Почему мы не боремся за свои права?

Отправлено admin от 24.09.2017 - 02:07

перевод с английского, оригинал

Одна из проблем, которую я наблюдаю в настоящее время, состоит в том, что общество плохо понимает педосексуалов из-за того, что их голос не слышен. Хотя мы обладаем такими же правами, как и у всех остальных людей, лишь совсем немногие осмеливаются публично выступать в защиту этих прав, даже когда они грубо попираются. В недавно опубликованном сообщении на форуме был задан вопрос, почему педосексуалы не протестуют публично, когда их права нарушаются, что с завидной регулярностью происходит сейчас.

Возможно, вы не педосексуал, но представьте на минуту, что являетесь им. Что если бы вам отказали в устройстве на работу в местный ресторан, потому что владельцу стало известно о вашей ориентации? Вам нужна эта работа, чтобы обеспечивать семью и вы понимаете, что нет никаких реальных причин, по которой педосексуальность делает вас плохим официантом. Но будете ли вы бороться против дискриминации, если это способно принести широкую огласку и ещё больше проблем? Возможно, вас достаёт полицейский, способный в любое время сболтнуть в месте вашего проживания, что вы - педосексуал? Это лишь несколько совсем простых примеров, но педосексуалы знают, что плохая ситуация может стать ещё хуже, поэтому большинство стараются не высовываться и молиться, чтобы иметь возможность жить нормальной жизнью.

Поэтому я считаю, что педосексуалы по сути заслуживают не меньшего уважения и защиты, как и все другие члены общества. Сексуальная ориентация сама по себе не должна никак влиять на отношение со стороны других людей или государства. Как бы то ни было, с моральной точки зрения правильным будет относиться к другим так, как мы хотели бы, чтобы относились к нам.

Помимо страха, ещё одной причиной, по которой педосексуалы редко выступают в свою защиту, состоит в большом разнообразии взглядов, которых они придерживаются на предмет детей и своей ориентации. Задайте вопрос на дискуссионном форуме педосексуалов на какую-либо тему из этой области и вы получите целый спектр ответов. Такая разница во взглядах затрудняет объединение в группы, способные поддерживать друг друга и эффективно выступать.

Нужен ли возраст согласия и если да, то каким он должен быть?

Заслуживает ли секс между взрослым и ребёнком морального осуждения в абсолютно всех случаях? Если да, то что именно делает его таковым? Заслуживает ли он большего осуждения в зависимости от возраста ребёнка (и взрослого)? Заслуживает ли он большего осуждения, если взрослый является родственником или несёт ответственность за ребёнка (учитель и т.п.)? Заслуживает ли он осуждения, если происходит между влюблёнными или если он происходит просто ради удовольствия и все участники демонстрируют признаки удовлетворения происходящим?

Если секс заслуживает осуждения, как насчёт отношений в целом? Например, если взрослый - педосексуал? Если двое любят друг друга, но воздерживаются от секса?

Что насчёт эротических фотографий или историй с участием детей или если несовершеннолетний любовник отправил фотографии своему несовершеннолетнему или взрослому возлюбленному? Что если на фотографиях они обнажённые? Что если на фотографиях нет обнажения, но один из изображённых - педосексуал?

Как насчёт педосексуалов, работающих с детьми? Или если родители (в т.ч. приёмные) являются педосексуалами?

Если педосексуал воздерживается от сексуальных отношений, не бывает в обществе детей и просто живёт обычной жизнью, заслуживает ли он какого-то особого отношения?

и так далее...

Всё это сложные вопросы с большим разбросом мнений как в сообществах педосексуалов, так и вне их, но за рамками этих сообществ они обсуждаются редко. Общественность особо не интересуется и начинает бурлить, только когда в заголовках всплывает очередная новость о совращении малолетних, которое обычно совершается людьми стандартной ориентации, но вина всё время возлагается на педосексуалов. Случаи, когда ребёнка используют для удовлетворения желаний взрослого, повергает в ужас большинство педосексуалов, равно как и людей с другими ориентациями. Возможно, педосексуалов это трогает даже больше, потому что они обладают столь глубоким чувством любви и заботы к детям, благодаря которому любые подобные истории ранят вдвойне.

За все прошедшие годы я усвоил, что большинство материалов в прессе никуда не годно, когда дело касается педосексуалов. Слово "педофил" стало инструментом порождения страхов у читателей, как слово "негры" в прошлом использовалось, чтобы шокировать и пугать белых читателей. Когда люди наконец познакомились и стали общаться с представителями других рас, от безумных стереотипов не осталось и следа, что само по себе обогатило и укрепило общество. То же самое произойдёт однажды с педосексуалами и всеми другими ориентациями, когда люди перестанут использовать свои предрассудки, чтобы разделять и контролировать.

Кстати, я думаю, что люди, в том числе дети, слишком сложны, чтобы их можно было грести под одну гребёнку. Утверждение о существовании "сакральных" возрастных границ, после прохождения которых нечто аморальное становится вдруг вполне допустимым, является смехотворным, подобно утверждению, что весь мир состоит из одних лишь прямых линий. Это столь же нелепо, как сказать, что в любых отношениях, пересекающих некоторую воображаемую грань, один из партнёров является воплощением зла; подобные взгляды уместны для испанской инквизиции 15 века. Есть лишь ленивое законотворчество и политика, стремящаяся избежать браться за проблемы, связанные с детьми. Каждый беспокоится о детях, каждый стремится их защитить, все хотят детям счастья, хорошего образования и хорошей приспособленности, но сама идея, что все дети одинаковы, ничего не понимают и должны воспитываться в шаблонной манере, вырастая в единообразных взрослых, является чушью и крайним неуважением к юным. Дети заслуживают большего уважения и признания, воспитание должно быть более индивидуальным и их не должны ограничивать навязанными взглядами, как только они перестают вписываться в шаблон. Я не утверждаю, что нужно нарушать законы, но законы должны быть призваны защищать сложные и уникальные образы жизни всех людей в обществе, а не пытаться ограничивать взгляды и пресекать любые отклонения. Так что я думаю, что законы пора менять, они должны в большей мере защищать права и интересы детей и при этом не должны использоваться для превращения детей и взрослых в [единообразное] стадо и рассматривать все отношения и людей как абсолютное зло, когда они отклоняются от государственных стандартов.


Комментарий к оригиналу статьи

Большинство педосексуалов ещё даже не подошли к тому состоянию, чтобы просто поддерживать изменения к лучшему, не говоря уже о том, чтобы вместе работать для достижения этих изменений. Подобно тому, как большинство женщин в традиционных патриархальных обществах считало, что власть над всем и вся является естественным и неизбежным правом мужчин, включающим в себя даже право бить женщину в случае непослушания, так и большинство педосексуалов считают естественным, неизбежным и справедливым существование страшного табу даже против самых нежных проявлений интимной близости с детьми. Это то самое табу, что в нашего время превращает самих детей в сексуальных преступников. Ничего не оспаривающий консерватизм некоторых педосексуалов почти идентичен поддержке рабства со стороны самих рабов, что существовало в реальности.

Некоторым убеждениям нужно время, чтобы измениться. Чтобы получить право голоса женщинам потребовалось сто лет просветительской работы, а они ведь даже не представляют собой меньшинство. В наше время ЛГБТ-сообществу потребовалось меньше времени, чтобы добиться подобного по масштабу результата, в этом им помогло оспаривание гендерных ролей, за которое впервые выступили женщины. Даже если бы мы, педосексуалы, были едины и хорошо организованы, наше дело всё равно было бы безнадёжным в отсутствие понимания, что в обществе существует какая-то большая проблема. Изменения могут произойти, только когда большинству откроется, что межпоколенная сегрегация и негативное отношение к телу вредит самим детям, не только педосексуалам.

Так что, думаю, нам стоит перестать беспокоиться о собственной политической некомпетентности. Те из нас, кто склонен к активной деятельности, кто пишет книги, поддерживает сайты и т.п. играют роль, подобную диссидентам в советской России с их самиздатовскими текстами. Эти отказники, отправленные в ГУЛАГ за свои усилия, долгое время могли считать, что всесильная тирания никогда не исчезнет. Но это произошло с помощью могучих сил, гораздо превосходящих их собственное скромное влияние. Их время пришло. Без гарантий, конечно, но то же может произойти и с нами.