Глава 2. Детская сексуальность: что мы имеем в виду?

Отправлено dodo от 27.04.2015 - 01:01

С тех пор, как Зигмунд Фрейд шокировал чересчур воспитанных людей открытиями в области детской и младенческой сексуальности, прошло уже более полувека. Достаточный, казалось бы, срок, чтобы даже те, кто был наименее готов принять факты как есть, смогли пережить этот шок. Но нет, поклонники детской невинности, всё также настаивающие на асексуальности детей, не вымерли до сих пор. От Фрейда даже прикрываются самим Фрейдом. Мэри Уайтхаус - ведущая британская борцунья за так называемую "нравственность", детскую невинность всего лишь переименовала в "латентную фазу". А о том, что у детей на этой самой латентной (доподростковой) фазе Фрейд демонстрирует (на основании бесчисленных свидетельств) богатство сексуальных действий и переживаний, лучше, конечно, умолчать, равно как и о том, что полную сексуальную латентность даже сам Фрейд считал лишь теоретической крайностью. Словами Фрейда:

Моё убеждение, что нет ни единого ребёнка — по крайней мере, из числа психически здоровых, а из одарённых тем более, — которому не пришлось бы сталкиваться с сексуальными проблемами ещё в допубертатном возрасте.1

Формулировке удивляться нечего, ведь Фрейд работал в эпоху, когда всякое проявление сексуальности у ребёнка, даже мастурбация, считалось истинно «проблемой», подлежащей устранению. Не так уж много изменилось с тех пор. Даром медики признали безвредность мастурбации — родители с учителями всё равно отваживают детей от этой и любых других проявлений сексуальности. Они ведут себя так, как будто хотят, чтобы дети были асексуальны, как будто есть некий внутренний стопор или сопротивление тому, чтобы признать сексуальные переживания ребёнка.

Немаловажно в самом начале определиться с моим пониманием «детской сексуальности» — термина, который всякий толкует по-своему. Сам Фрейд отмечен как ярый поборник сексуальной сути разнообразных форм телесных наслаждений у детей и младенцев — не только связанных с половыми органами. Хотя этот взгляд и проясняет некоторые вещи, понимание размытой природы сексуальности младенцев чрезвычайно важно для понимания их потребностей и развития, также оно обесценивает мнение о детской сексуальности как о "реальной" сексуальности, потому что для большинства людей единственной чувственной реакцией, имеющей право называться сексуальной, может быть только та, которая связана с половым органами и имеет тенденцию к оргазму. И я, говоря о детской сексуальности в данной главе, буду подразумевать конкретно генитальную, оргазменную сторону жизнедеятельности детей.2

В дальнейшем повышенное внимание будет уделяться собственно сексуальному поведению детей, а эмоциональным и социальным условиям его проявления будет уделено лишь совсем немного места. Это не значит, что я считаю данные аспекты неважными (им посвящена вся книга за вычетом данной главы), просто единственным способом показать наличие у детей сексуальности является сосредоточить всё внимание именно на ней, а не на чём-либо другом.

Множество опытных исследований подпирают неопровержимые факты по нашей теме. Наиболее известные исследования осуществлены под руководством биолога Альфреда Кинси и коллег,3 которые прогремели в послевоенное время подобно Фрейду в его годы.

Пожалуй, наиболее удивительное открытие Кинси в части сексуальности допубертатных детей, является их способность к оргазму. «Оргазм наблюдался у мальчиков всех возрастов, начиная с пятимесячного и кончая подростковым». «Нами зарегистрирован оргазм у девочки четырёх месяцев от роду». Разумеется, таким заявлениям обязано предшествовать точное определение термина «оргазм» и идентифицирующие физиологические факторы описываются достаточно подробно:

Оргазм у младенца или [допубертатного] ребёнка мужского пола есть замечательный аналог оргазма взрослого человека за вычетом эякуляции… Поведение включает в себя серию последовательных физиологических изменений; развитие ритмичных телодвижений при явной пульсации полового члена и тазовых выпадах; очевидное изменение чувствительности; конечное напряжение мышц, особенно в областях живота, бёдер и спины; внезапное облегчение с конвульсиями, включая ритмические схватки анального отверстия; вслед за всем этим полное исчезновение признаков.4

А также:

В пяти случаях наблюдение за детьми доподросткового возраста продолжались более чем месяцы и годы — до тех пор, пока люди не становились взрослыми настолько, чтобы подтвердить истинность своего оргазма. Во всех указанных случаях последующие реакции оказались настолько подобны раннему поведению, что не может быть никакого сомнения в оргазмической природе первого опыта.5
 

В труде, посвящённом женской сексуальности, Кинси рассказывает о «типичных реакциях маленькой девочки при оргазме, по наблюдениям образованной матери, часто наблюдавшей мастурбацию своей трёхлетней дочери. Эта женщина сообщает:

Она кладёт личико на кроватку, коленки выпрямляет и начинает ритмично тыкаться тазом не чаще одной секунды. И тыкается только тазом, ноги же неподвижно напряжены. Поступательные телодвижения дальше плавнее, а ритм нарушается разве только на мгновения, чтобы половые органы приладить к продавливаемой кукле. Возвратное движение всегда отрывистое, судорожное.

44 толчка выдержанного ритма, краткий перерыв, затем 87 толчков, снова небольшой перерыв, затем 10 толчков, завершающихся остановкой всей этой деятельности. Чем ближе к оргазму, тем усиленнее и учащённее дыхание при резких рывках. В течение этих трёх поздних этапов мастурбации девочка совершенно не обращала внимания на происходящее вокруг. Глаза стекленеют, взгляд пустеет.

После оргазма отмечено заметное облегчение и расслабление. Через пару минут вторая серия реакций из 48, 18 и 57 толчков, разделённых краткими паузами. При усилении напряжённости отчётливо слышится тяжёлое дыхание, но по завершении толчков бёдрами - полное расслабление с бесцельными движениями.6

Кинси обнаружил, что и мальчики, и девочки всех возрастов доводят себя до оргазма мастурбацией. Из его записей следует, что ребята ею не ограничиваются: не менее 10% мальчиков в возрасте пяти лет участвуют в сексуальных играх, и, подобно детям других возрастных групп доподросткового периода, по большей части в этих играх они участвуют с другими детьми того же и обоих полов.

Процент этот растёт до 39% для двенадцатилетних, 23% из которых участвуют в таких играх с девочками, 29% — с другими мальчиками, а не менее 13% уже пробовали половой акт. Даже в десятилетнем возрасте 11% мальчиков совершали половой акт. В целом, 57% мужчин сообщили об участии в сексуальных играх в доподростковом возрасте, также была получена информация от мальчиков, среди которых об этом сообщили 70% респондентов. Большинство случаев датировано 9-13-летним возрастом, хотя сексуальная активность присуща всем возрастам.

Представляя, как оно может быть в сексуально-раскрепощённом обществе будущего, Кинси пишет:

... возможно, не менее половины мальчиков свободного общества могут достичь оргазма к своему 3-4-летию, а остальные — за 3-5 лет до начала полового созревания.7

Процент женщин, сообщивших Кинси о доподростковых сексуальных играх, составил 48%, что его мнению гораздо меньше, чем было в реальности, из-за невозможности вспомнить (подобно тому, как мы уже видели в случае воспоминаний мужчин, у которых цифра была гораздо меньше, чем более свежие воспоминания мальчиков). В отличие от мальчишеских, девичьи сексуальные игры имеют стремительную тенденцию к сокращению перед самым половым созреванием. Кинси объясняет это влиянием культуры:

Предвидя половое созревание ребёнка, родители могут устанавливать ограничения на общение девочки с противоположным полом. Они могут предупреждать ребёнка касательно поцелуев, прикосновений, демонстраций или конкретных сексуальных взаимодействий. У многих народов девочка в этом возрасте ограничена сильнее мальчика. У европейцев, латиноамериканцев и у нас, англо-американцев, у девочки меньше возможностей остаться наедине с детьми, чем у мальчика. Приостановка сексуальных игр в последние доподростковые годы и была подхвачена фрейдистами как латентность половой жизни. На самом же деле затишье и спад в сексуальной активности навязаны взрослеющему ребёнку культурой, особенно это касается детей женского пола.

С другой стороны, привычка доподростковой мастурбации обычно сохраняется и в подростковом, и во взрослом возрасте, возможно потому, что она не подпадает под ограничения, налагаемые на социально-сексуальную активность. Это предоставляет дополнительные аргументы в пользу того, что никакая биологическая латентность не является причиной прекращения межличностных сексуальных взаимодействий.8

Тем, кто при всём при этом продолжает считать, что сексуальность - это исключительно атрибут взрослых людей, будет полезно поразмышлять над фактом, что по крайней мере в одном аспекте сексуальные способности ребёнка превосходят взрослых:

Наиболее замечательный аспект доподростковой выборки заключается в способности к повторению оргазма за ограниченные промежутки времени. Эта способность значительно превосходит возможности мальчиков-подростков, которые, в свою очередь, превосходят взрослых мужчин.9

Влияние культуры, о котором говорит Кинси, огромно, оно больше, чем многие думают. Его исследования проводились по выборке белых американцев и хотя оказалось, что сексуальная активность в доподростковом возрасте столь значительна в их обществе, которое, подобно нашему, традиционно раздираемо противоречием между отрицанием детской сексуальности и её подавлением, весьма вероятно, что удалось бы обнаружить гораздо больше проявлений сексуальности, если бы исследование проводилось в более сексуально свободной культуре.

Хотя в таких культурах не проводились столь же масштабные исследования, как провёл Кинси, сейчас уже есть большое количество антропологических данных, подтверждающих это мнение. При всём при этом классические труды на эту тему Клеллана Форда и Фрэнка Бича, не смогли пока оказать на широкую публику такого влияния, которого они заслуживают. Как христианские педагоги тщательно скрывали от внимания школьников гомосексуальные связи в древней Греции, так и в других культурах царит заговор молчанию на тему сексуального поведения. Видели ли вы хоть одну документальную телепередачу о детском сексе? Несмотря на то, что взору камеры и мужеству операторов покоряются самые непроходимые местности Амазонии и Австралии, из их передач вы никогда не узнаете что учёным известно о детской сексуальности.

Ведущий одной из популярных радиопрограмм недавно удивил слушателей экзотическим фактом из жизни обитателей Тробрианских островов, зубами вырывающих друг у друга ресницы во время занятий любовью. Однако в таких "семейных" радиопередачах никогда не упоминаются куда более важные и не менее экзотические факты о сексуальной жизни детей на тех же островах.

Для восстановления справедливости нет ничего лучше, чем процитировать достаточно длинный фрагмент из работы Форда и Бича: Помимо свободы детского сексуального выражения, не является простой случайностью, что описываемые здесь взгляды открывают дорогу для немалого распространения детско-взрослых сексуальных взаимодействий.

Взрослое население многочисленных культур разделяют терпимый и потворствующий взгляд на половое самовыражение в детстве. При указанных условиях малолетние определённое время прилюдно участвуют в сексуальных играх… Прикосновение к гениталиям других детей своего или чужого пола часто происходит в момент свободной сексуальной игры. Дополнительные формы сексуальной активности со стороны малолетних иногда включают в себя орально-генитальные контакты и попытки полового акта.

В некоторых толерантных обществах взрослые активно участвуют в стимуляции половых органов младенцев и маленьких детей. Родители племён Хопи и Сирионо часто мастурбируют своим детям. У этих индейцев самостимуляция гениталий проходит практически незамеченной в раннем детстве, а взрослые допускают любую форму сексуального поведения детей как минимум до начала полового созревания. У казахов во время игры с маленькими детьми, особенно мальчиками, взрослые возбуждают гениталии младших посредством трения и игры ими.

В этой культуре самостимуляция гениталий детьми считается нормальной практикой. Матери племени Алорезе иногда поглаживают гениталии маленьких детей во время кормления. В детстве мальчики Алорезе свободно мастурбируют и могут имитировать коитус с девочками. Хотя по мере взросления половое поведение осуждают, а мальчикам и девочкам старшего возраста — запрещают. Однако в реальности они продолжают свои сексуальные игры, но уже втайне от взрослых.

Родители племени Пукапука в Полинезии игнорируют половое поведение маленьких детей, мальчики и девочки свободно и прилюдно мастурбируют. В племени Нама Готтентот не делается секрета из самостимуляции гениталий маленькими детьми. Маленькие дети жителей Тробрианских островов вовлечены во множество сексуальных практик. При отсутствии контроля со стороны взрослых игры Тробрианских мальчиков и девочек сопровождаются мануальными и оральными стимуляциями гениталий, имитацией коитуса.10

Всего лишь имитацией? Учёные споткнулись об ошибку Бронислава Малиновского, автора книги «Сексуальная жизнь дикарей Северо-Западной Меланезии»11, на которую они опирались. Когда Малиновского заверяли в подлинности детского соития, воспитание не позволило ему поверить своим ушам, что вполне ожидаемо от человека с западным воспитанием.

Я часто слышал благодушную болтовню примерно такого рода: "Такая-то (девочка) уже имела половое сношение с таким-то (мальчиком)“… Но очевидно, что здесь речь может идти лишь о неполном соитии, а не о настоящем акте. Некоторые из моих информаторов настаивали, что такие маленькие дети женского пола действительно имеют половые сношения с проникновением. Однако если помнить об очень сильной склонности Тробрианцев к преувеличению, вплоть до гротеска, о склонности, не вовсе лишенной некоторого злого раблезианского юмора, я бы не стал принимать во внимание подобные утверждения упомянутых мной авторитетных источников. Если же мы отнесём начало реальной сексуальной жизни к возрасту от 6 до 8 лет — в случае с девочками, и от 10 до 12 лет — в случае с мальчиками, то мы, возможно, не очень сильно ошибёмся в отношении как тех, так и других.12

Раблезианский у дикарей юмор или нет, при всей понятности скептицизма Малиновского вряд ли для него есть основания. Как мы увидим далее, даже дети младшего возраста способны совершать соитие. Форд с Бичем продолжают:

В обществах, где это им разрешается, дети постепенно увеличивают свою сексуальную активность как по мере приближения пубертатного периода, так и во время подросткового возраста. Реально существуют общества, в которых единственным ограничением на сексуальную жизнь подростков является то, что относится к инцесту...

Родители африканского племени Чева верят, что без раннего сексуального опыта их дети не смогут в будущем обзавестись потомством. Старшие дети собирают шалаши на некотором расстоянии от деревни, где при полном одобрении родителей мальчики и девочки играют в супружество. Образование пробных пар может продолжаться и дальше, в том числе в течение подросткового возраста, и вплоть до заключения брака имеет место периодическая смена партнёров. В филиппинском племени Ифугау придерживаются аналогичного отношения к сексуальным играм старших детей и подростков.

В их культуре неженатые и незамужние индивидуумы с раннего возраста проживают отдельно. Спать мальчику каждую ночь с девочкой у них обычай. Единственным сдерживающим от промискуитета фактором является желание самой девочки. До готовности к замужеству она обычно не хочет поддерживать слишком длительные отношения с одним мальчиком. Отцы обычно понуждают мальчиков к ранней половой жизни, и могут пристыдить сына, если последний в этом не очень успешен. Даже после пубертатного периода количество беременностей, возникающих в результате этой свободной сексуальной активности, судя по всему невелико. Однако иногда они всё-таки происходят, в этом случае один из любовников девочки обязан на ней жениться.

В индийской народности Лепча верят, что девочки не созреют без полового сношения. Ранняя сексуальная игра мальчиков и девочек характеризуется многими формами взаимной мастурбации и обычно заканчивается попыткой полового сношения. До 11-12-летия большинство девочек регулярно вступают в полноценное половое сношение. Иногда и взрослые мужчины совершают с ними совокупление, и бывает, что девочке в этом случае всего 8 лет. Вместо признания подобного поведения тяжким преступлением, Лепча считают это забавным происшествием.13

Форд и Бич дают множество примеров детско-взрослых половых сношений, считающихся нормальной частью жизни.14

В долине Сива, что в северной Африке, среди жителей распространён следующий обычай. Все мужчины и мальчики участвуют в анальном сексе. Уклоняющиеся мужчины считаются странными. Мужчины, имеющие в племени высокое положение, предоставляют друг другу своих сыновей для этих целей.

У аборигенов Аранда из центральной Австралии педерастия возведена в обычай. Часто холостой мужчина, который полностью прошёл возрастную инициацию, вместо жены берёт на несколько лет мальчика 10-12 лет. Связь расторгается с заключением старшим мужчиной брака.

На острове Киваи (Новая Гвинея) практикуют педерастию, „чтобы сделать молодых мужчин сильными“.

Холостяки Кераки (Папуа Новая Гвинея) „везде практикуют педерастию, и в ходе возрастных инициаций каждый мальчик проходит через пассивную роль в анальном сексе со старшими мужчинами. По прошествии первого года и до заключения брака он пассивную роль сменяет на активную в анальном сексе с новыми инициируемыми. Указанная процедура считается необходимой для подрастающих мальчиков. Они верят, что мальчики беременеют от педерастии и для предотвращения этого периодически производится ритуал поедания лайма как противозачаточного средства.

Конечно, мальчики не беременеют. Здесь Кераки совершают большую ошибку и факторы, подобные этому, дают возможность членам "продвинутых" и "высших" народов западных стран с лёгкостью заключить, что обычаи "примитивных" обществ не могут ничему их научить. Среди описанного выше есть аспекты, которым, по моему мнению, не стоит подражать. Я не думаю, что нужно клеймить мужчину чудаком за отказ от анального секса, и также я не считаю, что отец должен подталкивать своих детей к сексуальной активности, которую они не желают, равно как и мешать их сексуальному самовыражению. Но всё равно подобные примеры неоспоримо демонстрируют, что при соответствующей возможности у детей развивается своя собственная сексуальная жизнь, в которой нет места "латентной фазе" психосексуального развития.

Наверняка найдутся те, кто всегда будет относиться скептически к "раблезианскому юмору" дикарей невесть откуда, чьи слова почти невозможно проверить. Поэтому давайте вернёмся поближе к дому. Но перед этим обратимся к основному заключению Форда и Бича по сексуальному развитию. Их вывод: у людей в наибольшей степени и в меньшей степени - у человекообразных обезьян, воспитание играет гораздо более важную роль, чем инстинкты.

В обществе с множеством сексуальных запретов, в котором обсуждение сексуального поведения не является само собой разумеющимся и нет способа узнать о нём, нечего ждать от взрослого, что в браке он сможет сделать всё "естественным образом". "Естественным образом" ничего не произойдёт: он или она весьма вероятно будет невежественным и неспособным в сексуальном плане. И напротив, если процесс обучения запущен в детстве путём постепенного знакомства с сексуальностью, будь то посредством старших детей или взрослых, гораздо меньше вероятность того, что "механизм поломается" в попытке собрать и запустить его с первого раза.15

К тому же, в нетерпимой среде может показаться, что у детей сексуальность вообще отсутствует или она гораздо меньше, чем могла бы быть, потому что им не удаётся узнать, как достичь оргазма самостоятельно. Многим детям удаётся самим разобраться, что к чему. Но немало и тех, кто не столь успешен. И действительно некоторые, особенно женщины, совершают для себя это открытие уже в достаточно взрослом возрасте и то по книгам. В этих условиях вполне понятно их возмущение, что ни родители, ни кто-либо другой не рассказал им обо всём раньше. (Высказывалось предположение, что у девочек меньше вероятность открыть способность к оргазму, чем у мальчиков, потому что клитор выделяется на фоне тела куда меньше, чем пенис, что снижает вероятность экспериментов с ним.)

Убедительные аргументы в пользу влияния среды как основы сексуального развития и в пользу изначально присущим детям сексуальных склонностей и возможностей, изложены в недавно вышедшей работе К. Джонстона и Р. Дейшера16, посвящённой воспитанию малолетних американцев в коммунах. Авторы лишь вскользь коснулись темы сексуальности, тем поразительнее их наблюдения.

Они пишут:

В двух группах из четырёх, содержащих много детей старшего возраста, сексуальность проявилась очень рано. В этих двух группах родители не боялись обсуждать секс и терпимо относились к физическому контакту. Их дети в большинстве своём изучали тела друг друга и практиковали половой акт к моменту достижения 5-6-летнего возраста. Секс такие дети воспринимали как что-то интересное и приятное, но не самое главное. Периоды сексуального экспериментирования чередовались с ослаблением сексуальных интересов. В отношениях со взрослыми и другими детьми они были достаточно открытыми в части своей сексуальной активности, но в отношении детей, не желавших участвовать в ней, почти никакого особого пренебрежения не отмечалось.

В ответ на вопросы исследователей касательно возможных вредных последствий ранней генитальной половой активности отдельные взрослые выразили обеспокоенность тем, что она способна привести к раннему сексуальному развитию, тем самым лишая детей ценных переживаний детства. Многие отмечали, что не видели в поведении детей никаких подтверждений тому, что генитальная сексуальность и обычные детские занятия каким-то образом противоречат друг другу. Признана, но опытно не подтверждена проблема помехи учёбе от сексуальных интересов детей.

Другие родители обращали внимание на проблему восприятия сексуальных нравов традиционной культуры после раннего знакомства с генитальной сексуальностью, но эта проблема считалась неотделимой от более общей задачи по подстройке к множеству различий в стандартах поведения между коммуной и традиционным обществом. Большинство родителей выразило удивление быстротой развития у детей толерантного понимания дозволенных и недозволенных форм поведения вне коммун. Родители отметили два положительных момента раннего сексуального самовыражения.

Во-первых, свобода от системы моральных установок (которые в нашем обществе мешают достижению полного удовлетворения в сексуальной жизни) является огромным достоянием этих детей в части личного счастья.

Во-вторых, эти дети по большей части избегают подростковых конфликтов между физической готовностью и общественным запретом. Важно будет узнать, каковы будут последствия раннего сексуального экспериментирования по мере развития этих детей.17

Этот ценный короткий фрагмент задаёт и начинает отвечать на целый ряд важных вопросов. Что касается общего развития детей из этих коммун, будет полезно обратиться к заключениям Джонстона и Дейшера, перед тем, как мы перейдём к рассмотрению сексуальных особенностей:

Большинство детей из коммун продемонстрировало высокую степень зрелости и уверенности в себе. За исключением четырёх детей, трое из которых воспитывались в конфликтных и игнорирующих семьях, стремление к приставанию, плачу, хныканью и привлечению внимания были редкими. Ранняя психологическая зрелость выглядит правилом. Двое старших наблюдаемых детей принимали взрослые роли в своих группах в возрасте 13-14 лет.

Вопреки немногочисленным и примечательным исключениям многие дети выражали словами и поступками, что в коммуне они занимают осмысленное место. Отсутствие страха перед незнакомцами и доверие в личных отношениях ярко выражены.

Способность к сотрудничеству и разрешению конфликтов рано развились у детей без вмешательства взрослых.

Общая готовность к свободному выражению мыслей и чувств, даже вопреки мнению взрослых, очевидна почти у всех детей старше 2-3 лет.18

Можно только догадываться, каков вклад свободной сексуальности коммуны в эту очевидно благоприятную ситуацию и есть ли он, но, по крайней мере, можно заключить, что она ничему не навредила и не помешала.

Да не укроется от критиканов факт, что, не взирая на участие самых маленьких в полноценном соитии, в 5-6 лет секс «не самое главное». Для многих взрослых, особенно сексуально удовлетворённых, он тоже «не самое главное». Лёгкая доступность сексуального партнёра, обычно жены или мужа, часто означает, что человек не стремиться использовать каждую возможность для секса. Только у сексуально неудовлетворённых людей велика вероятность возникновения одержимости, подобно тому, как пищей озабочены лишь в голодном краю.

Тем не менее, можно подумать, что непрерывная потребность в половом самовыражении испытывается в виде тяги, начиная с пубертатного периода (причём у юношей сильнее, чем у девушек) вследствие биологических и гормональных перестроек организма при половом созревании и непосредственно перед ним. Исследования показали много случаев, в которых отсутствие гормонов у кастрированных мужчин и женщин после менопаузы не влияет или почти не влияет на продолжение на том же уровне существовавшей до этого сексуальной активности.19 Судя по всему, сексуальные чувства и образ поведения зависят от гораздо большего количества факторов, чем одни лишь гормоны.

Самое раннее из моих воспоминаний об оргазме относится к возрасту 10 лет. Открыв прелесть мастурбации, я подсел на то, чтобы заниматься ей как минимум раз в день и, возможно, это было бы и значительно чаще, если бы я не испытывал сильное чувство вины, из-за которого пытался обжигать свои пальцы с помощью спичек с целью создать отвлекающее ощущение. Важно не то, является ли тот или иной уровень сексуальной активности "нездоровым" или "зависимостью". Главное, что нестерпимая потребность оргазма ощущалась во мне за целых три года до пубертата, до развития способности семяизвержения, до лобкового оволосения. Как минимум у части детей этот период может быть гораздо длиннее, так что сильное желание регулярного сексуального выражения может начать проявляться за много лет до пубертата.

Сам Кинси с большой неохотой был вынужден признать, что люди в огромной степени отличаются друг от друга в части сексуальности. Сравните взрослых людей по росту или весу - все они почти одинаковы, в крайних случаях один может быть в два раза тяжелее или вдвое выше. В половой жизни люди могут различаться в сотни, в тысячи раз сильнее, при этом не обязательно, что у них будет какое-то заметное внешнее отличие. Например, в отношении мужчин Кинси пишет, что средняя частота сексуальной разрядки от подросткового периода и до возраста 30 лет составляет 3 раза в неделю. Однако:

«Несколько лиц мужского пола долгие годы обходились без эякуляции: один пережил данное явление лишь раз за 30 лет, будучи на вид физически здоровым. Были такие, для которых средняя частота эякуляций долго составляла 10, 12 и больше в неделю: один (учёный и опытный адвокат) насчитал в среднем 30 раз за неделю на протяжении 30 лет. Это отличие в несколько тысяч раз!20

С учётом такого большого разброса, те, кто не помнит значительной сексуальной активности в своём собственном детстве, должны быть очень осторожны с обобщением этого опыта (даже предположив, что у них нет вытесненных воспоминаний). Факт эротизированности даже самых маленьких детей неоспорим и сейчас в медицинских кругах признаётся, что среди детей есть такие, чья сексуальность направлена на взрослых.

Это было признано уже в 1912 году Моллем21 и во множестве вышедших позже исследованиях, где признавался феномен "ребёнка-соблазнителя", чаще называемого "жертвой-соучастником" так называемых "сексуальных преступлений".

Возможно, наиболее известное даже сейчас исследование - это работа Бендера и Блау 1937 года22, в которой авторы утверждают:

Похоже, исследование выявило, что указанные дети не вполне заслуживают имиджа невинности, приписанного им моралистами, общественными реформаторами и законодателями. Судьбы исследованных нами отношений обычно демонстрируют как минимум детское соучастие в деяниях, а в некоторых случаях именно ребёнок берёт на себя активную роль в установлении отношений.

Ещё интересней то, что отношение Бендера и Блау было весьма традиционным. Своей задачей они сочли предотвратить интерес к сексу у детей. Их больничная "терапия" была специально составлена таким образом, чтобы подавить сексуальное выражение и переключить внимание детей на более "нормальные" интересы.

Так, семилетняя Вирджиния

Однажды попалась на сексуальной игре с мальчиком, затем она призналась, что уже имела подобный опыт в детдоме. За пять месяцев до того её заметили за частыми визитами к консьержу её дома для сексуальных контактов. Отношения включали куннилингус, взаимную мастурбацию, минет. На протяжении этого периода её тётя ловила девочку за сексуальной игрой с собакой.23

Девочку «лечили» от этой странной болезни, которую в просторечии называют «озабоченность» или «похотливостью». Авторы пишут:

Поначалу она свободно и без стыда рассказывала о своём сексуальном опыте, но после того, как её научили стыдиться, «стала более скрытной и уклончивой».

Бендер с Блау обследовали 16 детей доподросткового возраста, 11 из которых девочки. Среди них был 11-летний Эдвард.

Приблизительно в четырёхлетнем возрасте он практиковал взаимную мастурбацию с двоюродной сестрой того же возраста… В 6-8 лет он жил с младшим двоюродным братом, они вместе спали и купались, каждую ночь играли гениталиями друг друга. В десять лет Эдвард был на пляже и раздевался в той же самой кабинке, что и его двоюродная сестра на два года младше. По его предложению они часто занимались сексуальными играми...

Мальчик 13 лет научил его педерастии24, которую Эдвард впоследствии практиковал (вместе с минетом) с другим мальчиком. Эдвард также завидовал сексуальной жизни взрослых людей. Он наблюдал за переодевавшимися на пляже мужчинами, чтобы увидеть их половые органы.

Последний опыт имел с 40-летним женатым продавцом, имевшим привычку наблюдать за играющими мальчиками. Однажды мужчина повредил бедро и спустил брюки проверить рану — мальчик проявил интерес к половым органам взрослого и был приглашён на сексуальную игру… Они практиковали взаимную мастурбацию, оральный секс и стимуляцию бёдрами.25

После они встретились снова, занявшись тем же самым.

Бендер и Блау отмечают:

Интеллект Эдварда средний, отношение к сексу откровенно гедонистическое. Его сексуальная активность представляет собой как гетеросексуальные, так и гомосексуальные отношения и берёт начало в раннем детстве. Невозможно определить, что в раннем детстве сформировало его интересы. Не может быть никаких сомнений, что в данном случае именно мальчик соблазнил взрослого.

Ряд факторов предрасполагают Бендера и Блау, а также других авторов, считать детскую сексуальность нездоровым явлением. Среди них главным является культурный фактор, согласно которому в нашем обществе ожидается, что дети не должны вступать в сексуальные отношения, со взрослыми-то уж точно, и любое проявление подобных "симптомов" является достаточным свидетельством необходимости "терапии".

Социальных работников и медиков в этом взгляде укрепляют (часто предшествующие сексу со взрослым) психические нарушения у «жертв-соучастников» и происхождение таковых из неблагополучных семей.

Нашей, к примеру, Вирджинии вспомнили и детдомовскую жизнь, и проживание в течение некоторого времени в проблемной семье, где мачеха была настроена крайне пуритански по отношению к сексуальности, а отчим был алкоголиком.

Уайсс с коллегами26 провёл в 1955 исследование девочек, бывших «жертвами-соучастниками» и нашёл у них в качестве общего признака конфликты с родителями на почве их отношения к сексуальности. Один из родителей нарочито навязывал стыдливость и в присутствии ребёнка всегда был полностью одетым, а другой в то же время — внушал противоположное, терпимое к телесности отношение. Уайсс счёл, что это противоречие подтолкнуло ребёнка к сексуальным контактам со взрослым:

Родители различными способами подталкивали детей к сексуальной активности. В некоторых семьях мать с раннего возраста предостерегала дочь от контактов с мужчинами из-за возможных сексуальных последствий. Благодаря этому девочка узнавала о возможности сексуальных контактов со взрослыми мужчинами, таким образом, мамины предупреждения одновременно и запрещали, и подталкивали.

Некоторые матери в открытую стимулируют „сексапильность“ дочерей, например, одна мать заставляла шестилетнюю дочь танцевать за компанию стриптиз. Иногда отец был очень соблазнительным, стимулировал девочку поцелуями, ласками, борьбой. Большое количество "жертв-соучастников" получало соответствующие стимулы через возможность наблюдать секс между родителями.

У многих вышеупомянутых народов детям разрешено наблюдать за сексом родителей или родители сами мастурбируют им, без каких-либо заметных негативных последствий вроде тревожности или эмоциональных проблем. Однако в такой культуре, как наша, где столь сильно негативное отношение к детско-взрослому сексу, совершенно ясно, что изменение этих взглядов обычно будет происходить в контексте общего изменения приемлемых семейных стандартов; в контексте конфликтов между родителями, зачастую заходящих гораздо дальше вопросов секса, а также в контексте, где поставлена под сомнение сама способность родителей создать любящую и безопасную среду для ребёнка.

Но это не оправдывает скоропалительный вывод, который сделали некоторые учёные на основе анализа проблем в жизни детей, что сексуальное самовыражение последних само по себе нежелательно. Да, вполне возможно, что ребёнок получит от взрослого возлюбленного ту самую любовь, привязанность и защиту, которыми он обделён дома. Подтверждения этому есть в работах некоторых исследователей. Но также стоит добавить, что попавшие в поле зрения психиатров дети — лишь ничтожная часть из тех, кто имел сексуальные отношения со взрослыми. У детей из более благополучных семей гораздо больше вероятность, что их сексуальные отношения не будут раскрыты.

Чего я добиваюсь настоящей главой, так это убедить, что при благоприятных обстоятельствах дети участвуют в сексуальной активности, иногда даже с участием взрослых. В целом говоря, благоприятствующие этому обстоятельства могут влиять хорошо, плохо или никак, но это ни в коем случае не отменяет факт, что как только социальные барьеры по какой-либо причине отсутствуют, как минимум часть детей ищут интимных отношений со взрослыми и практикуют их к своему удовольствию. Некоторые исследования "жертв-соучастников" утаивают этот факт, стараясь объяснить сексуальное поведение ребёнка психологической реакцией на неурядицы в семье. Так Уайсс пишет о мотивах ребёнка исключительно с позиций домашнего баланса сил:

Она не могла не знать, что отцовская вседозволенность не означала повода к началу половой жизни, так что её поведение (т.е. сексуальные отношения со взрослым) было чем-то вроде презрительного послушания. К тому же, она могла понимать, что своим поведением докажет в родительском разногласии правоту матери (не допускавшей никакой вседозволенности) и сделает ей приятное. Девочка поняла, что отец будет корить себя, а не её, за произошедшие сексуальные контакты, а мать также будет обвинять во всём отца. Так что своим сексуальным поведением ребёнок посмеялся над родителями и тем добился расположения обоих.27

Неизвестно насколько справедливы подобные этому пустые рассуждения о том, что было на уме у ребёнка. Весьма о многом говорит привычка выдумывать (семейную) мотивацию за детей и даже не предположить, что сексом они занимаются ради самого секса (после их с ним знакомства, разумеется). Ни слова о характере отношений девочки со взрослым — как сексуальных, так и общих. Равно как никто не счёл необходимым узнать отношение самой девочки к произошедшему. Вместо этого всё исследование, все опросы сосредоточены с фрейдовской близорукостью исключительно на отношениях ребёнка с родителями. Только и гадай, какие семейные (вместо сексуальных) мотивы подвёл бы Уайсс под объяснение сексуальных игр Вирджинии с собакой, не включая в их число простой ответ, что это просто её возбуждало!

Как замечал Фрейд, все дети «полиморфно извращены»28, особенно когда они ещё слишком маленькие, чтобы воспринимать рамки в отношении сексуального поведения, навязываемые взрослыми (так называемое "кастрирующее супер-эго") или обществом в целом. Или, как было в случае с многими "жертвами-соучастниками", их приобщение к этим ограничениям было нарушено. Тут и объяснение открытию Кинси, что секс с животными более распространён среди детей младшего возраста, чем среди подростков и юношей. И тем меньше надо удивляться влечению детей к зрелым особям своего вида и гомосексуальным контактам со сверстниками.

Ещё более загадочной является доля в общей популяции таких детей, которые, как оказывается, испытывают постоянную потребность в реализации своих сексуальных желаний, будь то путём мастурбации или с партнёром. Эта неопределённость пока что оставляет для большинства людей пространство для неуверенности в признании реальности детской сексуальности. Иной скажет, будто дети в работах Малиновского, а также Джонстона-Дейшера движимы исключительно любопытством либо имитацией занятий взрослых. Ранее я описывал, сколь неодолимыми были сексуальные импульсы, испытанные мной в доподростковом возрасте. Значит ли это, что я вхожу лишь в небольшой процент детей с ненормальной сексуальностью? И детей Бендер и Блау, Уайсса туда же запишем?

Вот Линди Бёртон29 и другие даже предполагали возможность повреждения мозга у детей с сильными сексуальными импульсами.

Действительно, некоторые дети обладают обострённой потребностью и заниженным самоконтролем… Некоторые исследования показали беспокойность, гиперактивность, нервозную манерность подвергшихся сексуальным посягательствам детей, что наводит на мысль о наличии у них каких-либо неврологических отклонений. Результаты этого исследования ничему перечисленному не противоречат. Для этих детей как группы характерны незначительные нервные особенности, а их неуёмная жажда близости, видимо, прекрасно отражает чрезмерную потребность в стимуляции, вызванную какой-то формой небольшого повреждения головного мозга.

А почему не допустить, что подвижность и возбуждённость крайне сексуально заинтересованных детей берёт своё начало от невозможности удовлетворить свои желания из-за попыток психиатров и прочих предотвратить это?

Последнее время стало модно полностью отказываться от теории сексуальности как влечения. Фрейд считал сексуальность безустанной энергией внутри нас, постоянно старающимся вырваться наружу огромным зверем, которого нужно сдерживать и дрессировать, что позволит нам вести себя как "цивилизованные" люди. По мнению Райха, попытки подавить неподавляемое делает из нас невротиков и сексуально неполноценных индивидуумов. Но сейчас появились социологи, которые, вопреки тому и другому считают, что сексуальность приобретает для нас важность как для индивидуумов только из-за того, что эту важность в неё вкладывает общество по какой-либо причине.

В какой-то степени это тоже справедливо. Сейчас в западном обществе всё больше женщин "учатся" быть сексуальными. Их первый оргазм обычно происходит при контакте с партнёром, в то время как до этого контакта, который может случиться достаточно поздно, похоже, что у неё не должно быть никакого желания, которое было бы достаточно сильным, чтобы самой стремиться к достижению оргазма, будь то самостоятельно или с партнёром. То же может быть справедливо для некоторых детей, которые "учатся" быть сексуальными благодаря подсказкам взрослого или сверстника об их возможности оргазма. Эта мысль развивается дальше в том направлении, что у всех - взрослых и детей - с рождения есть все необходимые психические и физические средства для сексуальных отношений, но они нуждаются не в биологическом, а в социальном импульсе для запуска и придания им значимости.

Однако эта теория становится преувеличенной, если заявляется об отсутствии неодолимых сексуальных позывов. Данные, по крайней мере в отношении мужчин, совершенно чётко показывают, что в определённый момент, который обычно связан с половым созреванием, но часто бывает задолго до этого, достижение оргазма происходит практически всегда (иногда в виде ночных поллюций), и кроме того, испытываемое желание столь сильно, что никакие помехи со стороны общества не способны его сдержать. Некоторые адепты теории "влечения нет" полагают, что человек только считает сексуальные позывы "сильными" из-за чувства вины, окружающего их в нашем обществе. По их словам сама по себе вина является элементом, делающим секс столь волнующим. Для некоторых это вне всяких сомнений справедливо, но что касается меня, то в школьном возрасте чувство вины на тему сексуальности для меня было сущим несчастьем, а не чем-то волнующим.

Выше уже было показано, что дети способны к сексуальной активности в любом возрасте. Также можно с достаточной уверенностью заключить, что большой процент мальчиков, если не девочек, начинают сексуальную активность задолго до полового созревания, даже в обществе, где это серьёзно осуждается. В 1943 году было опубликовано исследование Дж. Рамси30, работавшего вместе с Кинси. Оно было основано на опросе 291 мальчика, при этом большинство из респондентов были белыми протестантами из среднего класса среднего запада США. 5% мальчиков сообщили о мастурбации в возрасте 5 лет. К 9 летнему возрасту цифра возросла до 20%, к 11 годам - до 60%, а к 13 годам - до 80%.31

Эти цифры не показывают нам распределение случаев мастурбации на случайную и являющуюся предметом второстепенного интереса каждого конкретного мальчика и на привычное, следующее компульсивной модели поведение. Но учитывая, что они выросли в культуре, в которой на мастурбацию навешена большая печать стыда, выглядит обоснованным заключить, что многие из этих мальчиков испытывали большое желание мастурбировать, непреодолимое искушение, чтобы вообще этим заниматься. То, что большинство их попробовала мастурбацию уже в возрасте 11 лет, являющемся почти для всех мальчиков допубертатным, и то, что это произошло вопреки всем попыткам предотвратить это, с моей точки зрения является доказательством факта наличия сильного либидо у многих допубертатных мальчиков.32

Исследование сексуальных преступников, проведённых Гебхардом и коллегами, признало сильные сексуальные склонности мальчиков в возрасте от 12 до 15 лет. В эту группу в её нижней возрастной границе должно входить большое число подростков, ещё не достигших половой зрелости. Исследование показало, что эти подростки показывают интенсивность реакции, соответствующей или часто превосходящей реакцию взрослого. Это факт хорошо известен многим взрослым гомосексуалистам, которые тем самым подвергаются искушению, от которого избавлены гетеросексуальные взрослые.33 Если бы девушки от 12 до 15 лет имели бы такое же сильное либидо как их юноши-сверстники, наши места лишения свободы затрещали бы по швам.34

Судя по всему, на развитие сексуального поведения девочек и женщин культурные факторы оказывают куда большее влияние, чем на его развитие у мальчиков. Как отмечалось ранее, женщины гораздо проще, чем мужчины, могут прожить всю свою жизнь, так никогда и не открыв свою способность к оргазму, но однажды открыв её и получив удовольствие, формируется психологический фундамент для продолжения его получения.

Подобно тому, как это происходит со взрослыми женщинами в брачных и других подобных отношениях, так же оно происходит и с некоторыми девочками до половой зрелости. В нашем обществе их, конечно, небольшая часть, но в исследованиях "жертв" есть доказательства, что среди тех, кто вступил в сексуальные отношения со взрослыми, значительная часть играла активную положительную роль, пусть даже большинство исследований основаны на делах, дошедших до суда, а их авторы имели сильную склонность к включению в них большого числа случаев реального совращения/изнасилования в противоположность добровольным взросло-детским интимным отношениям.

Участие ребёнка не всегда можно отнести исключительно на счёт сексуального желания с его стороны, но всё равно интересно замечание Шульца, резюмировавшего результаты нескольких исследований:

В сделанных ранее исследованиях сексуальных преступлений, участие юных жертв женского пола характеризовалось как "сотрудничество" в 7,8% из 330 преступлений (иссл. Ганьона), "отсутствие возражений" в 40% из 1994 преступлений (иссл. Радзиновича), "одобрение действий преступника" - от 66% до 95% всех сексуальных преступлений (иссл. Гебхарда), полное "участие" в 60% из 73 случаев (иссл. Уайсса) и как "активные соблазнители" в 21% из 185 случаев (иссл. Глюка).35

К сожалению, в некоторых из этих исследований не проводится деление между детьми младшего и старшего возраста. В исследовании Гебхарда такое деление проводится наряду с делением по полу: в его исследовании охвачены дети обоих полов до 12 лет и подростки от 12 до 15. Преступления, где взрослый применял физическую силу и случаи инцеста, рассматриваются отдельно. Все обвиняемые были мужчинами.

Касаемо детей до 12 Гебхард выяснил, что, согласно протоколам, 16,4% девочек одобряло действия преступника, а ещё 8,2% вели себя пассивно. По мнению самих обвиняемых 48,4% жертв одобряли их действия, а 36,9% вели себя пассивно. Среди мальчиков до 12 лет, согласно протоколам, целых 52,3% одобряли, а 6,8% были пассивны. По мнению самих обвиняемых эти цифры были 60,5% и 26,3% соответственно.

Я признаю, что могут найтись те, кто на основании статистики по девочкам заключит, что гораздо более важной цифрой, следующей из протоколов, является 83,6% (100%-16,4%) тех, кто не одобрял действие преступника, т.е. их принуждали. Я могу только ещё раз отметить, что не пытаюсь притвориться, будто сексуальное насилие над детьми не существует или что это несущественная проблема. Я только хочу показать, что насилие или принуждение не является характеристикой абсолютно всех детско-взрослых сексуальных отношений, даже когда ребёнок достаточно мал и даже когда в использованном исследовании заметна явная методологическая предвзятость с целью сделать долю недобровольных отношений искусственно высокой.

Цифры "одобрения" действий преступника стремительно возрастают в отношении подростков обоих полов в возрасте от 12 до 15 лет. Из протоколов следует, что 86% девушек одобряли, а 0,9% вели себя пассивно. Для юношей эти цифры составили 70,3% и 11,0% соответственно. Конечно, цифры "по мнению обвиняемых" были всё равно выше: для девочек 89,5% одобрения и 3,5% пассивных, а для юношей 82,8% и 9,3 соответственно.

Хотя выходит, что между степенью участия детей и подростков есть значительная разница, также ясно, что уровень участия детей, даже согласно "протоколам", которые могут быть столь же необъективны подобно словам обвиняемого, не является минимальным или незначительным.

Один судья, специально исследовавший эту тему, выразился достаточно ясно. Судья Давид Рейфен из Тель-Авива сказал:

... сексуальные игры в допубертатном и пубертатном возрасте, особенно если в них не происходит полового акта, является для многих притягательными и приносят удовлетворение. По этим причинам дети, являющиеся жертвами сексуальных преступлений, часто продолжают участвовать в этих играх и привлекают к ним своих друзей.36

Даже в вышедшем недавно отчёте Министерства внутренних дел Великобритании даётся важная доля официального признания того факта, что дети старше 10 (это возраст уголовной ответственности в Великобритании, исследование не коснулось детей младшего возраста) могут дать и дают согласие на сексуальные контакты со взрослыми. В отчёте детей называют "партнерами" в этих отношениях, а не "жертвами".37

В первой части главы я не только подробно рассмотрел факт сексуальной реакции у детей, но также и вопрос того, сколь многие из них могут испытывать сильные сексуальные импульсы, особенно в отношении взрослых. Найдутся те, для кого этот вопрос имеет первостепенную важность. Они заявят, что раз нельзя показать наличие у большинства детей младшего возраста жгучего и неудовлетворённого желания секса со взрослым, то нет никакого смысла в освобождении детей с целью сделать реализацию этих желаний для них возможной. Сторонники такой позиции скорее выскажутся в пользу нынешнего акцента на общественной и законодательной "защите" детей от в некоторых случаях нежелательного интереса со стороны взрослых, которые, вне всякого сомнения, обладают жгучими и неудовлетворёнными желаниями в отношении их.

Надеюсь, я показал, что дети всех возрастов обладают способностью испытывать оргазм и что в менее репрессивных культурах они реализуют свои сексуальные устремления. Некоторые дети младшего возраста, составляющие значимое меньшинство (а в некоторых категориях, большинство) в раскрытых сексуальных преступлениях против них, одобряют поведение обвиняемого взрослого, несмотря на табуированность самого акта. Хотя я согласен, что не желающие участвовать в этих отношениях дети не должны принуждаться к сексу, я не вижу оснований, почему их право не участвовать не могло бы сосуществовать с сексуальным освобождением остальных.

В сексуальной свободе детей есть много аспектов, включая свободу доступа к своему телу для мастурбации, право на интимные отношения со сверстниками и право на интимные отношения со взрослыми. Эти свободы в значительной мере связаны друг с другом. То общество, которое накладывает абсолютный запрет на детско-взрослый секс, также склонно быть антисексуальным и в других аспектах, в особенности в части предосудительного отношения к детской сексуальности. Впечатления, складывающиеся у детей от сексуальных запретов в ранний период воспитания, оказывают большое влияние на их взгляды, и я могу заключить, что последствия являются негативными для всех детей, не только для тех, кому выпало иметь сильный интерес к сексуальному взаимодействию со взрослыми. В следующих главах это будет рассмотрено подробнее. Однако в первую очередь необходимо рассмотреть некоторые из расхожих взглядов о том, что из себя представляют интимные отношения между ребёнком и взрослым, особенно якобы существующая противоположность между участниками, между "совратителем" и "жертвой".


1 Lindy Burton, "Vulnerable Children", Routledge & Kegan Paul, London, 1968, p.91.

2 Есть и ещё одна проблема, заключающаяся в том, что возбуждение половых органов может возникать как безусловный рефлекс без осознанного стремления удовольствия со стороны ребёнка. Например, во время родов у новорождённых мальчиков часто наблюдается эрекция, также ритмичные движения поезда могут вызывать самопроизвольную генитальную реакцию. Дальше всё зависит от ребёнка - насколько приятно это будет для него, чтобы пытаться воспроизвести это чувство через самостимуляцию.

Я думаю, о "сексуальном поведении" ребёнка есть смысл говорить в отношении его стремления к удовольствию через мастурбацию, и есть все основания сделать вывод о том, что имеет место стремление к удовольствию на основе конкретного поведения (напр. ритмичное, повторяющееся стимулирование половых органов). Это стремление к удовольствию обычно имеет социальный аспект, получающий своё развитие во взрослом возрасте. В целом он заключается в желании сексуального взаимодействия с другим человеком и даже во время одиночной мастурбации есть тенденция к стимулированию фантазиями о сексе с другим человеком или о привлекательности его тела.

Можно счесть, что в разговорах о "детской сексуальности" есть опасность ошибочно приписать детям набор строго определённых межличностных желаний и ожиданий, при том что в реальности они могут отсутствовать до получения определённых знаний. Эти знания приобретаются посредством опыта сексуального контакта с другими людьми, открывающего, что некоторые виды такого контакта (массаж, проникновение и т.п.) возможны и могут быть приятными.

Сам Фрейд попал в эту ловушку: говоря о желания мальчика-младенца сексуально обладать своей матерью, он ожидает буквального понимания, будто ребёнок уже знает о возможности проникновения и осознанно желает его.

С другой стороны нужно признать, что с очень раннего возраста дети могут открыть удовольствие сексуальных отношений с партнёром, если они имеют к ним доступ. Имея такой доступ, они перестанут пребывать в неведении о том значении, которое в этот опыт вкладывают взрослые. Подобно взрослым, дети, участвовавшие в приятном сексуальном акте с другим человеком способны предвкушать удовольствие от него в будущем, фантазировать или стремиться к его повторению. Равно как подобные контакты не обязательно должны являть собой получение наслаждения посредством половых органов.

Поцелуи и объятия в младенческом возрасте способствуют усвоению детьми того факта, что тело является самым сильным средством для выражения привязанности и любви.

3 A. Kinsey et al. , Sexual Behaviour in the Human Male, Saunders, Philadelphia, 1948; Sexual Behaviour in the Human Female, Saunders, Philadelphia, 1953.

Отчёты Кинси стали предметом эмоционально окрашенных диспутов сразу после их издания и было написано много работ, оспаривавших достоверность демонстрируемых в них статистических данных. Я сам избегаю всецело полагаться на эти данные. Это будет видно далее в этой главе, где я цитирую работу Рамси, дающего более высокие и, по моему мнению, более достоверные цифры мастурбации мальчиков доподросткового возраста. Но также стоит заметить, что в долгосрочной перспективе эти отчёты завоевали обширное признание как важный (пусть и не единственно справедливый) источник.

4 Kinsey, Sexual Behaviour in the Human Male, op. cit., p. 177.

5 B. Malinowski, The Sexual Life of Savages in North West Melanesia, Halcyon House, New York, 1929.

6 Sexual Behaviour in the Human Female, op. cit., pp. 104-5.

7 Sexual Behaviour in the Human Male, op. cit., p. 178.

8 Sexual Behaviour in the Human Female, op. cit., p. 116.

9 Sexual Behaviour in the Human Male, op. cit., p. 179.

10 Clellan S. Ford and Frank A. Beach, Patterns of Sexual Behaviour, Harper & Row, New York, 1951, pp.201-2.

11 B. Malinowski, The Sexual Life of Savages in North West Melanesia, Halcyon House, New York, 1929.

12 Ibid., pp. 48-9.

13 Ford and Beach, op. cit., pp. 202-4.

14 Ibid., pp. 139-40.

15 John Money and Patricia Tucker, "Sexual Signatures: On Being a Man or a Woman", Little Brown, Boston, 1975, pp. 210-13.

В этой книге детально и с юмором изложены несколько историй, повествующих о провальных попытках людей потерять свою девственность. Конфузы и неудачи происходили из-за сексуальной безграмотности одного из партнёров.

16 C. M. Johnston and R.W. Deisher, "Contemporary communal child rearing: a first analysis", Paediatrics, Vol.52, No.3, 1973, pp. 319-26.

17 Ibid., pp. 324-5.

18 Ibid., p. 326.

19 Bermant and J.M. Davidson, Biological Bases of Sexual Behaviour, Harper & Row, New York, 1974, Chapters 5 and 8.

20 Kinsey, Sexual Behaviour in the Human Male, op. cit., p. 195.

21 A. Moll, The Sexual Lift of the Child, Macmillan, London, 1912, p. 134.

Молль описывает случай семилетнего мальчика, испытывавшего влечение к взромлым мужчинам.

22 L. Bender and A. Blau, "The reaction of children to sexual relations with adults", American Journal of Orthopsychiatry, Vol.7, 1937, pp. 500-18.

23 Ibid., p.503.

24 Я думаю, что авторы подразумевали его знакомство с анальным совокуплением. Не утверждается, что данный опыт станет определяющим для его сексуальной ориентации в будущем. См. в 3 главе.

25 Bender and Blau, op. cit., pp. 509-10.

26 J. Weiss et al., 'A study of girl sex victims', Psychiatric Quarterly, Vol.29, 1955, pp. 1-27.

27 Ibid., p.7.

28 Вильгельм Стекел в его работе "Patterns of Psychosexual Infantilism, Liveright, New York, 1952" оспорил этот термин на основании того, что слово "извращены" не должно использоваться в отношении нормального признака. Он предпочёл слово "пансексуальны", в котором отсутствует уничижительный оттенок.

29 Lindy Burton, "Vulnerable Children", op. cit.

30 G.V. Ramsey, "The sexual development of boys", American Journal of Psychology, Vol. 56, 1943, pp. 217-33.

31 В работе самого Кинси были получены куда меньшие цифры, но они основаны на опросе взрослых, вспоминавших своё детство, и по словам самого Кинси, память могла их подвести.

32 Paul Gebhard et al., Sex Offenders: An Analysis of Types, Harper-Hoeber, New York, 1965.

33 В исследовании Гебхарда изучались только взрослые мужчины.

34 Gebhard et al., op. cit., p. 299.

35 Leroy Schultz, "Psychotherapeutic and legal approaches to the sexually victimized child", International ,Journal of Child Psychotherapy, Vol. 1, No.4, 1972, pp. 115-28.

36 Burton, op. cit., Chapter 6.

37 R. Walmsley and K. White, Sexual Offences, Consent and Sentencing, Home Office Research Study No. 54, 'HMSO, London, 1979, Chapter 2.

Комментарии

Этот материал основан на чужом (не моём) переводе на русский язык. Качество того перевода было неважным, также в процессе проверки я насчитал около 20 не переведённых предложений. Больше половины предложений мне пришлось перевести заново и последнюю четверть главы я переводил сам. Поэтому ответственность за качество перевода этого текста лежит на мне.

Остались вопросы по правильной транслитерации фамилий.

Интересно что это за "общины", проживавшие в которых дети имели столь большую свободу сексуального самовыражения? Может просто детский дом?

Нужно ли socio-sexuаl (acts) переводить "в лоб"? Может лучше сказать просто "отношения с партнёром"?

Как лучше перевести compulsive? Я перевёл как "компульсивные желания/импульсы", но может заменить на что-то более понятное, типа "нестерпимые", "непреодолимые" и т.п.?

насчёт общин - вполне возможно имеются ввиду те или иные религиозные общины, живущие обособленно от общества, которых судя по всему, в америке много
тем более навскидку припоминаются несколько скандалов и громких дел о совращении детей, происходящих именно в таких общинах.. мормоны там что ли были? не помню точно
но вряд ли детский дом - судя по приведённому отрывку речь там шла именно о родителях - а какие же родители в детском доме?

compulsive - да, "непреодолимые" или даже просто "сильные" будет звучать понятнее

Это не "общины", а "коммуны" (как у хиппи и т.п.):
Alternatives in child rearing in the 1970s.
Eiduson, Bernice T.; Cohen, Jerome; Alexander, Jannette
American Journal of Orthopsychiatry, Vol 43(5), Oct 1973, 720-731.
Drawing upon pilot interviews and home observations representing 50 families from rural and urban communes, single middle-class mothers, and "unmarried marrieds," the child-rearing practices, values, and beliefs of counter-culture groups are examined and compared with those of two-parent nuclear families of the 1970s. Attitudes and practices of "new" families bring into focus a number of fundamental issues, such as effects of multiple caretaking, antisexist attitudes, heightened interest in social relationships, and generalized trust of adults on the psychological growth of the child. (PsycINFO Database Record (c) 2013 APA, all rights reserved)

Socio-sexual acts можно перевести (в данном случае) как "межличностные сексуальные взаимодействия" (кавычки не надо:).

Compulsive в данном случае - неОдолимые (не "неПРЕОдолимые"), хотя ни в одном словаре не переведено как неодолимые (в словарях, к сожалению, всего не напишешь, но такова c'est la vie:-)

Первое, что бросилось в глаза (прям методом тыка в середину текста):

Социальных работников и медиков в этом взгляде укрепляют (а не "утверждают", мать вашу).

Остальное сил нет читать (пока).

Пожалуй, да ("компульсивной"), но, опять-таки, без оригинала это всё "игра в жмурки".

Эх, пришлось залезть в написание имен собственных (ища твой фрагмент), просто бросается в глаза: G.V. Ramsey - это Гленн (Glenn) Ramsey, то есть "Г.", а не "Дж.". Ты гуглить-то не ленись:) Ramsey лучше транслитерировать как "Рэмзи" (но эт ладно;)

Сейчас еще буду добавлять дикие "ляпы" в твоем переводе (которые без всякого оригинала "ой-ёй-ёй", просто в рамках русского языка).

обесценивает мнение о детской сексуальности, как о "реальной"
Здесь запятую (между "сексуальности" и "как") ни в коем случае ставить нельзя (коренным образом меняет смысл; поинтересуйся, в каких случаях по правилам русской пунктуации запятая перед "как" ставится, а в каких не ставится).

перестанут пребывать в невежестве о том значении
перестанут пребывать в неведении
Разницу между "неведением" и "невежеством" надо объяснять?))
ignorant of переводится как "не ведающий" ("не знающий", "не имеющий представления" и т.п.), редко как "невежественный". ignorance переводится и как "незнание" ("неведение"), и как "невежество". "Невежество" - слово ругательное, вообще-то.

"Качество того перевода было неважным". А чем уже важно переложение ваше? Прежде всего, русская цитата из Фрейда звучит иначе: см. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Freid/an_fob.php.
Во-вторых, этнические группы по-русски пишутся с маленькой буквы.
В-третьих, "жертв-соучастников" в русском языке нету. Есть только "активные жервы": см. http://www.koob.ru/malkina/behavioral_victim.
"Я насчитал около 20 не переведённых предложений"? А на что нужны? Краткость помогает усвоению текста: см. http://www.litmir.me/bd/?b=87560
Наконец, община да коммуна то же самое, только на разных языках.
Не думайте, что вы умнее всех.

1. Русская цитата из Фрейда является таким же переводом, каких можно наделать кучу. Лучше всего проверять по оригиналу. Я не знаю на каком языке писал Фрейд, но если на английском и в оригинале статьи его точная цитата, то мы вполне вправе перевести её сами. Если вы взяли цитату из книги на русском языке, то по этому вопросу у меня нет претензий.

2. Где вы здесь увидели словосочетание "этнические группы"? Поиск не находит.

3. Что значит "нет в русском языке"? "Жертва - соучастник" является куда более понятным, чем "активная жертва", более точный перевод participant victim (не active victim). Чтобы считать мой перевод ошибкой, нужно доказать, что "активная жертва" является устоявшимся переводом в русскоязычной криминологической литературе. Если устоявшегося перевода нет, то возможны различные варианты. Опять, по этому вопросу у меня нет к вам претензий, если взяли термин из книги.

4. "А на что нужны?"
Если вы задаёте такой вопрос, то о чём ещё можно говорить?

"Краткость помогает усвоению текста:"
Если вы считаете себя вправе выкидывать по какому-то одному вам известному принципу предложения оригинала, то вашу работу нельзя назвать переводом, а скорее что-то вроде пересказа.
Такой подход может использоваться в художественной литературе, но данная работа не является художественной, а скорее ближе к научно-популярной.

5. "община да коммуна то же самое, только на разных языках."
В нашем языке есть и то и то слово и у них несколько разные оттенки смысла, но в целом я не считаю за ошибку использование того или другого слова здесь. Претензии нет.

6. "Не думайте, что вы умнее всех."
Давайте обойдёмся без перехода на личности. Я сверил по предложениям эту главу с текстом оригинала и счёл ваш перевод некачественным по ряду причин.
У меня нет времени разбирать по отдельности ваши ошибки, лучше я потрачу его на перевод 3 главы (с комментариями, перевести которые вы не потрудились, а они интересны).

Ждём дальнейших комментариев Леща.

Фрейд писал на немецком (он австриец, если кто не знал).

Насчет этнических групп - имеется в виду, что названия всех этнических, расовых, национальных и т.п. групп по-русски пишутся с маленькой буквы, в отличие от английского (где все такие слова, как то: Russian, American, Canadian, Briton, Englishman, Englishwoman, the English (=англичане), Scot, Scotsman, Scotswoman, Welshman, the Welsh (=валлийцы), Slav, Mordvin(ian), Chukchi, Eskimo, Jew, Negro, European, Asian, African и т.п. пишутся с заглавной буквы) и немецкого, где вообще все существительные пишутся с заглавной буквы (последнее - особенность исключительно немецкого языка). Абсолютно все прилагательные (в том числе этнические) в русском пишутся с маленькой буквы (в отличие от того же английского).

Община и коммуна - не то же самое, и не на разных языках ("коммуна" - такое же слово русского языка, как и "община", хотя слово "коммуна" является заимствованным; в английском языке заимствованных слов - вообще больше половины словаря, в том числе "commune" - не более исконное для английского, чем "коммуна" для русского). Не каждую общину (далеко не каждую) можно назвать коммуной по-русски, хотя можно, конечно, сказать, что "коммуна - разновидность общины" (в самом общем смысле).

По остальным пунктам согласен с админом в данном случае.

Upd. (немного посмотрев текст): В данном тексте ошибочно написаны с заглавных букв названия племен, которые являются, конечно, разновидностью этнонимов - названий этнических групп (заменить буквы на строчные). Абсолютно все прилагательные пишутся с маленькой (строчной) буквы, разумеется, как общее правило. В тех случаях, в которых положено писать заглавную букву, каждое прилагательное пишется также с заглавной буквы (разумеется). Итого имеем: "Тробрианских островов" (географическое название) написано правильно, "Тробрианских мальчиков и девочек" - неправильно (заменить на "тробрианских мальчиков и девочек").

1. "Русская цитата из Фрейда является таким же переводом, каких можно наделать кучу". Что же вы цитат из Малиновского не наделали кучей?

3. "Чтобы считать мой перевод ошибкой, нужно доказать, что "активная жертва" является устоявшимся переводом в русскоязычной криминологической литературе". Не в криминологической, а виктимологической. Точнее, в книгах Малкиной-Пых.

4. "Нельзя назвать переводом, а скорее что-то вроде пересказа". Пересказ - это перевод и есть. Называется вольным. В отличие от подстрочного.

5. "В нашем языке есть и то и то слово и у них несколько разные оттенки смысла". Нету разных оттенков. Я по толковым словарям смотрел.

6. "Комментариями, перевести которые вы не потрудились, а они интересны". Я перевёл, однако на samlib'е не прочитать.

Смотрите, труженики какие!

"Виктимологическая литература" - это сильно. Особенно книги Малкиной-Пых)))

Открою в очередной раз "страшную тайну", что в словарях (в том числе толковых; и даже в "виктимологической литературе":) всего не напишешь, а тот, кто это понимает (как минимум догадывается), называется (как минимум имеет право претендовать называться) переводчиком, в отличие от "пересказчика". Весь чОрт - он, как говорится, в деталях (подробностях), что не устаю пытаться донести до некоторых. Вот, что называется, никого не хотел обижать (зарекался заочно критиковать тех, кто делает переводы или "переводы"), но придется высказать мое "скромное мнение", что "переводы" (или пересказы, уж не знаю) Кирилла Галабурды - это, что называется, почище не то что "Фауста" Гёте, но даже "жёсткого изнасилования" (здешние знают, о чем я).

Особенно "пересказ" (вольный перевод)) имени David как "Давыд")))

P.S. Я бы тех, кто обзывается ("самыми умными", да еще и "тружениками"%) банил бы в момент.

Upd.: Подробно о "жертвах-соучастниках" (как разновидности "необходимых соучастников") см., напр., диссертацию Т. Штефана.

Ещё хочу честно признаться, что не проверяя использовал слово "племя", там где в оригинале стоит название -этого-. Я к тому, что оно может быть и не племя, а народность или я не знаю что ещё бывает у туземцев, национальность...

Сегодня ещё подумал, что "активные жертвы" двусмысленно ещё и из тех соображений, что это может означать "активно сопротивляющиеся жертвы". Интересно почему Пых выбрала его...
Книгу её пока не смотрел, действительно ли она о participant victim.

Я предлагаю, чтобы не поссориться окончательно, называть переводы Кирилла вольными. Они не очень подходят для нашего сайта, мы стремимся всё-таки к точности, в меру сил.

Племя, народность, национальность - без разницы: всё, что я перечислил, и т.п. пишется с маленькой буквы в русском языке.

Да, "активные жертвы" крайне двусмысленно (даже, можно сказать, трехсмысленно, четырехсмысленно и т.д.:) без специальных подробных объяснений (или усиленного вникания-анализирования читателем). Даже если есть такое устойчивое сочетание в специальной литературе, оно никак не помогает в переводе данного (предназначенного вовсе не специалистам) текста, только затуманивает, сбивает читателя с толку. "Жертва-соучастник" ("-соучастница") совершенно адекватно в данном случае.

"Подробно о 'жертвах-соучастниках' (как разновидности 'необходимых соучастников') см., напр., диссертацию Т. Штефана". Как называется диссертация? Кто переводил? Часом не Лещ?

"В словарях... всего не напишешь, а тот, кто это понимает (как минимум догадывается), называется (как минимум имеет право претендовать называться) переводчиком". Понимать и выдумывать от себя не одно и то же. Если, о Великий Переводчик Лещ, Вы уверовали, что "не каждую общину (далеко не каждую) можно назвать коммуной по-русски", докажите.

"что 'активные жертвы' двусмысленно ещё и из тех соображений, что это может означать 'активно сопротивляющиеся жертвы'". А что термин ЭДС недвусмыслен потому, что можно подумать, дескать, ЭДС измерима в ньютонах, то давайте заново выдумаем электродинамику.

Диссертация называется "Sexueller Mißbrauch von Jugendlichen (§ 182 StGB)". Лещ ее переводил, да. Но в переводе Леща нет именно такого сложного слова "жертвы-соучастники", так что Вам, неуважаемый (обзыватель), перевод Леща не поможет. Я порекомендовал почитать диссертацию автору обсуждаемого здесь перевода (кажется, сам админ - и есть автор перевода) и всем, кому интересно (не имея в виду Вас). В той диссертации просто объясняется, что некоторые из тех, кто является по сути соучастниками (в теории их роль описывается как "необходимое соучастие"), по закону считаются "потерпевшими", то есть "жертвами". На остальное не вижу смысла отвечать Вам. Я не великий переводчик, просто знаю о существовании таких вещей, как узус, сочетаемость и т.д.