. Терминология изменилась, но не изменилась суть, и осталась та же упрощенческая, потенциально ятрогенная логика.

По Rind et al. (1998), не менее 18 категорий расстройств связывают с СЗД: проблемы с алкоголем, тревожность, депрессию, диссоциацию, пищевые расстройства, враждебность, проблемы со способностью к эмпатии, потерю локуса контроля, обсессивно-компульсивные симптомы, паранойю, фобии, психотические симптомы, проблемы с самооценкой, проблемы с сексуальной и социальной адаптацией, "соматизацию", суицидальные мысли и действия, а также общую дисфорию.

Но все перечисленное - лишь малая часть того, что постулируется; опрос психиатров и психологов о возможных последствиях СЗД "выдал на-гора" 42 категории последствий, названных опрошенными32. Другие авторы продолжают предлагать всё новые симптомы, которые позволяют связать практически любую детскую или подростковую проблему с СЗД33. Не менее, чем в прошлом, все виды эротического выражения в детстве - игры, исследование тела, удовольствие, нежность или сексуальное любопытство - "конвертируются" в симптомы, которыми чаще всего характеризуют СЗД34. В результате того, что внимание исследователей и общества почти целиком поглощено СЗД, исследования "нормальной" сексуальности детей и подростков теперь "задвинуты в долгий ящик"35.

В то время как непредвзятые, сбалансированные эмпирические данные крайне скудны, дискурс СЗД превращает широкий диапазон действий и поступков - от самых жестоких изнасилований до нежнейших ласк - в центральные события в жизни ребенка или подростка, определяющие всю его последующую жизнь, которые характеризуются в самых мрачных терминах. Подобно тому и мастурбацию в прошлом рассматривали как практику, серьезные последствия которой неизбежны: "Не всякий предающийся сией гнусной и преступной привычке будет наказан столь жестоко, однако ни один не избежит ее последствий в той или иной мере"36. В обоих случаях жертва не избегает зла: в случае мастурбации она расплачивается за собственный порок; в случае СЗД она обречена страдать за пороки других.

На самом деле ученые, утверждающие, что СЗД травмирует ребенка или подростка абсолютно во всех случаях, представляют собой меньшинство. С начала двадцатого века известно, что среди переживших такой опыт есть дискутабельная, тем не менее значительная доля тех, кто не проявляет никаких негативных симптомов или дискомфорта в ответ на этот опыт37. Если бы все ученые цеплялись за постулат универсальности вреда, они тем самым продемонстрировали бы собственную склонность игнорировать подтвержденные случаи, в которых никакого вреда, очевидно, нет. Еще одной уверткой, тактическим приемом служат их утверждения, что негативные последствия нередко проявляются через много лет:

Еще один интригующий вопрос, отделяющий сексуальное злоупотребление от некоторых других проблем детского психического здоровья, - широко распространенное мнение, что часто оно имеет так называемые "спящие эффекты", или серьезные симптомы, выходящие на поверхность лишь через много лет38.


26 Fink, 2005

27 д-р Паризе, цит. по Gilbert, 1980, p. 268

28 Elschenbroich, 1979, p. 165

29 Best, 1997; Furedi, 2002

30 Legrand, Wakefield, & Underwager, 1989

31 Money, 1985b, p. 97

32 Day, Thurlowb, & Woolliscroft, 2003

33 Catalán, 2004

34 Echeburúa & Guerricaechevarría, 2000; Kendall-Tackett, Williams, & Finkelhor, 1993; см. критику в Okami, 1992

35 Bancroft, 2003, p. xii; Bullough & Bullough, 1996

36 Tissot, 1760/2003, p. 44

37 Browne & Finkelhor, 1986; Constantine, 1981

38 Finkelhor & Berliner, 1995, p. 1417

Комментарии

Бредятина о том, что секс и сексуальные действия являются чем-то особо важным (настолько, что за них можно сажать в тюрьмы) исходит от неудовлетворённого бабья, которое, тем не менее, желает за своё тело выручить побольше материальных и прочих благ, и потому пытается "набить цену" сексу.

Когда в обществе будет адекватное восприятие секса как полезного и приятного, но малозначимого удовольствия - ситуация станет гораздо лучше.

Потому необходимо максимально интенсивно преследовать любых "борцов с педофилами" и особенно авторов гнусных законов "против педофилов". Ибо они своей деятельностью набивают цену сексу и тем самым играют на руку всякой продажной живности.