В Перу снижен возраст согласия - анализ статьи

Отправлено admin от 25.02.2011 - 23:58

Перевод с английского. Оригинал.

В этой статье представлен мой анализ публикации, рассказывающей об удивительном и обнадёживающем событии посреди современного глобального помешательства на предмет сексуальных преступлений и продолжающегося Оруэлловского наступления на сексуальные права детей и подростков: перуанские законодатели реально снизили возраст согласия (далее ВС). Это можно считать доказательством, что ныне правящая политическая партия состоит из прогрессивных людей, подлинно заслуживающих этого определения, в отличие от большинства их трусливых единомышленников в северной Америке, Европе и Австралии. Не пускаясь в дальнейшие рассуждения на этот счёт, давайте приступим к анализу различных фрагментов статьи, представленных в виде цитат.

Конгресс Перу единогласно проголосовал за снижение до 14 лет возраста участия в добровольных сексуальных контактах. Данный шаг по мнению некоторых активистов может подвергнуть детей сексуальным злоупотреблениям.

А кто конкретно эти "активисты"? Ясно, что это скорее всего не борцы за права подрастающего поколения. Я подозреваю, что речь о перуанском аналоге "защитников детей", выставляющих себя как борцов за "права детей", но реально выступающих за увеличение государственного и родительского контроля за каждым аспектом жизни молодёжи "ради их собственного блага". В первую очередь именно ими в современном мире порождена целая индустрия вокруг сексуальных преступлений, и это они извлекают выгоду и приобретают политическую власть, а зачастую и немалые суммы из государственного бюджета или быстрый карьерный рост в СМИ в результате функционирования этой сомнительной индустрии. Поэтому неудивительно, что столь многие из них загоняют эту "заботу" за все рамки здравого смысла и протестуют против любого движения, способного ослабить бастионы педоистерии, воздвигнутые против публичного обсуждения этого вопроса в западных странах.

В четверг из 80 депутатов парламента 70 проголосовали в пользу снижения возраста, с которого уголовный кодекс определяет право человека на сексуальную активность. Ранее он составлял 17 лет.

70 за и 10 против?! Вот это да! Перуанские политики, считающие себя прогрессивными, подлинно и искренне являются таковыми, и серьёзно относятся к принципам, связанным с этим названием, в отличие от серой массы прогрессивных политических сил в Америке, Англии и Австралии, страшащихся обращаться к этому вопросу в какой-либо другой мере, кроме как бездумное и безустанное клеймление, охватывающее полностью негативный и абсолютно неверный стереотип, направленный на педофилов и детей, без единой доли ясности, объективности и серьёзных исследований.

"Перуанский законопроект был разработан членом президентской лево-центристской партии "Априста" и ожидается, что президент Алан Гарсия подпишет его."

Это невероятно! В Перу существует большая политическая партия, являющаяся подлинно лево-центристской, в противоположность отступническим демократам в США, которые позиционируют себя как центристская (т.е. левоцентристская) партия из-за страха навешивания ярлыков со стороны республиканцев, и которые представляют свои законопроекты в импонирующей республиканцам манере, в надежде избежать их недовольства [хотя это и не особо помогает, поскольку американские республиканцы люто ненавидят любого президента - демократа или другого политика в демократической партии вне зависимости от того, насколько усердно они стараются угодить требованиям республиканцев, по той простой причине, что они - демократы. Обратите внимание сколь часто республиканцы называют Обаму социалистом, несмотря на его пособничество Уолл-стрит, большую помощь банкам, оказавшимся в бедственном положении, его оскорбительное оправдание реформ мер по охране окружающей среды, от которых стало не по себе прогрессивным людям по всему миру и как возмутительно много он уступил республиканцам в вопросе реформы здравоохранения, и как республиканцы постоянно называют Обаму "мягким к терроризму" и часто заявляют, что он недостаточно серьёзно относится к "войне с террором", несмотря на то, что Обама развёртывает военные операции в пяти странах среднего востока, что на три больше, чем Буш. Но это другая тема...]. Очевидно, что прогрессивные перуанские политики, включая президента, имеют достаточно твёрдости, в отличие от их коллег в северной Америке, Европе и Австралии. Они реально следуют тому, за что должны выступать прогрессивные силы и сторонники либерализма, вне зависимости от усердных попыток навешивать ярлыки со стороны педоистериков и консерваторов страны, включая членов парламента. Они устанавливают законы, опирающиеся на свои убеждения, избегая тайного голосования за меры, идущие против их принципов, как регулярно делают либералы в американском парламенте. Перу и другие страны Латинской Америки дают надежду на то, что в будущем этому сумасшествию наступит конец и также они демонстрируют, что сопротивление расползающемуся по миру педопсихозу и следующей за ним истерии на предмет сексуальных злоупотреблений совсем не бесплодно.

Рауль Кастро, член парламента и один из сторонников законопроекта, сказал, что данный документ позволит Перу "следовать в ногу с прогрессом и развитием современного общества".

Это просто потрясающе! Вот что значит прогрессивный депутат, на деле старающийся, чтобы его страна развивалась и лучше соответствовала тому, что он считает "современным обществом", которое г-н Кастро определяет как общество, не урезающее, а дающее больше прав молодёжи. Кастро и его коллеги - перуанские прогрессивные парламентарии - посрамили своих американских, английских, канадских и австралийских коллег, на деле следуя принципам прогрессивности и либерализма, несмотря на всё то сильное социально-политическое давление в обратную сторону.

"Есть подростки, которые забеременев, не обращаются в медицинские учреждения из-за боязни ареста и предъявления обвинений их партнёрам" - сказал Рауль Кастро.

Безусловно, это одна их хороших причин понижения ВС, и в действительности именно этот аргумент был привлечён многими молодёжными группами в Канаде, выступившими против нового консервативного законопроекта правительства. Но эти группы потерпели поражение и канадское правительство, заискивающе уступив американскому давлению, повысило ВС, пойдя против здравого смысла и прав молодёжи, что является прямой противоположностью свершившемуся в Перу. Существуют и другие хорошие, возможно даже гораздо лучшие причины для снижения ВС во всех странах, включая общее развитие прав молодёжи, но вышеупомянутое основание пока можно считать достаточным, поскольку оно является совершенно справедливой причиной, ставящей интересы молодёжи выше интересов тех, кто стремится контролировать их сексуальную жизнь по причинам, сводящимся к чисто морализаторским.

"Некоторые общественные организации поддержали закон, говоря, что он позволит молодым людям избежать заключения по обвинениям в сексуальном контакте с несовершеннолетним".

Существование таких организаций в Перу весьма обнадёживает, при почти полном отсутствии их в Америке, Великобритании и Австралии. И я думаю, что важно также предотвратить попадание в тюрьму по этому обвинению не только молодёжи, но и взрослых, потому что законы, криминализирующие все формы сексуальных контактов по обоюдному согласию несправедливы, контрпрогрессивны и недемократичны.

Но Вирджиния Борра, глава Министерства по делам женщин и социального развития заявила, что данный закон откроет дверь для "грубых изнасилований, за которые можно избежать наказания, выставляя акт как добровольный"

Почему я не удивлён, что глава организации, якобы предназначенной для поддержки женщин и социального развития, имеет столь негативное отношение к правам молодёжи и считает, что люди младше определённого возраста более подвержены изнасилованию, чем взрослые женщины? Возможно ли, что название этой организации является лишь прикрытием для совсем других целей, возможно для продвижения образа жертвы? Многие организации, декларирующие борьбу за права женщин, реально занимаются продвижением образа жертвы, а проводить законы на основании данного взгляда проще всего в отношении лиц младше 18 лет, поскольку в настоящее время у них нет гражданских прав сопротивляться подобным лишениям. Как ещё можно объяснить идеологию, которая заявляет о возможности избежать наказания за грубое изнасилование, выставив его как добровольные отношения?

Мария Пиа Хермоза, координатор перуанской организации "Усилия ради детей" пожаловалась, что "закон подвергнет детей сексуальным злоупотреблениям"

Стоит ли удивляться, что организация с названием "усилия ради детей" является не борцом за их права, а занимается "защитой детей", продвигая зависимость молодёжи от взрослых, в оправдание этого одновременно разжигая истерию по поводу сексуальных преступлений? При этом постоянно игнорируется хорошо задокументированный факт, что лишение детей прав в реальности подвергает их гораздо большей угрозе злоупотреблений всех видов (включая сексуальные) по сравнению с предоставлением им больших прав и свобод. Такие организации грубо игнорируют факт, что бОльшая часть ненадлежащего отношения к детям исходит дома от их родителей и старших родственников, которые обладают наибольшей властью над ребёнком, в отличие от всех тех, кто не проживает рядом и не имеет над детьми непосредственной власти. Такие организации нужно осуждать, а не поощрять, не говоря уже о том, чтобы финансировать их из госбюджета. Поэтому весьма обнадёживает, что перуанское правительство игнорирует такие организации, вместо того чтобы подчиняться их давлению для ограничения прав молодёжи, преследовать взрослых, испытывающих влечение к ним и разжигать истерию, что прямо противоположно проведению прогрессивной и поддерживающей молодёжной политики.

Насильники "воспользуются согласием дабы избежать правосудия", говорит она в пятничном номере газеты Peru21, "они и дальше будут пользоваться шантажом и угрозами для изнасилования несовершеннолетних"

Это одно из самых распространённых заявлений, используемых "активистами", выступающими против прав молодёжи, дабы оправдать существование репрессивных и драконовских законов, контролирующих сексуальные права детей и подростков. Они опираются на идею, что после отмены или снижения ВС отовсюду вылезут толпы распущенных взрослых, использующих шантаж и угрозы насилия, дабы склонить малолетних к сексу с ними, а затем запугивать этих детей, чтобы они заявили о добровольности контактов. Борцы за права молодёжи и выступающие за право выбора активисты из числа педофилов уже множество раз слышали это "оправдание" высокого ВС, которое на самом деле весьма просто опровергнуть.

В первую очередь эти заявления опираются на предположение, что по сравнению со взрослыми, молодых людей, включая тех, кто получил больше прав, легче склонить и затем запугать, чтобы они соврали для защиты насильников. Но это необоснованное предубеждение против молодёжи как возрастной группы. Такие заявления также апеллируют к негативным стереотипам и безосновательному недоверию ко взрослым, опираясь на твёрдое предположение, что люди, имеющие романтический или сексуальный интерес к младшим подросткам, имеют тенденцию к распущенности. Это чувство похоже на то, что я часто слышу от педофилов, выступающих против права выбора, когда они выступают за сохранение законов о ВС: крайнее, сдобренное паранойей недоверие к взрослым, с сопутствующим убеждением что общество до краёв наполнено насильниками из числа взрослых и потенциальными насильниками, которые только того и ждут, что ВС будет снижен и потом в огромных количествах проявятся, дабы напасть на ничего не подозревающих детей, угрожать и склонить их к сексуальным контактам, после чего воспользоваться снижением ВС и, запугав детей, вынудить их признать изнасилование добровольными отношениями. Лучше бы люди, делающие такие заявления как следует и тщательно подумали, прежде чем говорить такое, потому что тогда они выглядели бы гораздо менее глупо и не столь свихнувшимися на почве паранойи.

В демократической стране на человеконенавистнические взгляды, в которых за основу принимается идея, что общество переполнено злодеями, и на основании этой идеи принимаются законы, вполне обоснованно смотрят с недоверием. Мы не можем принимать законы на основании того, что совершенно ясно является лишь предположениями на предмет "возможных" действий людей, опираясь на циничную неприязнь к человеческому роду, и при этом оставаясь демократической страной, опирающейся на социально прогрессивные ценности. Действительно, среди взрослых есть злонамеренные личности, которые действительно попытались бы использовать юных, но я готовь биться об заклад с теми, кто попытается доказать, что подобных людей среди взрослых столь огромное количество, что оно оправдывает репрессивные законы, опирающиеся на чисто произвольные предположения, и приводящие к заключению в тюрьму большого количества невиновных людей, дабы обеспечить, что все и каждый подлинно злонамеренный или виновный человек был немедленно наказан. Несомненно, что совершение подобных действий со стороны злонамеренных взрослых возможно, и это действительно происходило в прошлом, но я думаю, что предполагать об отсутствии у огромного числа юных достаточной стойкости и силы воли, чтобы сообщить о реальном изнасиловании друзьям, членам семьи и правоохранительным органам вне зависимости от угроз, которые в их адрес могут последовать от гипотетического насильника - ничто иное как истеричный и дискриминационный по возрасту взгляд. И да, возможно, что при снижении ВС некоторые насильники из числа взрослых (а также старших подростков) смогут в определённых случаях запугать более юного партнёра, дабы он заявил о добровольном характере отношений, в реальности явившихся изнасилованием, что приведёт к временному нахождению виновного насильника на свободе. Однако я сильно сомневаюсь, что абсолютно любой подросток, по отношению к которому насильник совершит своё злодеяние, уступит его угрозам вне зависимости от того, сколь сильно его запугивают, и рано или поздно (скорее всего рано) одна из жертв такого насильника заговорит, что также подтолкнёт предыдущих жертв набраться смелости и заговорить и приведёт к появлению в суде ряда изобличающих свидетельств (такое постоянно происходит с женщинами, ранее молчавшими по каким-либо причинам). Поэтому даже если нерегулярный насильник временно останется на свободе, он не сможет долго продолжать своё дело.

Кроме того, подрастающее поколение можно обучить обнаружению у сверстников и взрослых тех признаков, которые свидетельствуют об опасности, и я не думаю, что очень многим настоящим насильникам удастся успешно скрыть свою истинную природу от всех и каждого человека в жизни подростка, включая большое число подлинно заботящихся о них взрослых, которые лишь с небольшой долей вероятности появятся в их жизни, если законы о ВС останутся как прежде. Следует также отметить, что взрослых, не проживающих с ребёнком вместе в доме или школе-интернате, и нацеленных именно на изнасилование детей, крайне мало (в противоположность расхожему мнению) и я не вижу оснований предполагать, что существует огромное число потенциальных насильников, недоступных для обнаружения обществом лишь по той причине, что начать действия по реализации своих антиобщественных желаний им мешает ВС. Это распространённое заявление, исходящее как от защитников детей, так и от некоторых педофилов, выступающих против права выбора, находится на грани здравого смысла, а то и просто истерии, и не опирается на какие-либо доказательства. Вместо этого оно основано на циничном и чрезвычайно негативном недоверии к человечеству в целом.

Когда я говорю обо всём этом, защитники ВС (вне и внутри сообщества педофилов) пытаются возразить на это в столь же истеричной и подлинно недемократичной манере, как и любая из упомянутых выше реакций "защитников детей": они отвечают мне и другим борцам за право выбора аргументом "даже один - это слишком много", суть которого в том, что даже если одному единственному насильнику детей удастся остаться на свободе в результате запугивания ребёнка, выставив сексуальный контакт как добровольный, это всё равно совершенно неприемлемо и данных людей нужно останавливать любой ценой, вне зависимости от того, сколько может пострадать ни в чём неповинных людей, чья жизнь может быть покалечена в результате, и вне зависимости от того, сколь драконовскими будут законы в отношении свободы выбора и личных свобод подрастающего поколения. Когда люди заявляют такое, им следует сделать паузу и тщательно обдумать только что сказанное. Как только они успокоятся и придут в чувство, когда способность к рассуждению снова начнёт функционировать, им следует тщательно исследовать разницу между демократией с прогрессивным уклоном и полицейским государством с авторитарной тиранией, и как первое может легко стать вторым, если законодатели и граждане не осторожны в своих суждениях. Исследуя этот вопрос они обнаружат, что жертвовать свободой ради предполагаемой защиты от какого-то зла всегда в прошлом оказывало чрезвычайно негативное влияние на большое число людей в обществе, не входящих в правящую элиту. Совершенно невозможно полностью исключить все виды рисков для всех членов общества, включая молодёжь. А законодательная система демократических и прогрессивных стран всегда придерживалась принципа, что гораздо лучше, если в редких случаях виновный окажется на свободе, чем соглашаться даже на возможность единичных случаев, когда невиновный человек попадает в тюрьму и законодательная система калечит его судьбу, не говоря уже о вполне реальных тысячах невинных людей, которых придётся посадить, если все и каждый взрослый, имевший добровольные сексуальные отношения с юным партнёром младше некоего произвольно установленного возраста, будет осуждён и заключён в тюрьму только для обеспечения условия, при котором ни один человек, который может быть виновен в реальном преступлении, не должен оставаться на свободе. Меня удивляет, что люди, выросшие даже в номинально демократическом обществе, скатываются на чистые эмоции и поддерживают любые драконовские меры, даже если они касаются защиты тех, кто считается в обществе наиболее уязвимыми, тем самым рискуя ещё на один шаг приблизить своё общество к состоянию полицейского государства.

Также важно рассмотреть ещё один чрезвычайно убедительный аргумент против одного часто упоминаемого оправдания держать высокую планку ВС, о котором я говорил выше. Его авторство принадлежит одному из моих друзей и союзников, прочитавших эту статью:

"Касаемо их аргумента о том, что если возраст согласия будет снижен, некоторые взрослые начнут угрожать ребёнку, дабы он назвал отношения добровольными...
В соответствии с настоящими законами, если взрослый имел сексуальный контакт с человеком, не достигшим ВС, что по их мнению мешает этому взрослому угрозами добиться от ребёнка вообще не рассказывать никому о том, что контакт произошёл?
Если они хотят угрозами добиться признания добровольности контакта, они наверняка захотят с помощью тех же угроз добиться полного молчания. Почему они не понимают, что ВС полностью бесполезен в этом случае?"

Другими словами, выходит что мой друг сейчас полностью разгромил сторонников этого потрёпанного оправдания высоко держать планку ВС, показав сколь сильно законы о ВС противоречат здравому смыслу и просто бесполезны для защиты детей от подлинных злоупотреблений (в противоположность простому отрицанию их сексуальных прав путём криминализации полностью добровольных сексуальных отношений) и что законов против изнасилования и сексуальных домогательств более чем достаточно для преследования настоящих насильников, маньяков или совершающих домогательства. Эти законы уже давно успешно действуют для людей старше ВС.

Легко заметить, кто везде, где для решения предполагаемой проблемы принимается хотя бы один драконовский закон, за ним неизбежно и неминуемо следуют ещё один подобный и так далее с неизбежным увеличением строгости, а каждый последующий - более истеричный, чрезмерный и недемократичный, чем предыдущие. Обратите внимание как различные западные государства в своих продолжающихся попытках предотвратить сексуальные злоупотребления детьми начинают от криминализации всех сексуальных контактов между несовершеннолетними и взрослыми, вне зависимости от согласия, к криминализации просмотра фотографий и видофильмов с детьми в сексуальных ситуациях, потом к криминализации просмотра фотографий и фильмов с обнажёнными детьми, даже если ситуация не сексуальная, по одной лишь причине, что некоторые взрослые возбуждаются от этого, потом к криминализации определённых фотографий одетых детей, потому что педофилы и от них могут возбудиться, затем к криминализации рисунков и компьютерных изображений обнажённых детей, затем к криминализации фотографии и видеофильмов с сексуальными изображениями взрослых женщин с маленькой грудью, потому что педофилы посредством этих изображений могут фантазировать о детях, потом... ну вы поняли. Хотим ли мы знать, до чего далее дойдут эти законы? Может на очереди вся порнография с участием взрослых?

Или, если взять другой пример - вслед за законом, запретившим виртуальный секс между взрослыми и детьми, следует криминализация абсолютно любого интернет-общения между взрослыми и детьми на основе предположения, что данные контакты способны закончиться виртуальным сексом и предполагаемой "сексуальной эксплуатацией" ребёнка взрослым. Где тут предел? Каков логический вывод из этих всё более драконовских законов? Как мы вообще можем оправдать принятие такого закона, вспоминая исторический прецедент данного явления? Здесь как в старой пословице: "Если дашь кому-то палец, они откусят руку". Вот почему глупо предполагать, что принятие лишь одного драконовского закона в рамках демократии не приведёт к всё более недемократичным и возмутительным наступлениям на демократические свободы или что любой такой закон можно оправдать как "необходимое зло". Ни один драконовский закон не полезен, вне зависимости от того, насколько большой считается содержащаяся в обществе опасность. Вот почему, как я сказал ранее, я потерял уважение к одному из своих союзников из числа педофилов, которого я знаю по сообществу девочколюбов, когда тот неожиданно и резко покинул стан наиболее твёрдых сторонников права выбора, перейдя в число бесстыдных защитников законов о ВС и заявил, что поддерживает эти законы без оглядки на то, сколь драконовскими они являются (да, он именно так и сказал). Он и подобные ему по-видимому считают, что потребность в защите детей от злоупотреблений столь огромна, что абсолютно всё годится для достижения этой цели, неважно сколь много невинных людей пострадает, сколь истеричными и возмутительными эти меры становятся и сколь много свобод и гражданских прав будет в результате утрачено. В подобных мерах по "защите" детей нет ничего выдающегося, поскольку они потворствуют ментальности полицейского государства и в конечном итоге все члены общества, включая молодёжь, которую они призваны защищать, страдают от этих безумных посягательств на наши основные гражданские свободы. Эта тенденция хорошо заметна по нынешней "поросли" законов, отправляющих подростков в тюрьму и в список сексуальных преступников за фотографирование себя в обнажённом виде или в провокационных позах и отправку фотографий друзьям по сотовому телефону или закачку их в социальные сети. Что тут добавить?

В демократическом обществе, основанном на системе прогрессивных ценностей, необходимо, к сожалению, допустить возможность для некоторого количества преступников временно находиться на свободе, дабы обеспечить невозможность тюремного заключения и искалеченной жизни для невиновных людей и дабы обеспечить полные права и свободы для всех, включая молодёжь. Совершенно невозможно создать систему (по крайней мере в контексте современной классовой системы), при которой абсолютно все дети никогда не подвергаются злоупотреблениям, даже в условиях полицейского государства. Те, кто действительно стремится существенно уменьшить количество детей, подвергающихся ненадлежащему обращению, например организации, выступающие за права молодёжи, должны направить свои усилия в направлении мест и учреждений, где дети страдают по настоящему и в гораздо большей мере, а именно дома и в других учреждениях (таких как школы-интернаты, особенно религиозного характера) где дети находятся под наиболее сильным контролем взрослых, вместо того, чтобы направлять основное внимание на взрослых, не живущих рядом и не имеющих большой и прямой власти над детьми и, следовательно, совершающих реальные злоупотребления лишь в редких случаях. Законы о возрасте согласия направлены на людей этого последнего типа, безудержно преувеличивая степень угрозы со стороны взрослых вне дома или других учреждений большого влияния, способных вступить с детьми в романтические и сексуальные отношения, при этом оказываясь полностью неэффективными в отношении мест, где дети страдают наиболее часто. Как уже говорилось ранее, законы о ВС также приводят к помещению в тюрьму огромного количества невиновных людей, не говоря уже о грубом ограничении сексуального выбора молодёжи младше определённого возраста.

В заключение можно сказать, что несмотря на противодействие распространяющих истерию элементов, извлекающих выгоду из разрастания индустрии сексуальных преступлений, очень обнадёживает как в Перу и других странах Латинской Америки политики занимают подлинно прогрессивную позицию против современного помешательства, реально отменяя драконовские законы, породившие и поддерживающие педоистерию, а не добавляя новых законов этого вида, увеличивающих Оруэлловские наступления на те немногие права, которые в современном обществе имеет молодёжь, и которые сталкивают все демократические страны в направлении к полицейскому государству. Надеюсь, что пример, поданный этими смелыми и прогрессивными законодателями в Перу и других странах Латинской Америки, подтолкнёт прогрессивные силы в США, Канаде, Великобритании и Австралии набраться твёрдости и провести хоть какие-нибудь объективные исследования (как сделали Джудит Левин и Роберт Эпштейн) и следовать своим принципам, противостоя педоистерии, вместо того, что подпитывать её при любой возможности, дабы избежать навешивания ярлыков со стороны консерваторов. Фактически, основные прогрессивные силы уже полностью посрамлены тем фактом, что некоторые видные консерваторы в реальности делают больше для продвижения прав молодёжи в США, чем они, что следует из поддержки, которая недавно была оказана работе Роберта Эпштейна со стороны Раш Лимбау и Ньюта Гиндриха, и что выставляет в неприглядном свете современную поросль прогрессивных политиков в США и других западных странах.

Комментарии

Луч Солнца в темном царстве прямо. Как же хочется, чтобы данный прецедент послужил толчком к положительным сдвигам во всем мире!

пора и нашим политикам задуматься о снижении ВС до 14 лет, и вкл.пункта "по неведанию о возрасте полового партнера" как-то так..

статья написана хорошо,может ув.президенту в блог ссылку на нее дать??

Раскидывать ссылки в блог президенту и т.п. будем после официального публичного запуска проекта, а именно когда будет нормальный домен.
Сейчас можно раскидывать ссылки по "нашим" ресурсам для привлечения к участию в проекте новых людей.

Проблема в том, что на всех "наших" ресурсах полно "не наших". И не известно, кого набежит больше: людей, готовых участвовать в развитии проекта, или троллей размером в одну киломизулину каждый.

Вы собираетесь запустить проэкт?С таким же названием,и тематикой?А чем отличается ресурс от проэкта?Возможностями?Удачи в таком случае,буду ждать.Постараюсь подготовит кое какие материалы для вас.

Проект, ресурс и сайт означают одно и то же :-)
Они означают этот сайт, на котором вы сейчас находитесь :-)
Сегодня удалось решить технические трудности, препятствовашие официальному публичному запуску. Он состоится в ближайшие дни. Будет новый адрес, с нынешнего адреса будет перенаправление на новый, так что вы не потеряетесь :-)