Могут ли педосексуалы выступать за права детей?

Отправлено dodo от 17.04.2016 - 21:06

Перевод с английского, оригинал

Рационализация:

"... рациональное подкрепление убеждения, принятого на нерациональных основаниях. Когда наши желания толкают нас поверить во что-то, наш ум строит рациональный набор оснований, позволяющий заключить об истинности этого убеждения. Однако убеждение не следует из оснований; основания происходят от убеждения."

из книги ‘Straight & Crooked Thinking’ – R. H. Thouless

Обвинения в "рационализации" часто используются против педосексуалов, выступающих за сексуальные права детей. Такие обвинения могут быть явными:

"Пойдите на форумы сторонников интимного контакта с детьми и прочтите сообщениях тех, кто выступает в пользу легализации сексуальных отношений между детьми и взрослыми. Они переполнены примерами такой рационализации."

Тодд Никерсон - "добродетельные педофилы"1

или они могут быть подразумеваемыми:

"По причине ... очевидной эгоистичной природы конечной цели тех, кто выступает в защиту права на интимный контакт."

Тодд Никерсон

Обвинение в рационализации может заставить вас почувствовать, как будто бы ваш оппонент обладает козырем, с помощью которого в ответ на представление вами чётких доказательств, что 2+2 действительно равно 4, он может дискредитировать вас, заявив, что у вас есть личный интерес в справедливости этого равенства и тем самым избежать рассмотрения аргументов, которые вы выдвигаете.

Однако же те, кто заявляют, что, не будь я педосексуалом, я не стал бы выступать за сексуальные права детей, почти наверняка правы и с этим приходится мириться. Если бы я родился обычным человеком, предпочитающим сексуальных партнёров своего возраста, маловероятно, что у меня были бы какие-то знания или идеи на эти темы помимо тех, что я бы воспринял из СМИ и культуры. В этих условиях моё отношение к педосексуальности и детской сексуальности почти наверняка попадало бы в рамки того, что официально одобрено обществом. Разумеется, то же самое может быть сказано и о "добродетельных педофилах" - не родись они педосексуалами, маловероятно, что участники этого сообщества когда-либо стали поддерживать продвигаемые ими идеи.

"За" и "против" рационализации

Обвинения в рационализации по сути являются переходом на личности - цель здесь человек, предлагающий свой довод, а не довод как таковой. Однако книги по логике и ведению диспутов однозначно относят рационализацию наряду с переходами на личности к недопустимым приёмам.

Это означает, что хотя неприемлемо указывать, что ваш оппонент прирождённый лжец (переход на личности), допустимо предположить, что он заинтересован в справедливости своей позиции (рационализация). Отсюда следует, что обвинения в рационализации являются допустимой формой перехода на личности.

Даже убедительное доказательство личной заинтересованности оппонента в его аргументе не опровергает и даже не ослабляет ту позицию, которую он отстаивает. Например, многие английские рабовладельцы действительно поддерживали акт об отмене рабства 1833 года, потому что промышленное производство становилось всё более прибыльным, чем их плантации, а огромные компенсации, которые парламент предлагал выплачивать рабовладельцам за потерю имущества, позволили бы им компенсировать утраченные ресурсы и вкладывать в более прибыльную промышленность своей страны. Так мельницы на севере Англии были построены на средства из этих компенсаций.

Почему же тогда обвинения в рационализации считаются допустимыми, в то время как переход на личности - нет?

В книге “Straight & Crooked Thinking” о рационализации сказано следующее:

"Мы не должны делать глупую ошибку, предполагая, что можно улаживать разногласия, называя аргументы наших оппонентов "рационализацией". Некоторые, по-видимому, считают допустимым аргументом против социализма то, что он, якобы, основан на зависти бедных к богатым, а интеллектуальная защита социализма является лишь рационализацией этой зависти. Это не более оправдано, чем противоположный аргумент о том, что консерватизм основан лишь на стремлении богатых сохранить своё имущество, а интеллектуальная защита данной позиции является лишь рационализацией этого стремления. [...] Да, наши предрассудки, вызванные ситуацией, в которой находимся мы сами, достоточно сильны. Но приняв это во внимание, разве мы стали ближе к ответу на вопрос, какая же система [социализм или консерватизм] лучше? Этот вопрос мы не можем решить путём обсуждения предрассудков наших оппонентов. Сила как правильного, так и ложного мнения может исходить от нерациональных мотивов".

Отсюда мы можем позаимствовать то, что ценность бдительности к проявлениям рационализации состоит в рефлексии: человеком, чьи интересы мы знаем лучше всего, и кого мы лучше всего способны уличить в рационализации, являемся в первую очередь мы сами. Бдительность к рационализации прежде всего является инструментом для анализа собственного мышления, чем мыслей других.

Мы можем подозревать оппонента в рационализации и использовать это подозрение с целью усилить нашу бдительность к любым видам обмана, ложных доводов и неправильного хода мысли в его аргументах, но реально обвинять кого-либо в рационализации соответствует тому, как если бы мы сказали: "Я подозреваю, что в вашем доводе что-то не так, поскольку вы явно заинтересованы в этом доводе, но я не могу сказать в чём ошибка". Короче говоря, это признание поражения.

У рационализации есть также определённая польза:

Люди приходят к идеям различными способами: большинство идей используются несознательно, будучи получены через преобладающую культуру и люди придерживаются их что-то вроде "по умолчанию". Некоторые идеи также являются "унаследованными" (религия), остальные могут возникнуть из понимания личных интересов (политика). Однако некоторые идеи отсутствуют в общераспространённой культуре и доступны только людям, имеющим большую заинтересованность в этих вопросах. Истинное знание или глубокое понимание в отношении педосексуальности является тому первоочередным примером.

Заинтересованность в теме, способная привести к рационализации, является тем, что также способно сделать человека достаточно заинтересованном в вопросе, чтобы прорваться за рамки общераспространённого знания и идей. Обычно те, кто имеет свой интерес в вопросе, просто больше знают и уделяют ему большее внимание.

Ложные аргументы чаще порождаются рационализацией, чем отсутствием интереса, но это совсем не обязательно плохо - люди и культура являются машиной по производству идей. Также есть механизмы для их оценки и ранжирования, а развитие истории, культуры, интеллекта и науки может рассматриваться как процесс отделения хороших идей от плохих.

И действительно, процесс деления идей на хорошие и плохие является диалектикой, способной принести пользу обеим сторонам дискуссии: хотя я не согласен со многими утверждениями, которые противники права выбора для детей делают перед лицом публики, от которой они добиваются принятия, мои диспуты с ними "при закрытых дверях", когда они не обязаны прибегать к самоцензуре, были весьма интересны и побуждающи, заставив меня развивать и уточнять свои идеи.

Если делается попытка исследовать, оценить и предложить обществу радикальные, трудные, непопулярные или сильно контркультурные идеи, следует принять как данность, что люди, осмелившиеся сделать первые шаги в эти трудные области, обычно будут из тех, у кого не было выбора кроме как столкнуться с этими вопросами через личное вовлечение в них, и следовательно, имеют соответствующий интерес. Первыми из тех, кто задумался о легализации и прекращении стигматизации гомосексуальных отношений, были, конечно же, сами гомосексуалы. Незаинтересованным обывателям понадобилось гораздо больше времени, чтобы наверстать отставание.

Личный опыт против рационализации

Опыт является продуктом ситуации и условий, в которых находится человек, и, следовательно, будет приводить к предубеждениям, согласующимся с его интересами.

Богатый человек куда лучше понимает и осведомлён о проблемах богатых по сравнению с бедняком, а бедняк лучше понимает и лучше осведомлён о проблемах бедности, чем богач. Нас не должно удивлять, если богач принимает позицию, скажем, против налога на наследство и перераспределения ресурсов, а бедняк занимает позицию в пользу всего этого.

Однако это не то же самое, что рационализация, это скорее результат несбалансированной подборки доказательств, идей, опыта и эмоций. И несмотря на то, что их опыт не является полным, как богач, так и бедняк, способны привнести множество знаний, личного опыта и глубокого понимания в любые дискуссии на эти темы.

Автоматически отбрасывать опыт и понимание богача или бедняка в дискуссии о перераспределении ресурсов на том основании, что их мнения, соответствуя очевидным интересам, могут оказаться "рационализацией", способно сильно обеднить дискуссию и навредить этим двум участникам. Те, кто глубже всех вовлечён в вопрос, могут обладать более сильным осознанием своей заинтересованности, чем постороннее лицо, но куда вероятнее, что этот вопрос волнует их настолько, что они проделали необходимую работу головой, ногами и изучением литературы.

Кроме того, есть области знаний и опыта, доступные человеку лишь огромной ценой, которую незаинтересованный участник дискуссии никогда сам не смог или не захотел бы добровольно заплатить. Педосексуальность является одной из таких областей: есть целый пласт знаний и переживаний, недоступный для человека, не имеющего этой ориентации.

Вот почему, по моему мнению, Этан Эдвардс совершает грубую ошибку, утверждая:

"У педофилов нет особых знаний о том, что хорошо для детей, а что плохо".

Этан Эдвардс - "добродетельные педофилы"

"Большинство интернет-активистов из числа педофилов думают, что секс между ребёнком и взрослым должен считаться допустимым и у них есть очевидная эгоистичная заинтересованность в этом мнении. Совсем неправдоподобно, что они понимают данный вопрос лучше остальных".

Этан Эдвардс

Пугающе легко придерживаться мнения, что детская сексуальность не существует, особенно в обществе, где детей стыдят, наказывают, а то и пытаются "лечить" от её проявлений, а все известные случаи списываются на "любопытство", результат "злоупотреблений" или "сексуализацию" поведения ребёнка наблюдателем.

Судя по всему, общество сфабриковало дело против существования детской сексуальности. Оказавшись не в состоянии доказать её отсутствие, общество сумело отбросить все доказательства обратного без их какого-либо реального рассмотрения. Эта самоподпитывающая позиция вроде того, как если бы человек заявил: "Бананы не существуют. А то, что выглядит, пахнет и на вкус как банан, не является бананами на самом деле - это лишь их умелая имитация".

Учитывая вышеописанное эмбарго на признание детской сексуальности, кто в нашем обществе, кроме педосексуалов, может оказаться её благожелательным свидетелем? Кто может признать её проявления, не пытаясь в то же самое время подавить её? Кто не вздрагивает, не содрогается и не выказывает негативной реакции? Кто не стыдит ребёнка и не объясняет ему "секс = плохо"? Родители? Учителя? Социальные работники? Полицейские? Психологи?

Конечно, педосексуал не является незаинтересованным наблюдателем детской сексуальности, но таковыми также не являются родители, учителя, судьи, полицейские и прочие, а учитывая, что остальная часть общества парадоксально помешана на отрицании существования этой сексуальности, в то же время стараясь подавить все её проявления, педосексуалы способны привнести в дискуссию новые и интересные свидетельства, которые невозможно получить из любого другого источника.

Педосексуал, участвовавший в добровольных близких отношениях с детьми, может обладать знанием и опытом, доказывающим существование детской сексуальности и подтверждающим, что ребёнок может с энтузиазмом инициировать и наслаждаться совместной близостью, расцветать от участия в равноправных и наполненных любовью отношениях со взрослым и по прошествии времени вспоминать об этом как о чём-то прекрасном.

Некоторые возразят, что такие знания и опыт не должны приниматься к рассмотрению, потому что получены с нарушением закона. Но тогда напрашивается вопрос: то же возражение могло быть использовано при Апартеиде о любых свидетельствах, полученных в результате личного опыта, который был в пользу межрасовых отношений. То же самое в отношении гомосексуализма до момента, когда он перестал быть преступлением.

Даже человек с крайне ограниченным опытом, вроде меня, который никогда не переступал установленные законом рамки, может подтвердить, что если вы не ведёте себя осуждающе по отношению к ребёнку, демонстрирующему сексуальное (или, если желаете, протосексуальное) поведение, он/она сообразит это и быстро станет весьма открытым и активным в своём поведении. Многие дети (особенно в возрасте до 7 лет, ещё не усвоившие стыд в отношении всего, связанного с сексуальностью) действительно рады взрослому, кто принимает и одобряет их чувственность и сексуальность.

Очевидно, что общество не хочет появления этой информации в имеющейся дискуссии, отсюда и то упорство, с которым подавляют все источники свидетельств о детской сексуальности: реальные отношения, эротика и порнография, даже научные исследования.

Так что да, любые аргументы, выдвигаемые педосексуалами в поддержку сексуальных прав детей, могут быть открыты для обвинений в их происхождении благодаря рационализации, но эти обвинения следует также соизмерять с возможностью происхождения данных аргументов от опыта и понимания, возникающих в результате наличия педосексуальности у человека.

Кто может выступать за сексуальные права детей?

"Сторонники интимных контактов с детьми поднимают эту тему не ради прав детей, они стремятся добиться собственного права на секс с детьми. Сам факт, что никто кроме тех сторонников не выступает за легализацию, красноречиво свидетельствует об этом. Если сами дети когда-либо начнут массово организовываться и активно требовать право на секс со взрослыми, тогда я, возможно, изменю свою точку зрения. Пока этого не произошло, я остаюсь при мнении, что дети не могут дать осмысленное согласие на секс".

Тодд Никерсон

Если защищающие право выбора педосексуалы не имеют права выступать за сексуальные права детей, потому что получат выгоду от предоставления этих прав, значит ли это, что белый мужчина, влюбившийся в чернокожую женщину в ЮАР времён Апартеида, не имеет права выступать против законов о смешении рас?

Где демонстрации детей против женского обрезания в Судане? против физического насилия и неисполнения опекунами своих обязанностей в Великобритании? против обрезания мальчиков в США? против вступления детей в брак в Йемене? против навязывания детям учений господствующих религий? Разве мы не должны бороться с этими негативными явлениями лишь потому, что дети не устраивают против них массовых выступлений?

Мне не известно ни о каких выступлениях детей с требованиями к Глэдстоуну повысить возраст согласия с 13 до 16 лет в его законе о внесении поправок в уголовный кодекс, хотя я думаю, что Тодд Никерсон всё равно одобрил бы эту меру.

Если бы детям были предоставлены только те права за которые они "публично выступили", у них было бы совсем немного прав.

Как вы думаете, что в нашем обществе произошло бы с ребёнком, который осмелился публично выступить за своё право на секс со взрослым? Такое выступление будет быстро сведено на нет шустрыми социальными работниками и полицейскими, поджидающими участников со своими автозаками. А если бы эти дети были в отношениях, что произойдёт с их взрослыми возлюбленными?

В определённом смысле, любой ребёнок, испытывающий сексуальный интерес ко взрослому или желающий с ним какой-либо близости, любой ребёнок, мечтавший о близости с поп-звездой или известным спортсменом, любой ребёнок, участвующий в секстинге или публикующий на youtube свои "сексуально провоцирующие" видео, и любой ребёнок, добровольно участвующий в близких отношениях с подростком или взрослым, протестует против лишения его сексуальных прав обществом.

С учётом того, что детская сексуальность существует и, следовательно, сама по себе идея сексуальных прав детей как минимум имеет право на жизнь, и учитывая, что сами дети не способны независимо организовать движение по борьбе за свои сексуальные права, кто в обществе помимо педосексуалов, исследует эти идеи и выступит в их защиту? Кому ещё есть дело для проведения всей необходимой работы ногами, головой, выступлениями и изучением литературы?

Заключение

Я планировал закончить эту статью путём рассмотрения рационализаций, к которым прибегают как "добродетельные педофилы", так и отъявленные "борцы с педофилами", но стало ясно, что тщательное рассмотрение этого вопроса потребует целой отдельной публикации.

Пусть пока мой порох остаётся сухим, но я не раскрою слишком карты, сказав, что если сторонники права выбора уязвимы против обвинения в рационализации их собственных сексуальных желаний, самые очевидные рационализации "добродетельных педофилов" происходят от их желания "толерантного отношения" или "принятия" со стороны их противников. В своём желании представить миру приемлемый образ себя они часто закрывают глаза или отказываются соглашаться со следствиями большого пласта знаний, опыта, свидетельств и научных исследований.

Я уже признавал, что не будь педосексуалом, я не стал бы поддерживать позицию за право выбора для детей. Однако самого по себе этого недостаточно, чтобы оправдать обвинение в рационализации. И даже если бы такое обвинение могло быть доказано, его самого по себе было бы недостаточно для дискредитации аргументов в пользу сексуальных прав детей.

Эти взгляды скорее исходят от накопления свидетельств, научных данных и опыта, которые в настоящее время доступны по большей части только педосексуалам и людям с другой ориентацией, отличающимся редкой интеллектуальной смелостью и честностью.

Однако я бдителен к соблазну рационализации и остерегаюсь её путём участия в дискуссиях с теми, кто не согласен со мной и кто имеет хорошую способность указывать на недостатки в моих аргументах. К сожалению, те, кто лучше всего подходят для проверки моих идей, отличаются завидным нежеланием участвовать в дискуссиях и регулярно прибегают к различным приёмам увода в сторону, одним из которых являются обвинения в рационализации.


1. "Добродетельные педофилы" - сообщество педосексуалов, основанное Тоддом Никерсоном и Ником Дэвином. Основной стратегией, принятой в этом сообществе, является повторение навязываемых обществом иррациональных стереотипов о детях и детской сексуальности ("секс между взрослым и ребёнком всегда и во всех случаях - насилие", "ребёнок не может дать согласие на секс со взрослым и общество ни сейчас, ни в будущем не должно делать исключений" и т.п.). Эта позиция позволила им добиться определённого признания, заключающегося в приглашении к участию в радиопередачах, интервью крупным изданиям, публикациям на высокопосещаемых сайтах.

Комментарии

Отличная статья. Возможно первая попытка прикоснуться к проблеме педофилии с точки зрения социальной психологии. В некоторой мере это прогресс, оставить дибаты о патологической природе педосексуальности и в коцне концов перейти к обсуждению и научному иследованию педофилии как социально психологического феномена, вовлекая в эту работу смежные науки - этику, социологию, культорологию, право и т.д.

Очень хорошая статья, несколько бледновата в плане художественно-эмоциональной насыщенности и глубине логических цепочек...
но тем не менее одна из немногих, в которой мне особо не с чем не согласиться, и особо нечего добавить и уточнить в плане "это очень важно добавить".

несколько особо понравившихся фраз, под которыми я готов лично подписаться:

"Заинтересованность в теме, способная привести к рационализации, является тем, что также способно сделать человека достаточно заинтересованном в вопросе, чтобы прорваться за рамки общераспространённого знания и идей. Обычно те, кто имеет свой интерес в вопросе, просто больше знают и уделяют ему большое внимание"

"Учитывая вышеописанное эмбарго на признание детской сексуальности, кто в нашем обществе кроме педосексуалов может оказаться её благожелательным свидетелем? Кто может признать её проявления, не пытаясь в то же самое время подавить её? Кто не вздрагивает, не содрогается и не выказывает негативной реакции? Кто не стыдит ребёнка и не объясняет ему "секс = плохо" ? Родители? Учителя? Социальные работники? Полицейские? Психологи?"

"Многие дети (особенно в возрасте до 7 лет, ещё не усвоившие стыд в отношении всего, связанного с сексуальностью) действительно рады взрослому, кто принимает и одобряет их чувственность и сексуальность.
Очевидно, что общество не хочет появления этой информации в имеющейся дискуссии, отсюда и то упорство, с которым подавляют все источники свидетельств о детской сексуальности: реальные отношения, эротика и порнография, даже научные исследования."

"Эти взгляды скорее исходят от накопления свидетельств, научных данных и опыта, которые в настоящее время доступны по большей части только педосексуалам и людям с другой ориентацией, отличающимся редкой интеллектуальной смелостью и честностью."

А вот это пугает:
""Добродетельные педофилы" - сообщество педосексуалов, основанное Тоддом Никерсоном и Ником Дэвином. Основной стратегией, принятой в этом сообществе, является повторение навязываемых обществом иррациональных стереотипов о детях и детской сексуальности ("секс между взрослым и ребёнком всегда и во всех случаях - насилие", "ребёнок не может дать согласие на секс со взрослым и общество ни сейчас ни в будущем не должно делать исключений" и т.п.)."

почитав комментарии к оригиналу статьи, был приятно удивлен качеству обсуждения, как по содержимому (большому количеству трезвых, продуманных идей и мыслей), так и по уровню соответствия обсуждаемой теме (вот у нас бы так, я аж обзавидовался читая).

Я хотел ещё посмотреть комментарии к англоязычному оригиналу этой статьи и перевести наиболее интересные из них, но так и не собрался это сделать. Если вы нашли интересные комментарии - напишите здесь, я переведу их и добавлю в статью.

Кстати сказать, надо потрясти автора, чтобы он выполнил своё обещание, сделанное в конце статьи, по анализу рационализаций "добродетельных педофилов" и педоборцев.