Обвинение в педофилии – лучший способ расправиться с врагом

Отправлено dodo от 15.11.2012 - 03:33

Массовая болезнь?

Ставшие почти ежедневными сообщения о задержанных педофилах заставляют нас задуматься о том, что совращение несовершеннолетних в Украине – массовая преступная болезнь. Если раньше подобного рода новостей было от силы три-четыре в год и воспринимались они общественностью как нечто из ряда вон выходящее, то сейчас пресса и телевидение буквально заваливают народ подобным негативом. Почему так происходит?

Есть только три возможных ответа на этот вопрос. Первое: раньше и правоохранительные органы, и пресса замалчивали факты насилия над несовершеннолетними. Второе: их стало настолько больше, что скрывать масштабы проблемы уже невозможно. И третье: обвинение в педофилии стало самым легким способом расправиться с недругом.

Первые два пункта неразрывно связаны между собой. Психиатры доказали, что часть нездоровых людей, испытывающих сексуальное влечение к детям, не помышляют о воплощении своих фантазий в жизнь до определенной поры. Зачастую муссирование прессой уже совершенных преступлений наводит их на страшную мысль о том, что насилие возможно. Получается, говоря о педофилии, мы ее умножаем.

А по поводу третьего пункта откровенно признаем, что сегодня обвинение в педофилии – самое мощное оружие для уничтожения врага. Насилие над детьми настолько страшно, что лучшее обвинение конкурента, соседа или любого другого недруга и представить сложно: после одной случайной фразы «он приводит в квартиру детей» подозреваемый навсегда становится изгоем.

Печальные примеры

Уже больше десяти лет Франция да и вся Европа пытаются разобраться в так называемом деле "Утро" (название городка в департаменте Па-де-Кале), по которому сначала обвинили в педофилии 17 человек и которое теперь называют не иначе как катастрофой правосудия. История началась в 2000 году, когда полиция узнала, что супружеская пара Делей занимается растлением собственных детей. Супруги были арестованы и сознались, что насиловали не только своих отпрысков. Причем делали они это в компании других взрослых, среди которых были священник и юрист. 18 детей-жертв в возрасте от 3 до 12 лет подтвердили эти факты, назвав новые имена насильников. Опираясь на показания четы Делей и детей, полиция арестовала 17 человек. Говорилось о разоблачении крупной сети педофилов. Судебный процесс начался лишь в мае 2004 года. В итоге 7 из 17 подозреваемых были признаны невиновными и отпущены на свободу. Главная свидетельница Мириам Делей призналась, что оговорила этих ни в чем не повинных людей. Почему же дети подтверждали ее показания? «Я боялся, что, если не скажу полицейским «да», они меня заругают», – признался потом один мальчик. Чета Делей и еще одна супружеская пара, признавшие себя виновными, были приговорены к длительным срокам заключения за сексуальную агрессию по отношению к собственным детям. Остальные 7 человек, отрицавшие свою вину, тоже получили сроки. Обвинительный приговор они обжаловали в апелляционном суде Парижа, и в конце ноября 2005 года эти семеро были признаны невиновными. Генеральный прокурор Парижа прибыл в зал суда и принес извинения. Несколько дней спустя перед бывшими заключенными извинился президент страны. Но самое страшное, что один из несправедливо обвиненных покончил с собой в тюрьме. Другой, сам в прошлом юрист, пытался покончить жизнь самоубийством уже после освобождения, ибо не видел для себя никаких перспектив. Другая супружеская пара до сих пор сражается за право воспитывать собственных детей – хотя они и признаны невиновными, родных чад им пока не доверяют.

Позором украинского правосудия считается уголовное дело о преступлениях «пологовского маньяка». 22-летний Яков Попович провел за решеткой почти половину жизни, после того как его прямо с урока увели милиционеры и заставили признаться в изнасиловании и убийстве 9-летней племянницы. Спустя годы выяснилось, что девочку убил бывший следователь Сергей Ткач. Этот сексуальный маньяк из запорожского города Пологи на допросах признался в убийстве ста человек. Но самым шокирующим обстоятельством стало то, что почти по каждому из доказанных эпизодов дела Ткача преступник уже был найден и сидел в тюрьме. Как оказалось, в Запорожской и Днепропетровской областях милиционеры попросту выбивали из невинных людей признательные показания и сажали их на долгие сроки. Так, Владимир Светличный из Павлограда был обвинен в убийстве и изнасиловании собственной девятилетней дочери. Он не дождался судебного позора и повесился в камере днепропетровского СИЗО.

Семейные конфликты

К сожалению, обвинение в педофилии как способ устранения неугодного нередко практикуется и в делах семейных. Что поразительно, подчас сами дети, особенно продвинутые подростки, осведомленные благодаря СМИ об отношении общества к педофилам, прекрасно знают, как можно избавиться от ненавистного отчима или, к примеру, учителя: достаточно лишь слов «он приставал».

Так совсем недавно в Верховный суд Татарстана поступила кассационная жалоба 16-летней жительницы Альметьевска, которая просит пересмотреть дело своих родителей. Отчим девочки-подростка и ее родная мать были осуждены за педофилию на 19 лет лишения свободы. В кассационной жалобе девочка пояснила, что дала в отношении матери и отчима ложные показания. По словам заявительницы, она была против их брака.

Ну если даже дети прибегают к таким грязным методам устранения неугодных родственников, так недовольным женам, как говорится, сам Бог велел. К примеру, чтобы не делить имущество при разводе, женщины обвиняют мужей в педофилии, таким образом на долгие годы (а то и навсегда) избавляясь от надоевшего супруга.

С подобной проблемой обратился в «1К» житель Симферополя А. В свое время он женился на женщине с двумя дочерьми. Несколько лет назад у пары родился сын. Поначалу семейная жизнь была счастливой, но вскоре отношения супругов разладились. Жена А. стала часто задерживаться на работе, приходила домой нетрезвая, а то и вовсе пропадала ночами. Воспитанием своего ребенка полностью занимался А. вместе с матерью, проживающей по соседству.

В последний раз непутевая супруга без предупреждения пропала на несколько недель. Как позже выяснилось, она отдыхала за границей с любовником. Тогда мужчина окончательно понял, что семью не спасти, и решил подать на развод. Для этого он встретился с тестем, так как только он имел влияние на дочь, сообщил о своем решении и предложил найти компромисс при разделе имущества. В ответ последовала бурная реакция с угрозами – родственники жены не соглашались на дележ имущества, хотя дом, в котором проживали А. с женой и детьми, принадлежал его матери.

«Вскоре я стал случайным свидетелем разговора супруги и старшей падчерицы, – рассказывает А. – Моя жена давала инструкции дочери, что нужно сделать, чтобы обвинить меня в педофилии. Три дня спустя падчерицы устроили на меня охоту. Придя домой после работы, я застал на кухне младшую, смотревшую телевизор. На мой вопрос, кто сегодня дежурный и моет посуду, она не ответила. После этого я ушел к матери. Спустя полчаса вернулся и, не найдя на кухне Марии, громко позвал ее несколько раз. Ответа не последовало. Зная, что девочка дома, я поднялся на второй этаж и зашел в ее комнату. Она, увидев меня, начала громко кричать: «Ты опять заходишь в мою комнату, когда я переодеваюсь». Повернувшись, чтобы выйти, я увидел, что старшая падчерица записывает все на диктофон».

После этого случая А. полностью прекратил общение с падчерицами и не оставался наедине с ними. Все свободное время он проводил у матери и сестры и домой приходил лишь ночевать. Тем не менее провокации продолжались. Очередная из них состоялась, когда супруга опять пропала на несколько суток. Вечером А. вместе с сыном пришел домой, где застал падчерицу-подростка с подругой. Девочки были возбуждены и очень вульгарно накрашены. А. спросил, почему подруга до сих пор не уехала домой, и получил ответ, что она остается ночевать. «Я сказал, что это надо было согласовать со мной, на что получил ответ: мол, не твое дело, не лезь. Тогда я попросил подругу падчерицы дать номер телефона ее родителей, в чем мне было отказано. Чтобы не оставаться наедине с двумя неуправляемыми подростками, я позвал маму к себе переночевать. Но девочки стали грубо выпихивать ее за дверь. Я был вынужден взять падчерицу за левую руку выше локтя и вывести ее во двор дома, где она начала громко звать на помощь. Потом девочки вызвали такси и поехали к моей теще. Я позвонил ей, обрисовал ситуацию и попросил их встретить», – говорит А. Наутро во дворе А. появился тесть с тремя милиционерами, заявил, что посадит его и заберет дом, а потом стал душить зятя. На следующий день А. написал заявление в милицию, в котором описал произошедшее. Однако получил отказ в возбуждении уголовного дела, а милиционеры, приезжавшие к нему, категорически отказались назвать свои фамилии и в рапорте о выезде не упомянули.

Когда супруга А. после десятидневного отсутствия вернулась домой и услышала о разводе, закатила скандал. Уже на следующий день она написала на А. заявление в милицию, в котором обвинила его в том, что он выгнал ее несовершеннолетнюю дочь и подругу на улицу. Против А. возбудили административное дело по ст. 173-2, обвинив его в семейном деспотизме. Теперь А. живет в ожидании очередных нападок со стороны родственников. Деспотом его уже сделали, а скоро и в педофилы запишут.
 

Источник: http://1k.com.ua/448/details/5/6

Комментарии

Возможно, не туда пишу, но тем не менее.
Меня поражает жестокость современного общества, в вопросе сексуальных отношений взрослых и детей. На Украине дяденька обнимал девочку. Читаешь комментарии (кастрировать, линчевать) - ужас!
http://www.youtube.com/watch?v=iVMWHWcrsRk
“Взрослые дяди и тёти” решили, что все дети, они такие глупые, и ничего-то в сексе не понимают и поэтому даже если девочка и говорит, что ей хорошо в обществе взрослого дяди, с её детским мнением можно не считаться. Почему? Размышляя на эту тему, я пришёл к простому выводу. Современное общество боится дать возможность детям самим решать сексуальные вопросы. Cказываются и стереотипы (дети, они ведь такие несмышлёныши), и религиозные убеждения, и общая истерия, а тут ещё и СМИ масло с огонь щедро подливают. Большинство боится, что дав волю детским желаниям, они (эти желания), могут завести детей не туда куда надо. “Надо” кому? Опять-таки обществу, Причем, если спросить любого на улице, что плохого во “взросло-детском” сексе, то в ответ услышишь опять-таки привычные слова – нельзя, мерзко! Пусть даже этот секс будет и защищённым и ненасильственный, всё равно – “тех, кто слушает Punk Floyd, гнать поганою метлою”. То есть в этом запрете нет логики и одни эмоции. Или я не прав?