Охота на ведьм под предлогом защиты детей, или Что реально стоит за борьбой с "педофилами"

Отправлено admin от 15.02.2011 - 15:23

Никто не спорит с тем, что бородатые маньяки, таскающие пятилетних детей из песочниц с целью изнасилования, расчленения и закапывания в лесу под ёлочкой, достойны самого что ни на есть сурового наказания.

Проблема в том что субъекты эти крайне малочисленны, и для наказания их вполне достаточно нормального уголовного кодекса. Поэтому борьба с "педофилией" заточена не под них, а под более или менее адекватных в социальном отношении граждан, иногда не без странностей и недостатков, но не представляющих, тем не менее, серьёзной угрозы обществу , а ещё чаще – случайных жертв собственной, совершенно традиционной сексуальности. То что подаётся общественному мнению как негативные, но простительные издержки этой борьбы является в действительности её сущностью. Вся эта борьба, осуществляемая под прикрытием красивых слов о защите детства, состоит по факту из грубейших извращений юридических, морально-этических и рациональных принципов.

Прежде всего, вызывает удивление возрастной порог в 16, а то и 18 лет, далеко превосходящий тот возраст когда в подростке пробуждается интерес к сексуальности. В первую очередь он дискриминирует самих подростков, которые лишаются права на половую жизнь, причём зачастую не только со старшими партнёрами, но и друг с другом, поскольку многие юрисдикции интерпретируют добровольный секс между несовершенолетними как обоюдный акт педофилии, т. е. преступление с обеих сторон. Но даже если разница в возрасте имеет место – она, как правило, невелика, поскольку молодые люди предпочитают общаться друг с другом, а не с поколением своих матерей и отцов. К данной категории относится большинство жертв педоборческого правосудия. Естественным образом, чем выше поднимают возраст согласия – тем больше становится по статистике так называемых "педофилов", что тут же приводится как свежий аргумент аргумент для дальнейшего закручивания гаек.

Не менее абсурдна и вопиюща другая правовая норма, согласно которой просмотр "детской порнографии" приравнивается к педофилии как таковой. По этой логике всех тех кто смотрит фильмы со сценами убийства, будь то документальное кино про войну или голливудские боевики, надо наказывать наравне с реальными убийцами. Особенно страшна должна быть участь геймеров, крошащих виртуальных монстров в компьютерных стрелялках. Эти заслуживают если не нюрнбергского процесса – то, как минимум, гаагского трибунала.

В пользу упомянутой правовой нормы приводят обычно тот довод что якобы детская порнография может интересовать только педофилов, место которых в любом случае на параше, даже если они никого пока ещё не растлили. Но даже если предположить что этот довод верен, до сих пор не одна, даже самая драконовская правовая система, не приравнивала фактически совершённые преступления к предполагаемой склонности их совершать. Не нужно быть психоаналитиком чтобы отыскать бестиарий порочных склонностей в любом человеке, не исключая самых воздержанных, добросердечных и святых. Посадить в тюрьму под этим предлогом можно кого угодно.

Более принципиальна, однако, другая сторона вопроса. По существу, данная правовая норма криминализуют любую попытку составить независимое и объективное суждение о педофилии (в кавычках или без таковых), ибо невозможно здраво судить о том чего ты не видел своими глазами. Это запрет на знание. Тотальная цензура в отношении сабжа. Оправдывать подобного рода цензуру в отношении любых, даже самых отвратительных, социальных феноменов – это прерогатива людей невежественных и/или бессовестных. Потому что наша способность отличать добро от зла, а следовательно действовать добрым или злым образом, может быть основана только на эмпирическом знании, а всё что подменяет его – релятивизирует нравственность самым непредсказуемым и чудовищным образом. Что лучше демонстрирует гнусность фашизма нежели кадры из Освенцима? Что может послужить лучшим аргументом против насилия нежели плач его жертв? Если вы действительно считаете педофилию самым страшным из человеческих зол – почему вы не показываете это зло на каждом углу, чтобы людей от него тошнило, и они пропитывались к нему отвращением?

Хуже того, само понятие "детской порнографии" законотворцы трактуют чрезвычайно расширенным образом. Порнографичной предполагается нагота как таковая, не говоря уже про любой телесный контакт, что автоматически криминализует нудизм, ибо невозможно представить как эта практика может оставить детей за своими пределами. Преступными также признаются целые народы в Амазонии или Новой Гвинее, только на том основании что в их обычаи не входит патологическая озабоченность фиговыми листиками.

Наконец, в довершение абсурда, объявляется преступлением выглядеть младше своих лет или иметь маленькую грудь, потому что в этом случае пускающие слюну педофилы могут принять ваше ню за детское порно.

На этом, однако, странности не заканчиваются. С подачи американцев в юридический оборот вошло понятие "statutory rape". Оно подразумевает что любое половое сношение с лицом младше возраста согласия, даже если оно произошло в рамках обоюдной и пылкой любви, является с точки зрения закона изнасилованием. Фактически эта уловка ставит знак равенства между насилием и любовью (и позволяет цинично клеймить "насильниками" ни в чём не повинных ромео и джульетт). Можно ли придумать более грубое надругательство над базовыми принципами морали, которые состоят в том что любовь есть благо, а насилие, напротив, есть зло? Даже согласившись (хочется верить что это согласие будет основано на объективных научных данных, а не чьих-то инсинуациях и предрассудках) что ниже определённой возрастной планки растлитель наносит серьёзный психологический вред (имманетный самому акту растления, а не коллективной истерии вокруг него) – необходимо соизмерять тяжесть наказания с тяжестью проступка, а она очевидным образом определяется из того было ли ли растление сопряжено с принуждением и/или причинением физического вреда. По уму, законодателям следовало бы поставить этот момент во главу угла. Но вместо этого они всячески его нивелируют.

Отдельного упоминания заслуживает специфическая американская практика суммации наказаний, когда "преступник" может получить сколь угодно длинный, в том числе пожизненный, срок за самые незначительные, в том числе и с точки зрения закона проступки. Если, допустим, управление автомобилем без прав карается сроком заключения 1 год, и вас уличили что вы садились за руль дважды в день в течение месяца, вас могут вполне законно упечь за решётку на 60 лет. Если на вашем винчестере нашли десять голых девочек (или десять фотографий одной и той же голой девочки), и за каждую из них вас вправе посадить в тюрьму на три года, по "сумме" преступлений вас могут законно посадить в тюрьму на 30 лет. Если вы переспали со своей 15-летней подружкой 10 раз, и при этом половое сношение с несовершеннолетними карается 10-летним сроком, готовьтесь провести на зоне 100 лет. Если же вы особенно не понравитесь суду или тем закулисным дядям которые дёргают за ниточки этого сугубо независимого заведения – достаточно и вовсе одного раза. Судья просуммирует сколько раз вы вставили и вынули. Подобная практика применяется в отношении всех неугодных, от торгующих марихуаной негров до пользователей файлообменных сетей. Разумеется, любой здравомыслящий человек должен требовать немедленного и безусловного искоренения этого правового беспредела, независимо от того как он относится к педофилии, марихуане или битторентам.

Фактически педофилы выступают подопытными кроликами, на которых отрабатывают технологии выпотрашивания базовых гражданских прав.

Сегодня "химическая кастрация" является эксклюзивной привилегией педофилов. Завтра избыточным содержанием тестостерона будут объяснять любые преступные наклонности, а в особенности политический экстремизм, богохульство и забастовочную деятельность.

Сегодня в США "педофилов" (уже отбывших тюремный срок) вынуждают выселяться из собственных домов в палаточные лагеря в лесах, потому что им запрещено пребывать ближе скольких-то миль к скоплениям детей, а где вы можете представить жилой район в котором дети не были бы вездесущи? Уверены ли вы что завтра вас не обвинят в сугубо духовном разложении детских умов?

Сегодня списки "педофилов", с фамилиями, фотографиями и адресами, официально вывешивают в интернете, что делает практически невозможным съём жилья или нахождение работы, не говоря про злоупотребления со стороны потенциальных любителей издеваться  и линчевателей. Задумайтесь какие категории граждан попадут в аналогичные списки во вторую очередь?

Мораль из всего этого вообще-то простая. Правовая система должна быть построена на разуме, а не на эмоциях, и быть адекватной элементарным принципам нравственности. Там где общество позволяет себе избирать козлов отпущения, в отношении которых любые права и свободы официально размазываются об асфальт, а наказания теряют соразмерность проступкам, такое общество рано или поздно будет опущено целиком. Но самое страшное – если в нынешнем глобализованном мире этот сценарий будет реализован в планетарном масштабе, когда вам больше некуда будет бежать. Это уже сегодня случилось с Джулианом Ассанжем. А завтра это может случиться со всеми нами.

источник