Первый сексуальный опыт женщин (часть 1)

Отправлено dodo от 24.07.2012 - 20:10

Ниже приведены избранные истории из книги "Женские тайны. Первый сексуальный опыт: Рассказы реальных женщин" (изд-во Геликон Плюс, 2002, ISBN: 5-93682-105-6). Этот материал мы публикуем как ответ светским и религиозным деятелям, фанатично продвигающим антинаучную идею "детской невинности", ради защиты которой они готовы отправлять за решётку людей, от чьих действий не пострадал ни один человек.

В каком возрасте впервые вас посетило чувство, которое вы могли бы назвать «эротическим» или «сексуальным»? При каких обстоятельствах? Что вы ощутили при этом? Как вы к этому отнеслись? Какая была реакция – удовольствие, испуг, стыд? Повлияло ли это событие на вашу сексуальность в последующем?

В 14 лет пришлось переночевать одну ночь у дальнего родственника.

Мужчина жил один, был старше меня на 15 лет. И сразу отнесся ко мне как-то «не по-родственному». То есть начал обращать на меня мужское внимание. Может быть, это было то, что называется «любовь с первого взгляда»?

Я услышала столько комплиментов в мой адрес, видела его глаза (они не врали, он действительно восхищался мной!). На душе было очень приятно, хотя я подумала: если станет ночью приставать - отвечу резко и грубо. И он пришел ко мне в комнату уже перед сном. И робким, умоляющим голосом попросил (не настаивая, просто, если мне не жалко) разрешить посмотреть на мою грудь. Не прикоснуться, а просто посмотреть. Я была внутренне напряжена, ожидая худшего от его визита, а тут сразу расслабилась. И - разрешила...

Было лестно - взрослый мужчина, такой уверенный и обходительный, - и вдруг так робко хочет... всего лишь посмотреть... Я легла в кровать, сняла лифчик и откинула простыню сверху до пояса. Он сел рядом на стуле и действительно просто смотрел не отрываясь... Потом я уснула. А он всю ночь сидел и на меня смотрел. Даже не тронул, как и обещал... Когда я проснулась утром, он все еще был рядом.

И я ощутила необыкновенную гордость за себя. Неужели я такая? Такая, что взрослый мужчина готов не спать ночь, чтобы насладиться зрелищем моей груди? Этот случай чрезвычайно повысил мою самооценку, и я очень благодарна тому мужчине, хотя мы с ним больше никогда не встречались.


Первое сексуальное чувство я ощутила в очень раннем возрасте. Мне было, если не ошибаюсь, 9 лет. Менструальный цикл у меня начался примерно за год до этого.

Однажды ночью я лежала в своей кровати и вдруг, не знаю отчего, начала сама себя ласкать. Причем сразу же довела себя до такого состояния, что в ту же ночь ощутила первый оргазм. Естественно, это вызвало желание постоянно испытывать такое чувство, и поэтому я периодически продолжала заниматься мастурбацией. Я очень боялась, что родители могут узнать, и поэтому очень тщательно скрывала все это на протяжении многих лет.

С возрастом я начала засматриваться на мужчин. Уже с 10 лет я хотела «соблазнить» какого-нибудь выбранного мной мужчину. К примеру, мне очень нравился парень, торговавший кассетами возле моего дома. Я постоянно ходила перед ним и обдумывала всяческие способы его соблазнения.


Я помню свои эротические ощущения с того момента, как помню себя. А это где-то с 4 лет. Не могу утверждать точно, но, по-моему, они пришли сами по себе. Я не знала, что это такое, лишь понимала, что, если об этом никто не говорит, значит, это плохо. И все же в тайне от всех сжимала руками «там», действуя по принципу: если нельзя, но очень хочется, то можно.

В первый раз я просто почувствовала какое-то легкое томление в низу живота и интуитивно положила руку между ног, не снимая трусиков. Это было приятно и волнующе. Затем я стала сильнее нажимать, и почувствовала, как «приятное» усиливается. Это было лучше, чем клубничное мороженое - никакой другой ассоциации я не подобрала. Я немного прибавила темпы и вдруг «приятное» вспыхнуло и разлилось по мне.

Было очень приятно и немного стыдно.

Однако, при всей своей детской наивности, я понимала, что взрослым об этом знать не следует. Когда видела эротические сцены в кино, старалась незаметно сесть на кончик стула, чтобы острый угол попал в промежность и начинала потихоньку елозить. А боль и неудобства только усиливали ощущения. В тот момент, когда по телу разливалось сладкое и мучительно приятное чувство, я старалась улизнуть в туалет и довести там дело до конца. И лишь спустя много лет узнала, что это было...

Мои первые ощущения были определяющими. Позже я научилась вызывать их снова и снова, с помощью массы фантазий, которые порой использую и по сей день.


Мои первые эротические ощущения были очень красивыми и запомнились на всю жизнь. Мне было 9 лет и я впервые поехала с родителями на море. Была масса новых впечатлений, но самое волнующее - как мы ходили ночью купаться.

Родители выбирали уединенное место, и мы втроем купались обнаженными.

Это было какое-то необыкновенное волнующее чувство, совсем не такое, как при дневных купаниях. Было довольно темно, и я могла видеть только силуэты и уж, конечно, не различала никаких подробностей. Казалось бы, разница была невелика между дневными и ночными купаниями - только в отсутствии маленьких лоскутков материи. Но от того, что я знала, что сейчас на нас абсолютно ничего нет, возникало волнующее ощущение связывающей нас общей тайны.

В свои 9 лет я уже понимала разницу между полами, знала, что есть вещи запретные, доступные только взрослым (и от того, кстати, особенно интересные). И вдруг оказалось, что взрослые взяли меня в свой круг, допустили хотя бы немного к этим тайнам. От этого у меня возникало прямо-таки чувство священного трепета, переходящего в наслаждение, когда мы плескались в воде и играли.

Я точно так же, как и днем, возилась с папой или мамой, вскарабкивалась на них, обнимала и ласкалась, но чувства были совершенно другими, когда я касалась их тел, зная, что они голые! Это была сладкая нега, которая еще больше усиливалась, если, скажем, я пыталась забраться на папу или маму и крепко оплетала чью-то ногу своими ногами. Эти игры, скольжение друг по другу наших обнаженных тел создавали ощущение необыкновенной близости и родства.

Когда они потом уплывали дальше в море (чтобы заняться любовью, как я теперь понимаю), я рыдала и чувствовала себя потерянной - ведь у них вновь появлялась отдельная от меня тайна! И как я радовалась, когда потом они возвращались ко мне и наши игры продолжались!

После этого я стала как будто взрослей. На всю жизнь у меня осталось чувство особой близости с папой и мамой, хотя больше в нашей жизни таких купаний не было. Я уже замужем и мужа своего люблю, но к родителям отношусь по-прежнему трепетно. Я чувствую свою исключительную общность с ними. Ближе у меня никого нет.


Это произошло, когда мне было 13 лет. Я гуляла с подругами в парке. Мы прошли все аттракционы, пили соки и ели мороженое. Это был настоящий праздник! И день такой прекрасный. Все было просто замечательно.

Одно только не давало мне покоя - случай, когда я заходила в туалет в дальнем конце парка. Он был деревянный, со множеством отверстий. И когда я сделала свое дело и встала, вдруг увидела, как в одном из отверстий мелькнул глаз... Я испугалась и выбежала. Но мысль об этом происшествии не отпускала меня... и это был не только страх, но и что-то другое... Когда я легла спать, то долго не могла уснуть, вспоминая...

На следующий день я встала с полностью оформившимся решением – снова пойти в парк... одной... В нижней части живота был холодок... я чувствовала совершенно новое ощущение - страх, перемешанный с этим очень приятным холодком... Подходила к туалету я на ватных, плохо слушающихся ногах.

Войдя, прежде всего посмотрела на отверстия. Там ничего не было видно. Я присела. Соседняя кабинка была пуста. После нескольких минут ожидания решила уйти, но тут услышала шаги...

Я встала и посмотрела в щель двери. По дорожке к туалету шел мужчина.

Ему было на вид лет 40-45. Он вошел в соседнюю кабину. Я уже хотела открыть защелку и уйти, но тут мой взгляд упал на большое отверстие, и я увидела там глаз... Я растерялась, ноги мои снова стали ватными... но быстро оправилась и решила посмотреть, что будет, если я сделаю кое-что... Встала напротив отверстия, боком к нему и, поглядывая искоса, стала поднимать юбку...


Надо же, люди из больших городов даже книжки пишут о «первых сексуальных ощущениях». А я вот выросла в небольшом поселке, и у нас секс между детьми, начиная лет с 6, был обычным делом. Даже имелось специальное название «нижний поцелуйчик». То есть все было, как у взрослых - выбиралось время, место... Полностью раздеваться, конечно, не приходилось, но снимались трусики, мальчик спускал брюки до колен, ложился на девочку...

Я нигде об этом не читала, но знаю по себе, что у девочек перед плевой есть область, куда можно ввести член на 2-2.5 см без боли и без нарушения девственности. Мальчикам как раз хватало, чтобы ввести головку - самую чувствительную часть и даже подвигать ею. Девочке было главным не слишком раздвигать ноги, чтобы мальчик не «увлекся» и не проник дальше, чем следует. Вот, собственно, и вся техника.

Жителями поселка все это воспринималось как само собой разумеющееся.

Родители относились к этому спокойно-добродушно и не делали трагедии из таких вещей, даже подшучивали на эти темы (видимо, сами через это прошли). Помню, пьяный отчим спрашивал меня, когда я подросла: «Ну, что, ты уже трахаешься или все нижними поцелуями промышляешь?». Считалось, что девочке после 12-13 лет уже неприлично заниматься «нижними поцелуйчиками» - она должна либо «давать», либо хранить девственность.

Никаким секретом или «таинством» это не было. Если между мальчиком и девочкой возникала влюбленность, то рано или поздно эти отношения заканчивались в кустах «нижним поцелуйчиком». А поскольку влюбленности у детей вспыхивают и угасают быстро, то годам к 10 все мы уже знали друг друга практически наизусть. Выбор партнера тогда производился уже по другим принципам - для удовольствия (а удовольствие от этого было!).

Среди мальчиков ценились осторожные, аккуратные, те, кто держал себя в руках и не «увлекался». - т.е. с кем можно было расслабиться и не держать постоянно ноги в напряжении.

Девочки котировались по физиологическому устройству (крупные губы, глубокий вход) - в общем, по наличию места, куда мальчик мог бы «пристроить» свою головку.

Я была не красавицей, но котировалась очень высоко - у меня была именно такая физиология. Когда в 1-м классе появился первый «воздыхатель» (третьеклассник стал провожать меня до дома), я попросила более опытную подругу рассказать, как делается «нижний поцелуй» (понимала, чем дело должно закончиться). Она мне без стеснения все рассказала, даже показала на себе: сдвинула трусики и ввела большой палец примерно до первой фаланги. И однажды весной, когда стало сухо, мы с этим приятелем, не сговариваясь, отправились за сарай (было во дворе такое укромное местечко). Все, кто был в это время на улице, проводили нас понимающими взглядами. Похихикали, потерлись, поцеловались («верхним»)... А потом он стянул с меня колготы вместе с трусами, прижал к стенке сарая, спустил брюки и «поцеловал нижним»...

Я ничего не успела ни особенно разглядеть, ни почувствовать. Не было каких-то сильных сексуальных эмоций. Только ощущение удовлетворения и гордости от того, что теперь я - «как все». А потом «понеслось». Я довольно быстро стала получать удовольствие и даже наслаждение, особенно, если ситуация позволяла действовать не на скорую руку, а со «вкусом, с толком, с расстановкой».

Для этого мы уходили за поселок через поле и устраивались в лесополосе.

Шли довольно большой компанией, но все по парам и все знали, зачем. Там уже расходились кто куда. Иногда удавалось стащить из дома байковое одеяло, так что в хорошую погоду можно было, устроившись на одеяле, раздеться догола. С умелым терпеливым партнером, отключившись от всего вокруг и слившись в «нижнем поцелуйчике». можно было долго-долго лежать, наслаждаясь...


Очень часто приходится читать в различных интим-изданиях о зловредных отчимах, насилующих беззащитных падчериц. Все эти рассказы выглядят одинаковыми, написанными, как под копирку, и такое впечатление, что их пишут сами журналисты с целью преподнести публике мораль. Поэтому я хочу рассказать о своем случае. У меня были сексуальные отношения с отчимом, но такие, что мне, как я считаю, это пошло только на пользу.

Отца своего я не видела и не помню. По этому поводу я с малых лет очень переживала - ведь у всех других детей были папы или «дяди». Я переживала, что мы с мамой какие-то неполноценные. Поэтому, когда в нашем доме появился, наконец, «свой» мужчина, я была в восторге.

Андрей (я звала его по имени) пришелся мне по душе, он принял меня как свою, с одинаковой любовью относился и ко мне и к маме - я это видела.

Мы втроем постоянно были вместе, по выходным ходили в парк, в кино. Для меня, семилетней девочки, он тоже быстро стал «своим» мужчиной.

Единственное, что омрачало мою радость, это то, что, после того как меня укладывали спать, в доме начиналась особая, «ночная» жизнь, в которой мне не было места. Мы жили в однокомнатной квартире и часто, не успев заснуть, я видела довольно откровенные интимные сцены с участием мамы и Андрея. Не могу сказать, что это повергало меня в шок (как многих детей), наоборот - некоторые казались мне красивыми и волнующими.

Например, когда мама принимала позу всадницы, я, затаив дыхание, смотрела на ритмичные движения ее красивого тела, на запрокинутую голову с распущенными волосами...

Смысл этих занятий мне был не очень понятен, но налицо была несправедливость, которая меня возмущала. Днем мы все были вместе на равных условиях, и этот Мужчина принадлежал поровну каждой из нас. Но ночью меня отставляли в сторону и он принадлежал только маме! Я решила предъявить свои права.

Андрей часто оставался по утрам дома, отсыпаясь после ночного дежурства, а мама уходила на работу. Выбрав один из таких дней, я перебралась в кровать к Андрею, стала к нему ласкаться и тормошить. Когда он проснулся, я стянула трусики, уселась на него в той же самой позе всадницы и начала повторять те же движения, что видела у мамы. Он спал обнаженным, поэтому все получалось, как на самом деле! Однако он не захотел играть со мной в эту игру и довольно грубо сбросил меня. От обиды я чуть не заплакала, но снова упрямо полезла на него. Он еще более резко меня отбросил, и тут я разрыдалась по-настоящему. Он смотрел на меня с гневом и недоумением, и я, сквозь слезы, стала выкрикивать свои претензии.

Надо отдать ему должное, он все это понял и лицо его смягчилось. Я чувствовала, что он ищет выход из этой ситуации. И он нашел этот выход!

Во-первых, он сказал, что теперь у нас с ним тоже будет тайна, о которой никто не должен знать, даже мама. Это уже наполовину примирило меня с действительностью.:-) Потом он провел со мной обстоятельный разговор на тему «откуда берутся дети». И не только рассказал, но и подробно показал - на себе и на мне.

Он разрешил мне рассмотреть и потрогать все его мужские особенности, показал, какая часть моего тела должна будет в свое время принимать мужчину. Объяснил, что у каждой женщины должен быть свой мужчина и что он принадлежит только маме, а у меня будет собственный. Под конец, по моей просьбе, мы с ним изобразили половой акт во всех подробностях, кроме проникновения - и я смогла увидеть эрекцию и выделение спермы.

После этого все как-то встало на свои места. У меня больше не было обид.

Во-первых, у меня была Тайна. Во-вторых, я теперь четко понимала: что делается, с какой целью, каким способом и почему я не могу принимать в этом участия. Что это для меня не обидное, а просто - «не мое».

С тех пор я стала спокойно засыпать, не особо прислушиваясь к тому, что делается по ночам. А когда мы переехали в новую квартиру, где у меня была своя комната, я и вовсе перестала об этом вспоминать, посвящая время перед сном изучению собственного тела..-)

Надо сказать, этот опыт очень помог мне в жизни. В то время, как мои подружки возбуждали друг друга рассказами об этом (наполовину состоящими из небылиц), мне было просто смешно. Они навязывались первым попавшимся парням, чтобы «испытать» это в каком-нибудь грязном подвале, а я никуда не торопилась. Потому, что ничего мне не хотелось «испытать» - я все уже доподлинно знала. Моя недоступность только разжигала парней - они сами стремились показать себя с лучшей стороны, а я могла из них выбирать. И выбрала, в конце концов. Самого замечательного. :-)

И я очень благодарна Андрею. Считаю, что моя нынешняя благополучная семейная жизнь - во многом его заслуга. Он был и остается одним из самых близких мне людей.


Я это почувствовала впервые, как ни странно, еще в детском саду. Во время сончаса лежала и представляла себя с разными взрослыми мужчинами - которых видела по телевизору, которых встретила на улице и т.д. Никакого испуга не было, все воспринималось очень естественно. Единственным опасением было - чтобы об этом не узнали родители.


В возрасте 10 лет родители отправили меня на каникулы к моей двоюродной сестре Гале. Их семья жила в небольшом городке на юге России. Сестра была старше меня на год и отношения поначалу не складывались. Я познакомилась постепенно со всеми ее друзьями и подружками, но держалась от них в стороне, сама по себе.

Меня обижало, что у них есть какие-то свои интересы. Иной раз они всей компанией срывались с места и убегали куда-то, даже и не думая пригласить меня с собой. Эту ситуацию заметила тетя Таня, Галкина мама, начала стыдить и приказала, чтобы та уделяла мне больше внимания. Знала бы она...

На следующий день, когда родители ушли на работу, я проснулась и увидела, что Галки нет в нашей комнате. Я пошла по квартире и обнаружила, что она сидит в комнате у родителей и смотрит телевизор.

Увидев меня, она хихикнула и сказала: «Посмотри-ка!».

Так я впервые увидела сексфильм, который Галка смотрела по видику тайком от родителей. Не сказала бы, что это произвело на меня слишком большое впечатление поначалу, но зато лед в отношениях с сестрой был сломан – мы стали связаны одной тайной. Это дало мне «пропуск» и в ее компанию. А там, оказалось... было нечто...

В те годы в стране была какая-то «сексуальная революция». По ТВ ежедневно крутили фильмы, мало отличающиеся от порнухи. А уж о том, что было на кассетах и продавалось на каждом углу, можно вообще не говорить.

Только дурак мог думать, что дети этого не видят и не интересуются увиденным. А если интересуются, то обязательно попытаются попробовать.

Так вот, эта компания была, как сказали бы сейчас, своего рода детским свингер-клубом. Собирались они на пустыре, заросшем бурьяном в рост взрослого человека. Действие начиналось с того, что тот, кто сумел увидеть накануне «свежий» сексфильм или часть фильма, начинал рассказывать его сюжет, смакуя детали постельных сцен.

От рассказа вся компания потихоньку возбуждалась. Нередко было так, что фильм видели сразу несколько человек. Тогда те, кто видел, начинали демонстрировать это остальным... Разыгрывалась настоящая любовная сцена с постепенным раздеванием, поцелуями, взаимными ласками - и, наконец, с совокуплением. От этого зрелища окончательно «заводились» остальные, каждый выбирал себе пару и повторял вслед за первыми. В результате на пустыре в скором времени стояло и лежало 4-5 совокупляющихся пар.

Единственное, чем это отличалось от настоящего секса, это тем, что половой акт только имитировался тесным соприкосновением половых органов и трением без проникновения. Оральный же секс был обычным делом. Когда я впервые была допущена на этот пустырь, тогда я и почувствовала свои первые сексуальные ощущения - земля просто стала уходить у меня из-под ног.

Это было совсем не то, что смотреть фильм со взрослыми дядьками и тетками. Это было нечто такое, от чего перехватывало дыхание, и я не знала, за что хвататься - за живот или за голову. Заводилами в этой компании были один из старших мальчиков и моя сестра Галка. В первый раз они стали разыгрывать сцену соблазнения мужчины женщиной из фильма, который мы с ней смотрели. Я была потрясена, увидев, как Галка постепенно раздевается догола на виду у всех, расстегивает мальчику брюки, снимает их, трогает и гладит его, а мальчик гордо выставляет перед всеми свое окрепшее «достоинство»...

Поначалу я не принимала участия в этих играх (все таки считалась новенькой), да и для самой это еще был шок. Но, надо сказать, такие вещи очень затягивают, и к третьему разу, я уже мечтала, чтобы меня выбрали.

Когда почувствовала, как сзади ко мне прижался один из мальчиков, то откинулась назад, обвила руками его шею и стала целовать... В это время другой мальчик, оставшийся без пары, подошел спереди и снял с меня трусики.

Затем оба стали снимать остальную одежду, потом разделись сами и прижались- один спереди, другой сзади.... Они ритмично терлись о меня своими телами, и это было очень приятно. Через несколько дней я уже «перепробовала» всех мальчиков и вошла во вкус. Скоро я уже сама смогла раздеть одного из них и, встав перед ним на колени, сделала ему минет.

Вместе с Галкой мы несколько раз изображали лесбийские сцены. Странно, но «на публике» это меня не заводило. А вот когда мы с ней приходили домой и оставались наедине, то неожиданно набрасывались друг на друга и мучили друг друга ласками...

Вернулась я домой совсем другим человеком - уже не ребенком... А через несколько месяцев мама вдруг стала меня допрашивать, сильно ли я дружила с Галкой, ходила ли я куда с ней... По этим вопросам я поняла, что случилось что-то неладное и компанию, видимо, «накрыли». Конечно, я сообразила от всего отпереться. Но на каникулы меня больше туда не посылали и сестру свою я с тех пор ни разу в жизни не видела...

Думаю, это оказало очень сильное влияние на мою сексуальность. Я замечаю за собой тягу к групповому сексу. Реально такие возможности выпадали не часто, но всякий раз, когда ситуация развивалась в этом направлении, я неосознанно (развязностью, кокетством) как бы нарочно подталкивала тех, кто был рядом, к этой мысли...

Продолжение тут.