Первый сексуальный опыт женщин (часть 2)

Отправлено dodo от 03.09.2012 - 03:09

Дети и подростки далеко не асексуальны, как думают многие поборники традиционной морали. Детям, даже допубертатным, доступны сильные сексуальные эмоции и способность получать удовольствие. В подтверждение этому мы публикуем еще одну порцию историй из книги "Женские тайны. Первый сексуальный опыт: Рассказы реальных женщин" (изд-во Геликон Плюс, 2002, ISBN: 5-93682-105-6).
Первая порция тут.


Так получилось, что мои первые сексуальные эмоции оказались направленными не на мужской пол. Дело в том, что у меня есть брат (старше меня на 4 года), поэтому анатомию мужчин я с детства воспринимала как что-то само собой разумеющееся.

В те годы мы жили в страшной бедности, снимали квартиры, спать приходилось иногда всем вместе. В квартирах часто не было воды, а когда ее включали, мама старалась поскорее вымыть нас, детей. Поэтому мылись мы чаще всего вместе с братом, спали вместе на одном матрасе.

Разумеется, я видела все подробности, но они меня не волновали. Просто - мужчины «такие», а женщины - «такие».

Когда мне было лет 10, мы переехали на очередную квартиру. Вода там шла постоянно, поэтому мыться мы стали все порознь. Правда, душ был сломан - висел только шланг, из которого сильной струей хлестала вода. И вот однажды, когда я мылась, этот сильный поток попал мне в промежность и, видимо, точно угодил в чувствительное место. Меня как будто подбросило пружиной - от неожиданности поначалу я испугалась новых чувств, которые возникли из ниоткуда и не хотели уходить.

Но эти ощущения были и пугающими, и приятными одновременно, поэтому, когда испуг прошел, я захотела повторить опыт. Это удалось не сразу и не в тот же самый день, а только тогда, когда до меня дошло, что просто поливать пису снаружи водой недостаточно. Источник удовольствия оказался скрыт глубже, но в конечном итоге я разобралась и получила нужный результат, раскрыв двумя пальцами губки.

С тех пор для меня в ванной началась особая жизнь. Я стала бегать туда каждый день и засиживалась подолгу, проводя своп эксперименты. Я обнаружила, что гораздо приятнее сочетать напор струп с ритмичными движениями пальца. Можно было нацелить струю в «заветное местечко» и плотно зажать шланг ногами. Не менее приятно оказалось раскрыть губки и вложить туда флакон из-под шампуня, а затем крепко обхватить ногами этот флакон и, взявшись за выступающий колпачок, качать его вперед-назад.

Всевозможные игрушки тоже были мной испытаны на предмет получения удовольствия. Но самым приятным для меня всегда оставался мощный напор струи. Поэтому, когда мы переехали на следующую квартиру, я первым делом свинтила головку с душа. :-)

Естественно, эти занятия приходилось скрывать и каким-то образом оправдывать свои ежедневные многочасовые «посиделки» в ванной. Я брала с собой много игрушек («играть»), потом стала брать книжку («принимаю ванну и читаю»). А сама в это время сидела в позе лотоса. :-)

Какой отпечаток это оставило? Пожалуй, то, что долгое время я не могла понять, почему всех так волнуют сексуальные отношения между мужчиной и женщиной. Девчонки шептались, что это «та-а-акое удовольствие»... А я не могла сообразить, зачем нужен мужчина. Я представляла себе своего старшего брата и не понимала, что в нем (или в другом мужчине) может быть такого, что дало бы мне еще большее удовольствие.


Впервые я почувствовала, что меня тянет к мужчинам, в детском саду. Смешно? Но, на самом деле, чего мы там только не вытворяли... Помнится, был и стриптиз, и рассматривания интимных мест друг друга.

Вот тогда меня в первый раз и повлекло по-настоящему к мальчику. Не удивляйтесь, но у нас был детский оральный секс! Он, правда, заключался в том, что мы целовали друг другу интимные места, но мне было приятно. Самое забавное, что нас за этим занятием застукала воспитательница! Я даже представить не могу, что она подумала или почувствовала... Хотя, может быть, эта сцена впоследствии преследовала ее всю жизнь в виде бурных эротических фантазий - кто знает??? :-))


Вы, наверное, знаете, что в детском саду бывает тихий час. Так вот, там никого не интересует - хочет ребенок спать или нет. Я всегда была из тех, кого слова «тихий час» приводили в ужас. Что делать, когда все уснут? Именно этот вопрос постоянно крутился в моей детской голове.

Вскоре я нашла на него ответ. Я понемногу стала изучать свое тело... все ниже и ниже... Каждый раз я боялась, что меня обнаружат и будут ругать, поэтому все мои движения были очень аккуратными. Делая вид, что сплю, я тихонько снимала с себя трусики и поглаживала внизу живота. При этом я испытывала такие приятные ощущения, что не могла остановиться.

Однажды моя воспитательница решила поправить мне одеяло. Это была совсем молоденькая девушка. Когда она приподняла одеяло и увидела, что я лежу без трусиков, а мои ручки покоятся на моей писе, то посмотрела на меня с таким непониманием, что я покрылась краской стыда.

Занятий этих я не прекратила, но с тех пор осознавала, что это очень плохо. Однако уже тогда я не сомневалась - такое делают все!


Первое сексуальное переживание связано у меня с ощущением чего-то запретного и постыдного. Мне было лет 7 или 8. Мы с моим двоюродным братом играли в доктора, причем пациентом был именно он. Я помню, что меня очень волновал вид его обнаженных ягодиц, приспущенных брюк и трусов. Я понимала, что если родители увидят, чем мы занимаемся, то вряд ли похвалят нас.

Запретность и постыдность делали весь процесс еще более привлекательным. Я много лет носила это в себе, старательно скрывая, что мне нравится смотреть или читать описание порки (но не сильной, без жестокости). Я считала это грязным - ведь я росла очень правильной девочкой. И только много лет спустя я смогла рассказать об этом любимому, который помог мне разобраться, что в этом нет ничего ужасного, а сама я вовсе не извращенка.


Мое детство прошло в мужской компании. Само по себе мужское общество с эротическими и сексуальными отношениями не ассоциировалось. Хотя изучение мужских достоинств мальчишек, поцелуи и другое баловство были, конечно. Но впечатлений не оставило.

А вот то, что можно вспомнить и чтоб от одного воспоминания почувствовать возбуждение - это было в 13 лет. Мне, наверное, повезло - я ощутила это со взрослым парнем, на 8 лет меня старше. Лето, компания, лес, костер, вино и нежные ухаживания. На самом деле - нежные, умелые, ненастойчивые, но упорные ласки и понимание моего страха. Это было супер!!!

Представьте, что вся эта идиллия происходила на фоне сумасшедших сексуальных отношений моих друзей и подруг. Как это он себя сдержал?? Ума не приложу. :-)))


Очень смутное воспоминание из детства. 5-6 лет, дача, какие-то огороды. Я и трое мальчишек. Мальчики снимают трусы и начинают выхваляться друг перед другом, у кого как «стоит» (у них уже стояло!). Я с ними рядом, гляжу на эти «стручки» и мне безумно хочется их потрогать.

Рука тянется самопроизвольно. Никогда ни у кого ни одну часть тела мне не хотелось потрогать. Ни нос там, ни ухо. А к этому тянет, как магнитом. Я не выдерживаю и прикасаюсь к одному - ощущение непередаваемое... А он хихикает, но явно не против. Я начинаю гладить, почему-то сразу понимая, что делать это надо очень осторожно.

И чувствую, что ему нравится, да тут он и сам с удивленным придыханием говорит: «Ух ты, вот это да!». И сейчас же все остальные начинают меня просить погладить, подставляют, отталкивают друг друга... И я по очереди глажу всех. Потом в эту игру играем постоянно. Я становлюсь в этой компании самым незаменимым человеком. Кайф непередаваемый - и от ощущений и, от сознания собственной значимости.

А потом в нашей компании появляется новый мальчик - старше года на два. Мои друзья решили подольститься к «старшему товарищу» и пригласили разделить удовольствие. Мальчик смотрит на то, чем мы занимаемся, кривится, а потом говорит в мой адрес презрительно: «Проститутка!».

Это как ушат холодной воды. Смысла слова я не понимаю, но ясно, что оно очень обидное (и, видимо, сказано по делу). Жгучий стыд и страшная обида на приятелей - зачем позвали этого... Я в слезах убегаю. Ссора на долгие годы...


(второй рассказ той же женщины)

Воспоминания всплыли неожиданно, уже лет в 12. Начало созревания. Соседи попросили переночевать с их сыном 8 лет (сами ушли в гости на всю ночь). Чтобы не боязно было одному.

Жарко, мальчик бегает по дому в одних трусах, а на меня накатывает неудержимое желание их снять... Только как? Просто так нельзя, нужен повод. И я слегка его подталкиваю, чтобы он упал и плюхнулся попой прямо в акварельные краски. Ну, вот и все. Нужно идти в ванную - снимать трусы и стирать их...

Пока идем к ванной, начинает бить крупная дрожь от возбуждения и предвкушения. Снимаем испачканные трусы. Какая прелесть там, под ними! Одно легкое движение ладошкой - и все поползло вверх... Крепенький, упругий -так бы и проглотила... Еще несколько движений - и Вовка мой. Стоит, вытянувшись стрункой, глупо улыбается - нравится... И еще вся ночь впереди. После этой ночи у меня есть покорный, готовый на все слуга. И это - только наше с ним, никаких посторонних. Родители не нарадуются - такая хорошая девочка, так заботится о младших... Меня теперь постоянно просят прийти, последить за поведением, позаниматься... А мы пользуемся положением - до изнеможения...


Иногда мне кажется, что я родилась с постоянными мыслями о сексе. Первое воспоминание - это тихий час в детском саду. Я спала на кровати, вокруг которой спали только мальчики. Воспитательницы в комнате не было, и мы решили «поиграть». Помню они снимали свои трусики, а я должна была дотронуться до их писей, я трогала мизинцем, а затем мы смеялись. Еще я легла на живот, освободив свою попу, которую все целовали. Почему-то никакого стыда не было. Только интерес.


Лет в 8-9 приехали погостить мои двоюродные братья. Один раз мы все вместе пошли в гости к одной из подруг и там разделились на пары. Мой старший брат (ему было лет 9-10) остался со мной, а младший (6 лет) подсел к другой девочке (ей было лет 7).

Мы обнимались, целовались в щечку, а потом стали изображать взрослых дядь и теть. Мальчишки легли на нас сверху и говорили всякие слова. Впоследствии мне почему-то стало очень стыдно за тот случай и я никогда об этом не разговаривала ни с братьями, ни с подругой.

Вряд ли это как-то на меня повлияло, просто первое смутное воспоминание.

А вот то, что оставило след, случилось немного позже. Я всегда была очень впечатлительным ребенком, боялась спать в темноте, всяких страшилок и т.д.

И поэтому я спала вместе с бабушкой в одной комнате, но даже это не спасало. Когда ложилась, я зажимала руку между ногами, согревалась, успокаивалась и засыпала. (Кстати, и сейчас за собой это иногда наблюдаю.) Даже когда я с вечера клала руки под голову, утром одна из них была там, между ног.

Это как-то заметила моя бабушка и начала меня стыдить, повела в церковь на исповедь и грозила рассказать все отцу. Я этого так испугалась, что стала еще больше дергаться перед сном. Старалась засыпать раньше всех и, когда просыпалась, валялась до тех пор, пока кто-нибудь не встанет...

Ну, а больше всего я испугалась попа, когда меня водили исповедоваться. Он сказал, что это большой грех, а бабушка сказала, что это очень плохо сказывается на здоровье...

И это, действительно, плохо сказалось на моем здоровье - у меня поздно начались месячные и они долгое время были очень болезненными. Все наладилось только после начала регулярной половой жизни.

На мою сексуальность это очень сильно повлияло - я долго не принимала свою женскую сущность, возникло очень много комплексов.


Впервые сексуальные ощущения меня посетили где-то в 7 лет. Мы со старшим братом (который старше меня на 5 лет) играли в «доктора», в «фотографа и модель», в «робота». Конечно, фотоаппарат был без пленки, но мне нравилось позировать, меня это очень возбуждало.

Когда родителей не было дома, мы играли в эротические игры. Раздевались и показывали друг другу интимные места. Его это сильно возбуждало и меня тоже. Еще мы играли в робота. Как будто я робот, и, чтобы меня включить, надо найти красную кнопку и нажать на нее. Брат искал эту кнопку в интимных местах, трогая там и доводя меня иногда этим до оргазма.

Часто мы, когда оставались одни, смотрели порнуху и повторяли то, что видели на экране, только его член не проникал в мое влагалище. От родителей все, конечно, скрывалось. Сейчас мы, естественно, сексуальными играми не занимаемся. У меня есть постоянный парень, которого я люблю.


Довольно быстро мои первые сексуальные ощущения перешли в постоянный сексуальный интерес. Уже после первого класса, когда меня отдали на лето к бабушке с дедушкой в деревню. Место было очень тихое, мне была позволена довольно большая свобода.

Целыми днями мы с подружкой бегали по всей деревне, играли где хотели, даже убегали то в лес, то в поле. В то лето прошли сильные дожди и за околицей села образовалась большая лужа. Она привлекла наш живейший интерес - оказалось, в ней классно пускать кораблики из щепок или из сосновой коры. Гонимые ветерком, эти кораблики часто устремлялись к центру лужи и тогда приходилось разуваться и лезть их выручать.

Наши игры привлекли внимание одного деревенского мальчика, точнее, уже парнишки, лет 14-15. Он стал проявлять о нас «заботу». Нельзя, мол, босиком залезать в холодную воду - иначе заболеете. Мы, его, конечно, не слушались и упрямо лезли за своими корабликами. Тогда он, разувшись, стал лазить за нами сам и выносить на «берег». Вытаскивал он нас из воды своеобразно: подхватывая одной рукой под попу, а другой спереди.

В первый же раз, когда я почувствовала прикосновение его пальцев, во мне возникло то же самое острое сексуальное ощущение, как в том случае, когда на меня смотрели мальчишки в Ленинской комнате. Только теперь оно шло от прикосновения чужой руки. Естественно, как только он поставил меня на землю, я тут же опять полезла в воду. И он снова таким же образом вынес меня, а затем и мою подружку.

Она, похоже, испытывала те же ощущения, что и я. Мы при этом хихикали, что-то кричали, дразня его (как будто лезли в воду для озорства). Он в ответ бубнил нотации о вреде холодной воды. Так продолжалось изо дня в день, и заигрывались мы до какого-то полубезумного состояния.

За время короткого пути от центра лужи до берега пальцы парня лихорадочно изучали нас: щупали, мяли, теребили. И это было ни с чем не сравнимое удовольствие! Со временем отработалась даже специальная техника - как устроиться на его ладони и подставиться так, чтобы ему было удобнее щупать.

С утра, едва проснувшись, мы со всех ног бежали к луже - дожидаться своего «кавалера». Не знаю, как подруга, а я через несколько дней стала по пути забегать в кусты, снимать там трусики и прятать. Прикосновения к голому телу оказались еще более волнующими, пальцы смогли проникнуть в ложбинку, погладить и потеребить поглубже, ощущения становились необычайно острыми. Я теперь думаю, что подружка вообще не надевала трусов, потому что парень уделял нам обеим поровну внимания.

При этом никогда между всеми нами не было произнесено ни единого слова, ни одного намека на «неприличность» происходящего. Мы с подругой просто играли в кораблики, парень заботился о нас, неразумных. Внешне все выглядело совершенно благопристойно. Короткие, жадные сексуальные игры продолжалось только в то время, пока мы висели в воздухе. Но ни словом, ни действием никто из нас не акцентировал существование сексуальной подоплеки происходящего.

Только один раз, когда подругу почему-то не отпустили на улицу и мы играли в эту игру вдвоем с «кавалером», он не сдержался. После одного из «выносов тела» он не отпустил меня, а, поставив на землю, продолжал еще долго теребить, гладить и ощупывать. И хотя при этом его палец сумел попасть как раз на самую чувствительную точку в ложбинке (отчего я прямо-таки задергалась), я вырвалась, быстро прекратила игру и ушла домой. Негласный уговор был нарушен и мне стало стыдно. Он не должен был просто так трогать мою писю!

Эти-то «условности» и привели, в конце концов, к краху замечательной игры. Погода установилась жаркая и лужа постепенно высохла. Несколько дней мы еще прибегали на это место и стояли там втроем в состоянии растерянности. Предлога больше не было. А без предлога было нельзя. Что делать... Пришлось заняться другими играми, а об этой забыть.

С той поры обозначилось очень четкое направление моей сексуальности - преимущественная тяга к мужчинам. В отличие от многих девушек я никогда даже не пыталась мастурбировать. Зато необыкновенный прилив сексуальности возникал при общении с парнями (особенно постарше). Мне всегда нравились их прикосновения, даже откровенные грубоватые похлопывания по попе.


Лет в 12-13, в конце летних каникул, у нас с мальчиками начались «особые» игры. Днем все было, как обычно, и игры обычные, детские. А вечером, когда темнело, в тех же самых кустах происходило совсем другое. В августе уже часам к 10 вечера темнота - хоть глаз выколи. Среди кустов же темнота была вообще абсолютной. Стоя буквально рядом, невозможно было разглядеть лица.

И в этой темноте начинали свою игру руки. Кто-то трогал тебя, кого-то трогала ты. Из темноты тянулись руки и касались самых интимных мест. Стыдно не было, потому что неизвестно было, кто тебя трогает, а кого трогаешь ты.

Все делалось молча, только иногда слышались легкие повизгивания - некоторые прикосновения оказывались весьма чувственными. Случалось, сразу несколько рук касались тела, обхватывали грудь, залезали между ног. Иногда удавалось схватить мальчишку за крепкий торчащий «сучок» (при этом сердце ухало вниз). Бывало, что под моей рукой оказывалась и девичья грудь (удивительно, но в темноте это тоже возбуждало).

Под одежду никто не лазил, но, по молчаливому уговору, все старались одеться полегче. Я обычно надевала только тонкий тренировочный костюм на голое тело. Домой приходила красная, ошалевшая и никак не могла толком объяснить маме, какие же игры могут быть в такой темноте. И с нетерпением ждала нового вечера.

Комментарии

Херня какая-то. Девочки в этом возрасте довольно часто получают удовольствие от купания в фонтанах и писанья в трусики. У многих остаётся и потом :-)