О травмах и мифах

Отправлено lesh от 10.07.2012 - 17:47

Ричард ГринСлегка (на 3 малозначащих абзаца) cокращенный перевод рецензии (отзыва) Ричарда Грина на "сенсационную" книгу Сьюзан Клэнси (Susan Clancy) "The Trauma Myth" ("Миф о травме"). Сначала (чтобы понять, кто автор рецензии) см. http://lj.rossia.org/users/leshsh/5724.html

Он, кстати, и педофилию требует исключить из DSM.


Газетные заголовки, пресс-коммюнике и название самой книги трубят об одном: большинство детей, переживающих сексуальные контакты со взрослыми, не травмируются в момент самого контакта. Сенсационная новость? О нетравматичности детско-взрослых сексуальных контактов уже докладывали члены Международной ассоциации сексологических исследований Gagnon (1965), Sandfort (1984), Okami (1991) и Rind (Rind, Tromovitch, & Bauserman, 1998). Клэнси преподносит эту "новость" аршинными заглавными буквами, напечатанными жирным курсивным шрифтом.

Тем не менее Клэнси неоднократно напоминает нам, каким злодейством является этот нетравматичный (в момент переживания) опыт. Эта моральная мантра идентифицируется как катализатор последующей травмы: "Неправильным его делает сам акт сексуального злоупотребления, а не вред, который он причиняет" (стр. 185), "этот акт по своему существу мерзок" (стр. 186), "почему сексуальное злоупотребление травмирует своих жертв, вероятно, имеет очень мало отношения к самому злоупотреблению, но очень много отношения к тому, что происходит вследствие него" (стр. 113) и "сексуальное злоупотребление - это крайне аморально, безотносительно к тому, какие последствия оно имеет для жертвы" (стр. 185) и т.д.

Таким образом, именно эта аура зла во взрослом мире энергизирует социальную конструкцию травмы, которая прирастает к опыту, не бывшему травматичным. Контакт трансформируется в злоупотребление. Это посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) без "Т".

Клэнси делает основной упор на то, как понимание этого должно формировать методы терапии, применяемой к травмированным взрослым. Но способствует ли Клэнси, донося до широкой публики миф о травме и в то же время повторяя моральную мантру, решению проблемы или же самой проблеме? Не стоит ли посмотреть на ее вывод как на аргумент в пользу понижения градуса общественного осуждения, с тем чтобы уменьшить эту отложенную травму? Если бы непедофильные взрослые не возбуждались так сильно по поводу тех взросло-детских сексуальных контактов, которые не являются агрессивными/насильственными, как это имеет место в случае неагрессивной/ненасильственной сексуальности между взрослыми, не уменьшило бы это неродившуюся травму?

Не осуждать взросло-детский секс не означает одобрять его. Но он существует с незапамятных времен. И он никуда не денется, какой бы кодовый номер ни присвоили ему в DSM-5 и к каким бы тюремным срокам за него ни приговаривали. Как бесстрастно замечает сама Клэнси: "У растлителей всегда есть возможность найти способы, как запятнать жизнь детей малых".

Чтобы осуществить социальную переоценку некоторых детско-взрослых сексуализированных контактов, родителям не надо регистрировать своих детей на сайте NAMBLA (Американской ассоциации любви между мужчинами и мальчиками) в США или отправлять в летний лагерь Христианских братьев в Ирландии. Но если родителям становится известно о взаимодействии, которого сам ребенок не желает, они могут вмешаться, чтобы прекратить его, а если это не помогает, существуют законы против нежеланного преследования. В настоящее время такие законы применяются к взаимодействию между взрослыми, как например законы об "упорных преследователях" (stalker laws) или законы о sexual harassment, с судебными приказами о запрете на общение (restraining orders) и тюрьмой в случае их неисполнения. Если налицо агрессивное/насильственное поведение, есть законы, аналогичные законам об агрессивном/насильственном сексуальном поведении между взрослыми.

Конечно, существует неравенство сил/авторитета между взрослыми и детьми. Дети вовлекаются во многие занятия, продвигаемые взрослыми: пассивное курение, телесные наказания, посещение религиозных иудейских и христианских воскресных школ, укладывание спать вовремя, вегетарианство. Почему секс должен быть столь отличен?

Не приведет ли эта гипотетическая социальная переоценка к увеличению частоты детско-взрослых сексуализированных контактов? Возможно. Но если изменение отношения общества в сторону терпимости по отношению к неагрессивным контактам удвоит частоту таких контактов, которые в результате станут обычно нетравматичными как в детстве, так и в последующей жизни, не должны ли мы предпочесть это вдвое меньшей частоте, при которой большинство детей впоследствии подвергаются травме?

Карательной системе также не мешало бы подумать о том, служит ли суровость наказаний, предусмотренных за сексуальный контакт с ребенком, обязательно благу ребенка. Если обвинительный вердикт за сексуальный контакт с ребенком может повлечь за собой десятки лет тюрьмы, не является ли это стимулом к тому, чтобы убрать свидетеля, при том что наказание за второе не намного страшнее наказания за первое? За генитальную ласку ребенка могут дать значительно больший тюремный срок, чем за избиение ребенка по всему его остальному телу.

<...>

Так что же мы видим здесь - в этой книге и в этой рецензии? Зрячие читатели "увидят" разные части детско-взрослого сексуального слона. Те, кто заинтересован в "непосредственности" травмы, которая представлена здесь как миф, могут прийти в ярость по политическим, моральным или религиозным причинам. Кроме того, они могут "увидеть" угрозу своим средствам к существованию, которые им дает терапевтическая практика, проводимая с такими детьми. Многие, читающие слова Клэнси, которые не подчеркивают, что ребенку причиняется прямой вред, ошибочно "увидят" ее доклад как пропедофильский. Родители, которые, как я предположил, могли бы осуществить культурное репозиционирование по вопросу некоторой части взросло-детской сексуальности, репозиционирование, которое я "вижу" как потенциально спасительное для детей, могут скандировать моральную мантру и заглушать меня криками. Они "увидят" в моей позиции потворство нарушению доверия ребенка, также как и неприкосновенности его тела. Если это культурное репозиционирование воплотится в реальность, некоторые психотерапевты, финансово выживающие путем лечения взрослых, "выживших" после "злоупотребления", "увидят" себя получающими очередной удар, после того как они уже потеряли практику "восстановленных воспоминаний". А педофилы могут "увидеть" меня как почетного члена NAMBLA. Описать слона - задача трудная не только для слепых.

Источник: http://lj.rossia.org/community/pedofil_ru/55129.html

Комментарии

В настоящее время на сайте ipce книга Сьюзан Клэнси опубликована целиком на языке оригинала. Кроме того, там опубликованы обе книги Сары Гуд, книга Джудит Левин (в формате ПДФ с сохранением оригинальной пагинации, что удобно при цитировании книги), а также весьма любопытная книга "Crime Without Victims. Documents on Pedophilia, vol 1"(перевод на английский 2010 года книги, опубликованной в Дании в 1986 году)