Нужно ли ребёнку полностью понимать закон всемирного тяготения, чтобы прыгать на батуте?

Отправлено admin от 07.06.2016 - 23:08

перевод с английского (немного сокращённый), оригинал

Одним осенним днём я помогал другу собирать батут, который он и его жена купили их дочери ко дню рождения. Ей тогда исполнилось 6 лет. Пока мы вставляли трубки, ставили на место пружины и натягивали ткань, девочка прыгала вокруг нас на лужайке, пытаясь сделать "колесо", сальто и другие фигуры, которые, по её представлениям, она будет делать на батуте, когда он будет собран.

Наконец, мы закончили сборку. Отец помог ей перелезть через край рамы. Она попыталась встать, но эластичность и неустойчивость поверхности было для неё тем, с чем она ранее никогда не сталкивалась, ничего похожего на то, что мы воспринимаем как должное при обучении ходьбе и бегу.

Она опустилась на четвереньки и вместо выполнения зрелищных фигур провела следующие полчаса ползая в этом положении по поверхности батута. Иногда, испытывая себя на смелость, она немного привставала, чтобы упасть на батут, на миг находясь в полёте.

...

Я только что перечитал статью "У лестницы не одна ступень, а много", которую я написал на тему согласия для блога Тома О'Кэрролла. В результате оказалось, что я упустил одну вещь, к которой хотелось бы сейчас обратиться.

В июле, примерно в то же время, когда я писал ту статью, Том О'Кэрролл дал интервью австралийской телепрограмме "60 минут". После выхода программы в эфир был короткий всплеск негодования, в рамках которого появилась статья на одном из сайтов. Первый комментарий к этой статье принадлежит некоему Джону Гилберту Мариани:

"Дело не столько в согласии со стороны ребёнка... дело в ИНФОРМИРОВАННОМ согласии. У какого ребёнка есть способность обладать всей информацией о сексе, т.е. о заболеваниях, передающихся половым путём, пристрастии к сексу, тактике сексуального убеждения, сексуальном приваживании, эмоциональной привязанности, травмы от расставания и физических повреждениях? Том О'Кэрролл - просто заблуждающийся хищник".

Я хотел бы проанализировать ход мышления, лежащего за этим комментарием, потому что он касается упущения, речь о котором шла в начале этой статьи.

"Дело не столько в согласии ребёнка... дело в ИНФОРМИРОВАННОМ согласии"

Заметьте, что комментатор начинает с упреждающего перехода дискуссии с [простого] согласия на информированное согласие. Поступая так, он молчаливо признаёт, что ребёнок способен на:
1. желание вступить в близкие отношения со взрослым
2. выражение согласия, а также временный или постоянный отзыв согласия на участие в таких отношениях.

Чтобы отличать от информированного согласия я буду называть это простым согласием, которое даётся по принципу: "мне это нравится, продолжай; мне это не нравится, прекрати". Мариани далее пишет:

"У какого ребёнка есть способность обладать всей информацией о сексе?"

Ответ на этот вопрос будет, конечно же, "ни у какого".

Однако если взять этот вопрос и вместо слова "ребёнок" поставить "взрослый", ответ будет тот же самый, поскольку ни у одного взрослого нет способности обладать абсолютно всей информацией о какой-либо сфере человеческой деятельности или научного знания.

Если бы это было условием информированного согласия, то взрослые точно так же были бы не способны давать его, как это не могут дети: в школе я изучал митоз и мейоз, и то немногое, что я тогда об этом понимал, бесследно забыто. Нужно ли мне пройти экспресс-курс генетики, если на дискотеке мне вдруг повезло и одна женщина предложила мне секс по-быстрому в укромном месте за этажами звуковой аппаратуры?

Автор этого комментария, когда он пишет о "всей информации", видимо, подразумевает что-то вроде сведений, обладание которыми ожидается от среднестатистического взрослого, или о "практическом знании". Но тот факт, что он так охотно перешёл к крайней позиции, показывает, насколько яростно он готов сокрушить любую возможную допустимость близких отношений между взрослым и ребёнком.

Сейчас я кратко рассмотрю те вещи, которые, по его словам, ребёнок должен знать, чтобы дать информированное согласие (мой собственный анализ того, какая информация нужна для информированного согласия, приводится в вышеупомянутой статье "У лестницы не одна ступень, а много"). (Следует заметить, что он не включает в свой список общественную стигматизацию - очевидно наиболее вредную и деструктивную опасность, связанную с близкими отношениями взрослого и ребёнка.)

"Заболевания, передающиеся половым путём"

Раз он включает именно это, а не беременность, значит, что он понимает разницу между педофилией и гебефилией.

Однако, поскольку ЗППП передаются по большей части через проникновение, можно заключить, что автор комментария понимает под близкими отношениями между взрослыми и детьми именно это, предполагая, что педосексуалы хотят заниматься с детьми тем же, что он, по всей видимости, предпочитая взрослых партнёров, хочет делать с другими взрослыми.

По вполне очевидным причинам, проникновению почти не находится места в этичных и добровольных отношениях между взрослым и ребёнком. Если вы любите ребёнка и беспокоитесь о нём - вы вряд ли получите какое-либо удовольствие от причинения ему боли или неприятных ощущений. Более того, если ребёнок демонстрирует своё недовольство происходящим, он очевидно отозвал своё согласие и вы останавливаетесь. Это настолько просто.

"Пристрастие к сексу"

Интересный пункт. Прежде всего он нуждается в точном определении. Является ли он "интересом к сексу, создающим неудобства при нахождении в обществе"? Если предположить, что пристрастие сформируется исключительно к приятным сексуальным ощущениям, то все дети в любом случае рискуют обрести пристрастие к сексу, поскольку все дети (и все люди) обладают средствами, позволяющими доставить себе такие приятные ощущения. Если у пристрастия есть межличностный аспект, например девочка наслаждается любовью и вниманием, которое мужчина оказывает ей наряду с близостью, тогда, возможно, следует спросить, почему она не получает любви и внимания от своих родителей и не являются ли отношения с мужчиной решением для ребёнка проблемы эмоциональной брошенности, а не проблемой самой по себе? Если взрослый заботится и любит ребёнка, следует также спросить, есть ли какой-либо вред от их отношений помимо ущерба, который наносится общественной стигматизацией?

"эмоциональная привязанность"

Интересно, что он включает это в список опасностей, связанных с близкими отношениями, вместо того, чтобы считать привязанность их благом. Можно предположить о наличии у него убеждения в том, что дети не должны образовывать эмоциональные привязанности с кем-либо помимо родителей и членов семьи. Этот взгляд навязывается в наших западных странах и, по моему мнению, он наносит урон как обществу, так и благополучию детей в сообществах, в которых они живут.

"травма от расставания"

См. видео на youtube, демонстрирующее как бесцеремонные родители относятся к этому. Обычно, когда ребёнка вынуждают расстаться с его/её взрослым возлюбленным, это исходит от родителей, полиции и общества, и происходит в принудительном порядке. Хорошим способом избежать травмы от расставания было бы просто разрешить таким отношениям продолжаться, если они ведутся этичным способом.

"физические повреждения"

Включение этого пункта в список является скрытым соломенным чучелом.

Цель списка, приведённого г-ном Мариани, состоит в том, чтобы показать невозможность для детей дать информированное согласие. Но если мы рассмотрим возможность физических повреждений, то следует учесть, что к тому времени взаимодействие намного перешло черту, где речь может идти о согласии, будь то простое согласие или информированное согласие. В здоровых отношениях простого согласия достаточно, чтобы защитить ребёнка от физических повреждений. Если взрослый или другой ребёнок начинает делать что-то, что, по подозрению ребёнка, может принести ему боль, он/она скажет "прекрати" или "мне больно". Если другой человек не останавливает взаимодействие, то данный сценарий более не имеет отношения к дискуссии о согласии, скорее тут речь об изнасиловании и отношениях по принуждению.

Информированное согласие без простого согласия бессмысленно настолько же, настолько бессмысленна вершина без горы под ней.

Прыжки на батуте является игрой человека в попытке преодолеть земное притяжение, превращая его ограничения в необыкновенные средства освобождения. Когда дочь моего друга впервые залезла на батут, всё что у неё было - это неосознанное знание, которое она накопила с младенчества: как поднимать голову, что такое верх и низ, как садиться, как ощущается вес объекта в её руках, и какое ощущение возникает, когда она бросает его, попытки удержать равновесие, вставая на ноги и т.п.

Так она изучает работу тяготения. Это разновидность знания, приобретаемого человеком через трудно осуществляемые действия, договорённости, победы и неудачи, через различные испытания и возможности, которые нам предоставляет жизнь и вселенная.

Так что когда она подошла к батуту, у неё уже были знания и определённые отношения с тяготением. Возможно, в живую или по телевизору она уже видела как на соревнованиях прыгун исполняет свои трюки на батуте и мечтала научиться делать что-то подобное.

Но когда в самый первый раз она залезла на батут, никто (кроме, возможно, её самой) не ожидал, что через минуту она начнёт делает двойные сальто назад или пируэты Барани. Все мы знали, что ей придётся начинать осторожно, исследовать новые ощущения, учиться справляться с особенностями новой для неё поверхности и просто учиться через игру.

Для этого ей не требовалось чего-либо кроме уже имеющихся у неё знаний, а также энтузиазма и немного смелости. Все нужные знания она сможет получить обычным для неё способом - путём игры, проб и ошибок.

Самым коварным местом в ходе мыслей, представленном в комментарии Джона Гилберта Мариани, является то, что человеку требуются полное знание о действии перед тем, как он сможет заниматься им даже в процессе осторожных первых шагов, напоминающих игру. Как в прыжках на батуте, знание приобретается путём занятий этим делом, возможно с помощью того, кто знает о нём больше, чем вы сами.

В комментарии Д. Мариани ребёнок представляется дающим информированное согласие на всё многообразие сексуальных взаимодействий между двумя людьми, как будто бы в тот момент, когда педосексуал и ребёнок осознают интерес друг к другу, следующий шаг требует от ребёнка интеллектуальной готовности пройти все позы Камасутры или воспроизвести "120 дней содома" де Сада.

Нет ничего удивительного, что такое предположение лежит в основе хода мыслей Д. Мариани. Я уже упоминал проблему, согласно которой у людей, предпочитающих взрослых, на уме только проникновение, как будто бы все виды интимных отношений имеют своей целью проникновение и оргазм. Учитывая недостаток информации о педосексуальных влечениях, нет оснований считать, что он когда-либо задумывался об обратном.

Перед тем, как разрешать дочери залезать на батут, должен ли он был сначала усадить её и начать рассказывать об опасностях прыжков на батуте: растяжения, переломы, сотрясения, травмы позвоночника, пристрастие к спорту, чрезмерное возбуждение, ссоры из-за необходимости делить батут с возможными будущими братьями или сёстрами, психотравмы от невозможности использовать батут во время его поломок, стрессы и переутомление в жизни профессионального батутиста? После такой беседы весь энтузиазм, который мог у неё быть, вне всяких сомнений иссяк бы. Возможно, идея предложенного Мариани списка состоит в том, что сама мысль о чувственной близости со взрослым может быть столь отталкивающей и столь опасной, что ни один разумный ребёнок и так не захочет участвовать в ней, даже в самых мягких формах?

Или мой друг был прав, что доверился решению своей дочери, её знанию своих способностей и ограничений, её природному чувству осторожности? Правильно ли он позволил ребёнку взять риск на себя и окунуться в новые и полные испытаний переживания?

Позиция Мариани является в значительной мере аргументом, основанным на худшем сценарии (лат. argumentum a pessimo).

Это не удивительно, раз таков единственно разрешённый образ мышления в общественном дискурсе о педосексуальности. Человек ощущает, что его идеи об интимном взаимодействии между взрослым и ребёнком основаны на историях, которые он прочёл в журналах, специализирующихся на скандалах, страницах криминальной хроники в газетах и продуктах безумной истерии, которая в настоящее время бушует в США и Великобритании.

Он хочет, чтобы дискуссия была на тему "должен ли закон разрешать мужчине путём манипуляций сделать, скажем, из семилетнего ребёнка, на которого ему глубоко наплевать, члено- и спермоприёмник".

Однако этот сценарий столь же близок к истинному образу любви взрослого и ребёнка, сколь верной могла бы быть моя концепция любви между взрослыми, если бы мои знания о такой любви ограничивались вульгарными историями о супружеских изменах в бульварной прессе, историями разводов и преступлениях Теда Банди1.

Если я предлагаю перевести дискуссию к рассмотрению лучшего сценария, это не значит, что с помощью такого перехода я с большей долей вероятности смогу прийти к нужным мне заключениям. Я предлагаю это потому, что все этичные педосексуалы мечтают именно о лучшем сценарии для отношений с их возлюбленными, а не о худшем. Педосексуалы, имеющие чёткую склонность к манипуляции и принуждению детей, к счастью, столь же редки (скорее всего, даже более редки), чем имеющие такие мрачные склонности люди, предпочитающие взрослых.

Реальная дискуссия не состоит в том, позволительно ли мужчине совершать половой акт с семилетним ребёнком в процессе случайного знакомства с использованием манипуляций (для меня на эту тему не может быть никаких дискуссий), а в том, может ли девочка семи лет попросить взрослого, который ей нравится и которого она хорошо знает и который сам находит её привлекательной, погладить её, например, по попе?

В настоящее время в Великобритании оба этих действия в равной степени противозаконны и отправят мужчину под суд, и даже такая невинная шалость, как погладить ребёнка по попе, может повлечь тюремное заключение и пожизненную регистрацию в базе данных судимых за сексуальные преступления.

Нужно ли девочке знать о

"Заболеваниях, передающихся половым путём, тактике сексуального убеждения, сексуальном приваживании, эмоциональной привязанности, психотравмы от расставания и физических повреждениях"

чтобы дать согласие на это? Если нет, то что ей нужно знать, чтобы дать его величество Информированное Согласие на это действие? Нужно ли ей знать, что её взрослый друг заботится о ней и внимателен к её желаниям и потребностям? Или то, что, как и любой приличный человек, предпочитающий взрослых, он получает удовольствие, видя счастье своей возлюбленной и понимая, что, возможно, он является причиной этого счастья? Или, если она недовольна происходящим, она может остановить процесс или сказать мужчине остановиться и он послушается?

Потому что вот каким на самом деле является настоящий педосексуал: это дружелюбный и заслуживающий доверия взрослый, сопровождающий ребёнка на первых вылазках в мир удовольствия, желания и любви.

....

А что же произошло с дочерью моего друга?

Несмотря на её робкое начало и отсутствие знания теории всемирного тяготения она постепенно набралась уверенности. Через несколько месяцев она пошла в местный клуб по прыжкам на батуте и в возрасте 13 лет была выбрана для участия на местных и региональных соревнованиях.


Некоторые интересные комментарии к оригиналу статьи на английском языке

Комментарий 1:

Понятие информированного согласия является юридической концепцией. Договор юридически действителен, если он удовлетворяет всем трём следующим условиям: (1) стороны правомочны его заключить (2) они свободны и дают согласие и (3) они получили всю необходимую информацию. Что входит в необходимую информацию обычно описывается в законе. Например, когда вы покупаете дом, вы должны быть проинформированы о праве других лиц на ограниченное пользование (для прохода по земельному участку вокруг дома и т.п.), о непогашенной ипотеке, результатах проверки асбестовых прокладок и т.п. Что касается секса, то необходимая информация строго не определена, хотя некоторые скажут, что каждый из участников сексуальных отношений обязан уведомлять другого об имеющихся у него ЗППП.

В настоящее время несовершеннолетние и душевнобольные ограничены в правах, они не могут заключать юридически обязывающие договора: условие (1) не выполняется. Поэтому остальные два условия (2) и (3) не нужно проверять, но часто люди просто говорят, что они не удовлетворяются, т.е. ребёнок не может дать согласие (пункт 2) или он не информирован (пункт 3). Например в некоторых странах закон устанавливает возраст, ниже которого секс даже по согласию приравнивается к изнасилованию. На практике никто не проверят что знает или думает несовершеннолетний, это просто постулируется как догма. Использование критериев (2) и (3) является лицемерным, потому что в отношении второго во многих сферах обладающие властью взрослые могут навязывать то, что они считают лучшим для ребёнка, вне зависимости от его согласия (напр. родители заставляют ребёнка совершать религиозные обряды, судьи решают с кем из родителей будет жить ребёнок) и по третьему критерию - единственной информацией, к которой детям не предоставлен свободный доступ - это информация о сексе. Средства, ограничивающие доступ детям к интернет-ресурсам, служат прежде всего для запрета просмотра всего связанного с сексом (иногда также с насилием) и закон предусматривает наказание для взрослого, демонстрирующего сексуальные материалы ребёнку. Но ничто не мешает ребёнку просматривать материалы по креационизму, пересмотру истории, пропаганду против вакцинации и т.п. и никакой закон не вводит санкций против взрослого, навязывающего эти взгляды ребёнку.

Поэтому следует сказать вот что: несовершеннолетние не могут дать юридически действительного согласия на секс лишь потому, что взрослые решили это не спрашивая их мнения, равно как взрослые решили, что несовершеннолетние не имеют права голосовать, даже если в реальности они достаточно зрелы и хорошо информированы в вопросах политики. Если мы рассмотрим общественно признанные навыки, такие как вождение автобуса или преподавание математики в школе, они чётко определены и есть ясные процедуры для их оценки, и к тому же, любой может приобрести нужную информацию и поступить на обучение по этим специальностям. Ничего подобного для секса не требуется, единственным критерием является возраст, хотя исследования показали, что 30% подростков являются более зрелыми, чем 50% взрослых.

Навыки приобретаются путём изучения теории и практических тренировок, а не через отсчёт лет со дня рождения. В число таких навыков входит секс и ответственное употребления алкоголя и в действительности у жителей США эти два навыка весьма слабы по понятным причинам: законы запрещают всё до определённого возраста и разрешают всё после. Что касается попыток измерить сексуальные навыки людей с психическими отклонениями, см. статью "A less impaired vision of sexuality”:

Этот метод (шкалы Кеннеди) был экстраполирован для измерения сексуальные навыков у несовершеннолетних, что описано в статье D. H. Mader, “THE INDIVIDUAL CAN…”: OBJECTIFYING CONSENT, in THYMOS: Journal of Boyhood Studies, Vol. 4, No. 2, Fall 2010, pp. 103-112. DOI: 10.3149/thy. 0402.103

Комментарий 2:

Вы быстро проскакиваете через тему ЗППП. Фактически вы почти отбрасываете эту серьёзную проблему. Ваше сравнение с прыжками не учитывает тот факт, что прыжки не могут привести к определённым заболеваниям и в них не участвует другой человек. Отец разрешает ей прыгать, но вы хотите сделать своё дело за спиной родителей. Родители несут ответственность за здоровье ребёнка. В сексуальных отношениях возможна передача заболеваний. Девочки и женщины могут заразиться ими даже от сексуальных прикосновений. Как родитель я вправе решать подвергать или не подвергать своего ребёнка дополнительному риску заболеваний. Если вы знаете данный вопрос, вы в курсе, что у ЗППП есть серьёзные последствия. При генитальном прикосновении всё равно есть риски. Пожалуйста не распространяйте мнение, что оно 100% безопасно.

Наконец, вы предполагаете, что любой человек, желающий заняться сексом с ребёнком, имеет благие намерения. Спросите многих взрослых как люди используют друг друга для секса. Взрослые доверяли другим людям и обожглись. Мало того, видимо вы нормально относитесь к тому, что дети не понимают секс. Знание-сила и вы отнимаете эту силу у детей, не давая им иметь информированное согласие. Вы подобны тем из вас, которые считают сексуальную активность "игрой". Вы не должны заниматься сексом с кем-либо вне зависимости от возраста, если этот человек не обладает достаточным знанием.

Самым глупым аспектом в навязывании детям право на согласие является то, что вы не понимаете рисков, связанных с сексом. И также большинство мужчин, не обладая знанием женской репродуктивной системы, обычно игнорируют риски, связанные с сексом. У мужчин меньше рисков.

Ответ №1

"Вы быстро проскакиваете через тему ЗППП. Фактически вы почти отбрасываете эту серьёзную проблему. Ваше сравнение с прыжками не учитывает тот факт, что прыжки не могут привести к определённым заболеваниям и в них не участвует другой человек."

Одной из причин, по которой я выбрал прыжки на батуте в качестве метафоры, является то, что это по своей сути рискованное занятие. Посмотрите статистику по травмам.

"ЗППП"

Здесь я рассматриваю добровольные близкие отношения с допубертатными детьми. Я не уверен, что многие из них согласятся на проникновение. Они могут сказать "я хочу попробовать", но ответственный партнёр должен или отказать или ребёнок при возникновении неприятных ощущений отзовёт своё согласие. Здесь проблема больше для подростков, но я думаю, что лучшей защитой является знание, власть и доступ к средствам защиты (презервативы, информация о безопасном сексе, возможность распознать факторы риска, иметь возможность давать и отказывать в согласии).

"В сексуальных отношениях возможна передача заболеваний. Девочки и женщины могут заразиться ими даже от сексуальных прикосновений."

Я не в курсе, что возможна передача заболеваний через прикосновения руками к половым органам. Значит ли это, что когда родитель моет половые органы младенца или более старшего ребёнка, он подвергает его риску ЗППП?

Тот факт, что взрослые женщины могут заражаться ЗППП при половом акте не лишает их способности дать согласие.

"Наконец, вы предполагаете, что любой человек, желающий заняться сексом с ребёнком, имеет благие намерения."

Ну, то же самое можно сказать о родителях - посмотрите на статистику детоубийств и случаев физического насилия и эмоционального вреда, и действительно, эпизоды реального сексуального злоупотребления, когда ребёнок подвергается манипулированию или принуждению, в подавляющем большинстве исходят от родителей.

Ребёнок не может сказать "нет" своим родителям, это отношения, из которых почти невозможно выйти, где вся власть находится в руках родителя и ребёнок никогда не выбирает кто будет его родителем.

С другой стороны, интимные отношения со взрослым вне семьи, - это отношения, которые ребёнок выбрал сам и из которых может легко выйти. Это горизонтальные отношения, и ребёнок как равноправный партнёр является тем, чего жаждет большинство педосексуалов и по моему опыту такие отношения образуются естественно. У ребёнка в них есть козырь - он при негативном развитии событий может сообщить об отношениях в полицию.

И ещё раз - где в статье я пишу о "сексе с ребёнком"?

Я думаю основная мысль этой статьи в том, что дети должны знакомиться со своей сексуальностью тем же способом, как они знакомятся с любой другой деятельностью. Способ этот состоит в изучении и развитии навыков через игру и маленькие шаги. Употребляя слово "секс" вы придумываете "соломенное чучело", как будто предоставить право детям давать согласие на близость означало бы, что каждое даваемое ими решение о согласии заключалось бы в том "совершать половой акт или не совершать".

Вы в курсе, что мужчину могут посадить в тюрьму только за то, что погладил ребёнка по попе? И ребёнка могут заклеймить и отправить на "терапию" за просьбу к взрослому погладить его по попе? Я выступаю за то, что у ребёнка должна быть возможность попросить взрослого сделать что-либо подобное и взрослый должен иметь право удовлетворить просьбу ребёнка.

"Вы не должны заниматься сексом с кем-либо вне зависимости от возраста, если этот человек не обладает достаточным знанием."

(Я не буду останавливаться на вашей зацикленности на слове "секс", очевидно, предпочитая взрослых партнёров, вам трудно представить себе добровольные и наполненные любовью близкие отношения без какого-либо проникновения)

Хорошо, пусть дети учатся, но пусть они делают это со скоростью, продиктованной ИХ любопытством и желанием, вместо того, как их сейчас искусственно держат в невежестве... ой, извините, оберегая их "невинность".

"Самым глупым аспектом в навязывании детям право на согласие является то, что вы не понимаете рисков, связанных с сексом. И также большинство мужчин, не обладая знанием женской репродуктивной системы, обычно игнорируют риски, связанные с сексом. У мужчин меньше рисков."

Отказ детям в возможности давать согласие не защищает детей, поскольку то, как это делается, лишает детей возможностей, лишает их необходимого знания и опыта, и, что наиболее важно, чувства обладания своим телом и сексуальностью.

"Невинность", которую подход "просто скажи нет" пытается сохранить, означает, что дети сейчас уязвимы для принуждения и манипулирования, потому что им указывают говорить "нет", но они не понимают в отношении чего они говорят "нет" и почему.

Право сказать "нет" имеет смысл только тогда, когда вместе с ним даётся право сказать "да" - в этом случае решение перестаёт быть шаблонным ответом на ситуацию, которую ребёнок не понимает (и поэтому не может контролировать) и становится тем, что вовлекает ребёнка в знание, чувство обладания своим телом и принятие решений на основе опыта.

Но общество предпочло вариант держать детей в неведении, бесправии и уязвимом положении, вместо альтернативы, заключающейся в предоставлении им возможностей, свобод и образования, тем самым давая детям чувство обладания своим телом, эмоциями и сексуальностью - знание и права всегда являются лучшей защитой, чем невежество и бесправие.

Кроме того, есть мнение, что допубертатный период - это наиболее безрисковое время для интимной близости и изучения сексуальности - риски беременности незначительны, сексуальные игры и эксперименты могут происходить в форме игры, без обязанности вступать в долгосрочные отношения. В этот период риск ЗППП значительно снижается благодаря следующим факторам: (1) партнёры из числа детей почти наверняка не имеют ЗППП и (2) физическая невозможность и малая вероятность добровольного полового акта со взрослыми партнёрами.

Ответ №2

Автор этого комментария настаивает на информированном согласии и лозунге "знание-сила" и из его тона я могу догадаться, что он из США. Но если информированное согласие и знание так важно, почему в США сексуальное образование постепенно исключается из школьной программы? И почему в других странах сексуальное образование в школе даётся только подросткам, а не [допубертатным] детям? Почему "родительские фильтры" и разного рода возрастные цензы почти всегда служат цели предотвратить просмотр сексуальных материалов несовершеннолетними? Для ребёнка легче увидеть сцены насилия, чем секса.

Сексуальное образование должно начинаться в детском саду и продолжаться в начальной школе, чтобы у детей было подробное знание обо всём связанном с сексом ещё до пубертатного периода. И детям должно быть разрешено искать информацию о сексе без ограничений.

Прочтите также книгу "вредно для несовершеннолетних" Джудит Левин!

Статистика травм при прыжках на батуте

По данным сайта BrainandSpinalCord.org около 20% травм позвоночника, вызванных прыжками на батуте, происходят от ударов прыгунов друг об друга, попыток исполнения акробатических трюков, падений с батута, падений на раму или пружины батута.

В обзоре по безопасности потребительских товаров "Consumer Product Safety Review" сообщается о 109 522 случаев травм в результате прыжков на батуте в 2006 году. Из них 15 541 составляют травмы детей до 4 лет, 71 265 - травмы детей от 5 до 14 лет, 14 571 - травмы подростков и взрослых от 15 до 24 лет, 7 836 - травмы взрослых от 25 до 64 лет, 309 - травмы взрослых старше 65 лет. Примерно 104 729 из общего числа пострадавших получили помощь амбулаторно. Остальные (примерно 4 739) были госпитализированы или умерли по прибытии. Сайт SpineUniverse.com сообщает о 6 случаях смертей от прыжков на батуте с 1990 г.

Источник

 


1. Тед Банди - американский серийный убийца и насильник, на счету которого более 30 жертв.

Комментарии