О нарушении закона вместе с детьми

Отправлено admin от 06.11.2017 - 22:06

перевод с английского, оригинал

Одно дело - выступать за возвращение детям их естественного права на исследование своей сексуальности и участие в соответствующей уровню их развития сексуальной активности, и совсем другое - выступать за нарушение закона, запрещающего им это, особенно когда обязательным условием такой деятельности является секретность.

Исследования показывают, что многие дети, особенно девочки, впервые пережившие сексуальный опыт со взрослым партнёром, во взрослом возрасте имеют серьёзные эмоциональные проблемы. По моему мнению здесь возможны следующие причины: (1) отношения были не добровольными, (2) обязанность хранить отношения в секрете (и, как следствие, отсутствие кого-либо, с кем можно обсудить свои чувства) или (3) отношения были раскрыты, взрослый возлюбленный пошёл под суд, а ей навязали статус жертвы.

Факт в том, что ни попытки исследования сексуальности ни интимное взаимодействие с добровольно выбранным партнёром, не наносят вреда детям. Однако в нынешнем климате западных стран, возглавляемых американскими "религиозными правыми", стандартной процедурой является во имя "защиты детей" принести ребёнка в жертву "пристойности". Родители скорее предпочли бы видеть своих детей в муках, чем во власти оргазма. Если мы собираемся выступать за права детей, не должны ли мы избегать помещения их в такую ситуацию?

Я вполне согласен, что пришло время новой сексуальной революции, которая охватит и детей. Я также соглашусь, что для нас пришло время выйти из своих нор и начать объединяться для этой цели. То, в чём мы расходимся - это когда некоторые предлагают, что тайные сексуальные связи в этом климате репрессий и нетерпимости являются каким-то образом правильным поступком.

"Те из вас, кто продолжает повторять заезженные фразы типа "я люблю детей слишком сильно, чтобы подвергать их такой травме" упускают из вида тот факт, что такой взгляд является для нас пораженческим и только и делает, что укрепляет позиции угнетателя."

Всегда, когда выявляются случаи участия ребёнка в сексуальных отношениях, угнетатель приставляет к её виску виртуальный ствол. Если отношения были с другим ребёнком, её зовут гадкой и её словам нельзя верить. Если со взрослым, то он - насильник, а она - жертва. Мы не можем использовать детей в качестве живого щита и пушечного мяса, даже если это нужно для восстановления их базовых человеческих прав. Последствия для них (и для нас) слишком серьёзны.

Куда лучшей тактикой будет выступать за права детей на сексуальную идентичность и соответствующие уровню развития сексуальные отношения, вместо права для нас иметь к ним доступ. Мне кажется, что прежде чем мы сможем выйти на авансцену хоть в каком-то качестве, должно произойти несколько вещей. Во-первых, должна произойти переоценка обществом роли сексуальных отношений в современном мире. Мы знаем как заниматься этим безопасно и у нас есть средства предотвращения нежелательных беременностей. Люди должны понять, что имея возможность увеличивать численность населения по желанию, нам больше не нужно считать размножение основной ролью секса. В сознании людей он должен стать прекрасным способом выразить любовь и дружбу, к которому могут прибегать все люди вне зависимости от возраста. Сомнений нет, вопрос здесь именно в сексе.

Другим условием является потребность в нормальном сексуальном образовании вместо никудышней пропаганды воздержания, которая сейчас имеет место в большинстве школ. Ученикам должны объяснить аспект удовольствия, как давать и получать его, наряду со способами избежать нежелательных, негативных последствий. Им должны одновременно и в одной манере рассказать о принуждении и согласии. Ученики должны узнать об опасностях вместе с информацией об удовольствии. Благодаря такому полноценному подходу к обучению у детей появится возможность давать или отказывать в согласии.

Это лишь часть того, чего мы должны добиться, прежде чем интимные отношения между взрослыми и детьми смогут происходить без вреда. Нам не следует использовать варварскую тактику использования детей как живого щита. Гражданское неповиновение - это мощное оружие и оправданный акт пока его последствия касаются только непосредственных участников. Но когда последствия распространяются на других, его оправданность должна быть поставлена под сомнение.