Общепринятая реальность

Отправлено admin от 30.01.2018 - 16:15

перевод с английского, оригинал

Две публикации назад я рассмотрел большой массив свидетельств из разных областей, противоречащих популярному взгляду о том, что межпоколенные отношения всегда имеют характер эксплуатации и наносят вред детям. Помимо собственно обзора лучших исследований я показал, что в реальности истинным часто является прямо противоположное мнение и такие отношения могут быть очень полезными и позитивными по сути, как и любые другие отношения, построенные на взаимной любви, доверии и уважении.

В своей последней публикации я перешёл к обзору популярной книги под названием Sapiens, в которой делается взгляд в прошлое культурной истории человечества и особенно культурных норм и систем убеждений, позволивших обществам людей в настоящее время вырасти до огромных размеров. Эти системы взглядов сформировали современный мир в том виде, как мы его знаем, и они показывают, почему так много из принимаемого нами за факты и общепринятую реальность основано только лишь на том, что мы себе коллективно воображаем, и нередко это явно противоречит фактическим данным.

В этой публикации я сделаю следующий шаг и исследую термин "общепринятая реальность" и почему некоторые представления в рамках общепринятой реальности существуют тысячелетиями почти без изменений, в то время как другие представления коренным образом меняются или заменяются с течением времени на совершенно другие. Какие характеристики отличают представления-долгожители от быстро исчезнувших представлений при условии, что те и другие основаны исключительно на догадках, а не на фактах или доказательствах?

Для начала нужно убедиться, что мы хорошо понимаем используемый далее термин "общепринятая реальность". Общепринятая реальность - это принимаемые концепции реальности, в которые люди всего мира, какой-либо культуры или группы верят как в истинные или считают истинными. Детей иногда описывают или рассматривают как "недостаточно хорошо владеющими общепринятой реальностью", хотя это описание даётся с условием, что их взгляд будет постепенно приближаться к общепринятой реальности общества по мере взросления.

Другим способом описания общепринятой реальности является то, что это воображаемая реальность, передаваемая между членами группы людей, чтобы позволить этой группе работать вместе в рамках общего взаимопонимания и сотрудничества. Возьмём для примера веру в бога солнца. Является ли солнце на самом деле богом куда как менее важно, чем сможет ли группа людей, используя общую веру в бога солнца, избежать конфликтов, развивать торговлю, сосуществовать и в конечном итоге способствовать интересам людей и их детей как носителей их генов. Как показано в книге Sapiens эти общие представления увеличивались в объёме и сложности по мере роста обществ до той степени, что многое из того, что мы сейчас считаем основанной на фактах реальностью, почти целиком является представлениями, принятыми на основе общего согласия. Это не новое явление, так было в случае любой империи, которой требовалось сосуществование в одном обществе больших и разных групп людей.

Новшеством наших дней является поистине огромный масштаб современной общепринятой реальности, что в конечном итоге сделало государство больше и более важным, чем общины и даже семьи, поддерживающие эту общепринятую реальность. Люди в свою очередь сочли себя и свои семьи рабами государства, обрекая своих детей на жизнь без прав, голоса, охраны частной жизни, возможности управлять своей жизнью или выбирать будущее. Дети, их родители и любой, кто выступает за права детей пред лицом преобладающей общепринятой реальности, немедленно берётся в оборот и насильно переучивается в согласии с доминирующими взглядами. Самое смешное то, что выступающие за права и уважительное отношение к детям часто подвергаются атакам со стороны детозащитных благотворительных организаций, политиков и других групп, существующих во благо детей. Действия этих групп часто продиктованы благими намерениями, поскольку они убеждены, что действуют в лучших интересах ребёнка и не считают своё поведение вредным или каким-либо образом обесчеловечивающим.

Для всех крайне трудно смотреть сквозь общепринятую реальность, потому что именно она с детства сформировала наши основные убеждения и взгляд на мир. Пытаясь заглянуть за рамки нашей общепринятой реальности, мы можем начать со сравнения и сопоставления отдельных представлений из имеющихся у нас сегодня с более не существующими у нас представлениями. Изучая представления, которые в своё время были столь же опиравшимися на факты и частью здравого смысла, как наши сегодняшние представления, мы сможем распознать аспекты современного мира, являющиеся ничем иным как распространёнными представлениями в общепринятой реальности наших дней. Это упражнение также позволит нам понять почему некоторые идеи исчезают, а другие держатся тысячелетиями.

Чтобы помочь в этом исследовании я представлю 4 идеи, являющиеся типичными представлениями людей, два из которых исчезли, а два существуют и в наши дни.

Первое представление состоит в том, что наша жизнь зависит от бога солнца. В древности охотники-собиратели могли видеть солнце на небе, ощущали его тепло и хорошо понимали важность солнца для всего на свете, начиная от урожая используемых в пищу растений и кончая освещением территории вокруг деревни и всех угроз её жителям. Солнце явно было очень важным и стоило делать всё, что могло бы помочь завоевать его благосклонность. Все в обществе были осведомлены о важности дневного светила и в процессе своих обсуждений люди обменивались идеями и формулировали взгляды на то, чем оно является и как его умилостивить. Постепенно это могло привести к достижению солнцем статуса бога и любой, кто не верил в этого бога и тем самым ставил под угрозу его благосклонность, подвергался наказанию со стороны крупной группы, полагавшейся на это представление. Со временем сама мысль о том, что солнце является чем-то иным, стала считаться безумной и опасной вплоть до того момента, когда стало невозможно выйти за рамки общепринятого факта солнца как божества. Наконец, в результате нападений и завоеваний это представление было заменено другим. Это и есть первый из двух примеров не дожившего до наших дней представления.

Второе представление состоит в том, что у животных в отличие от людей нет эмоций, поэтому держать их в неволе до забоя и употребления в пищу не только не является для них причиной страданий или жестоким отношением, а на самом деле естественно и нормально. Это особенно интересный пример, поскольку он демонстрирует, почему коллективное мнение столь важно для общепринятой реальности. Наши дальние предки были охотниками-собирателями и есть убедительные доказательства, что они относились к животным не так, как мы относимся сегодня. К животным испытывали почтение и относились как к равным. Люди проводили церемонии по душам убитых во время охоты животных, на них охотились только по мере необходимости, при этом они считались мыслящими, чувствующими, равными созданиями в мире. Так продолжалось до момента, когда люди стали собираться в большие группы и образовали статические общества и фермы. Именно с тех пор отношение к животным изменилось. Охотникам-собирателям приходилось путешествовать на большие расстояния, в то время как фермеры были куда больше склонны к оседлости и это потребовало не давать животным бродить где они захотят. Потребовалось контролировать животных и запирать их в загоны, что возвысило людей с позиции равного до превосходства над животными. Люди развивали это представление о превосходстве над животными, заключавшееся в том, что животные не думают и не чувствуют, как люди, и вполне естественно и нормально держать их в неволе для дальнейшего забоя и употребления в пищу. В реальности есть ясные доказательства, что животные думают и чувствуют, испытывают страдания и нет ничего нормального в том, чтобы держать целые виды в неволе для употребления в пищу, как будто у них нет способностей к мышлению или эмоций. Это представление до сих пор широко распространено и поэтому вошло в нашу подборку примеров представлений, выживших несмотря на большую массу доводов в пользу обратного.

Третьим представлением является то, что наш мир является центром вселенной. История знает случаи, когда людей заключали в тюрьму или даже казнили за оспаривание этого взгляда. Легко понять, как древние люди могли прийти к мнению, что наш мир является центром мироздания. Во времена охотников-собирателей люди жили под открытым небом и прекрасно видели движение Луны, солнца и звёзд. Все астрономические объекты вставали на востоке, перемещались по небу и заходили на западе. Единственными исключениями были планеты и благодаря небольшим отличиям от всего остального легко было счесть их особенными - так они стали считаться богами, перемещающимися в небесах. Со временем представление о нашем мире как о центре мироздания утратило широкое распространение и в этом состоит второй пример исчезнувшего представления.

Нашим последним примером будет тот взгляд, что дети не являются полноценными людьми пока не проживут 18 оборотов вокруг Солнца и, подобно домашней скотине, не способны на ценные эмоции, чувства и мысли. Пока 18 оборотов не пройдены, у детей могут быть чувства, мысли и эмоции, но они не способны понимать их и, следовательно, не следует считать их подлинными чувствами, мыслями и эмоциями. Особо интересно то, что, согласно объясняемому в литературе по общепринятой реальности, дети являются единственной группой людей, которой понятие общепринятой реальности ещё не привито, следовательно, они составляют группу, представляющую реальной риск этой реальности. Это означает, что дети являются единственной в обществе группой, видящей мир как он есть и в то же время это единственная группа, которая лишена представительства или какого-либо влияния в обществе. Вместо этого государство в первую очередь запускает программу, определяющую общепринятую реальность общества и немедленно запускает процесс привития её детям, подключая родителей и других взрослых, чтобы сделать её убедительной и влиятельной. Любой, кто не согласен с этим прививанием, немедленно переучивается силами государства и теми взрослыми, которым полностью привита государственная идеология.

С помощью этих четырёх примеров представлений я попытаюсь установить, что именно делает некоторые из них более долгоживущими, чем другие. У нас есть вера в бога солнца как пример исчезнувшего представления. У нас есть мнение о центре мира, просуществовавшее достаточно долго и исчезнувшее лишь несколько веков назад. У нас есть очень долгоживущее представление о том, что животные не испытывают страданий подобно людям. Наконец, у нас есть совсем свежее представление, что эмоции и чувства детей не следует считать полноценными до 18 оборотов вокруг Солнца. Это представление ставит их между безэмоциональными животными и развитыми в этом плане взрослыми людьми.

Возвращаясь к вопросу того, что делает одно представление более долгоживущим, чем другие, лучшим примером из нашего набора является представление об отсутствии эмоций у животных, поскольку это единственный пример представления, просуществовавшего большую часть письменной истории. Одна характеристика этого представления состоит в том, что оно напрямую влияет на выживаемость его приверженцев и их потомства, что гарантирует наличие реального биологического преимущества в том, чтобы его придерживаться. Оно опирается на факты не больше, чем остальные примеры, но если вы верите, что у животных нет эмоций и они не страдают подобно людям, гораздо проще считать их ничем иным как едой, что в свою очередь обеспечивает сторонникам этого представления и их детям источник богатого белками питания. Ни один из других примеров не даёт такого же прямого преимущества и можно предположить, что столь высокая ценность животных как источника белка является ключом к столь длительному существованию этого представления. Продолжит ли это представление существовать, когда у нас появится массовое производство искусственного мяса и другие источники питания, покажет время. Если для долгожительства представления требуется его необходимость для удовлетворения какой-либо реальной потребности, то вероятно, что это конкретное представление изменится подобно другим.

Но что приводит к более долгому существованию одних представлений, даже если в конечном итоге они меняются? Из четырёх имеющихся у нас примеров ответ на этот вопрос получить гораздо труднее. Существовали культуры, выражавшие веру в бога солнца и в Землю как центр вселенной в течение нескольких тысяч лет. Кажется, что эти представления лишь косвенным образом помогают своим последователям, давая им общую систему ценностей и верований, связывающих группу вместе. Ни одно из представлений не даёт последователю или семье последователей преимущества перед другой группой. Вполне возможно, что именно это косвенное преимущество позволило данному представлению просуществовать столь долго, при этом позволив доказательствам обратного со временем выбить из под него почву и изменить. Поскольку эти представления не влияют на выживаемость и коэффициент рождаемости, нет ничего, что могло бы помешать доказательствам заменить их на что-то лучшее или другое.

Пример с детьми опять имеет отличия, поскольку срок его существования наименьший из всех. Почему это представление не появлялось в истории чаще и почему только сейчас оно получило такое широкое распространение? Я полагаю, что это представление не играло заметной роли в истории по той причине, что оно не давало обществу особого преимущества в плане выживаемости и численности потомства. Напротив, в течение большей части истории человечества существовало важное биологическое преимущество в нахождении хорошего партнёра как можно раньше из-за высокой смертности людей всех возрастов. Человек в возрасте 10 лет, сумевший заполучить сильную и здоровую парнтёршу, способную рожать детей сразу же как только включается репродуктивная функция, увеличивает вероятность большего количества детей, родившихся в раннем возрасте, и как следствие, больше шанс для их детей дожить до зрелости, передав следующему поколению гены и взгляды своих родителей. Только в наши дни, когда смертность среди младенцев и взрослых столь низка из-за развития медицины, миф о детях получил возможность укорениться.

Пытаясь установить, что конкретно стимулировало этот миф в условиях столь большого количества доказательств и массы исторических свидетельств, можно сделать два интересных наблюдения.

Первое заключается в том, что хотя в истории отношения между людьми широко принимались без навязывания каких-либо возрастных границ, всегда существовало давление определённых частей общества в направлении понижения статуса детей. В книге Sapiens рассматривается, как в определённые исторические периоды женщин и детей считали имуществом по закону и их можно было использовать для оплаты долгов и искупления вины их владельцев - взрослых мужчин. Это требует от общества создать общепринятую реальность, в которой дети и женщины помещаются на более низкий уровень по сравнению с их владельцами. Хотя сегодня женщинам удалось вернуть себе статус полноценного человека, дети так и продолжают жить в пониженном статусе. Так что это на самом деле не новое явление, но сама потребность для многих в обществе держать детей в статусе собственности является мощным стимулом.

Второе наблюдение заключается в том, что когда первое наблюдение сочетается с тем фактом, что государство стоит выше семьи и местной общины, и при этом люди прислуживают и исполняют его волю, это создаёт мощный стимул для государства держать детей в статусе собственности. В книге Sapiens это новое явление рассматривается подробно и также показывается, как государство заменило функцию традиционной семьи и местной общины. Я здесь не буду повторять проделанную автором книги работу, а только сошлюсь на свою предыдущую статью или на саму книгу. Чему вы учите ребёнка, каким образом ему оказывается медицинская помощь, во что он верит, что он говорит и как себя выражает - это и все другие сферы жизни ребёнка должны соответствовать законам государства. Если вернуться на сто лет назад, то окажется, что для людей в западном обществе сама идея о государстве, диктующем своим гражданам как поступать в этой области, вызовет ужас и отвращение. Семья и местная община всегда несли ответственность за детей и друг друга. Сегодня мы почти полностью являемся винтиками, исполняющими указания государственной системы, имея лишь совсем немного возможностей как-то от них отклониться. Тех, кто пытается поступать по-своему, стараются немедленно исправить, у них могут даже отнять детей и нередко такие люди лишаются поддержки и одобрения остальной части общества, которое только того и ждёт, чтобы воля государства была исполнена. Государство является крупнейшим выгодоприобретателем от этой общепринятой реальности, поскольку привитие детям в как можно более раннем возрасте рабской системы убеждений обеспечивает пребывание детей в статусе собственности, хозяином которой является государство. А кто посмеет выступать против государства, в чьих руках находятся дети всех граждан?

Оба эти наблюдения возможны только благодаря величине и сложности общепринятых реальностей, в рамках которых мы живём и всегда, когда мы нападаем на кого-либо, выражающего мнение или идею, не соответствующую нашей общепринятой реальности, мы лишь исполняем волю тех, кто в конечном итоге получает от неё выгоду, и это не наши дети, семьи или местные общины.

Что нас ждёт в будущем?

Это очень трудный вопрос, поскольку действуют две противостоящие друг другу силы. Общей тенденцией за последние 100 лет была передача гражданами всё большего и большего числа функций родителей и местной общины в руки государства, что привело к росту последнего от совсем небольших размеров в прошлом до гигантских в наше время. Вероятно, эта тенденция продолжится до момента, когда основная роль родителей и других граждан будет состоять в полной реализации установок государства подобно учителям и местным чиновникам. За этим последует ещё большее сокращение прав детей по мере расширения законодательства, делающего их вещью и обеспечивающего воспитание подрастающего поколения дома и в школах по принципу птицефабрики.

Однако, поскольку прямой выгоды для ребёнка здесь нет и если предположить, что успешная общепринятая реальность должна обладать прямым физическим преимуществом для длительного существования, нет оснований для долгой жизни этих представлений. Поскольку это первый случай в истории, когда мы имеем глобальную общепринятую реальность, в которой государство больше и важнее своих граждан, возникает вопрос, применимы ли обычные исторические правила или мы сейчас входим в поистине новый период человеческой истории и эволюции. [()]

Вероятно, уже слишком поздно менять направление, в котором мы идём, или, возможно, есть ещё шанс вернуть хотя бы часть контроля местным общинам, семьям и детям. Если возвращению суждено произойти, это потребует огромной воли и смелости от всех слоёв общества и решимости не нападать на тех, кто выступает против воли государства. Нам тогда будет нужно заново принять слова Вольтера, приведённые в книге писательницы Эвелин Холл: "Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить". Это свобода выражения и мысли, которая не сведена лишь к одной воле государства. Альтернативным вариантом является остаться в комфорте нашей общепринятой реальности и исходящего от государства заверения, что оно будет соответствовать потребностям своих верных и послушных граждан, при этом следует избегать конфликтов с теми, кто готов напасть на любого осмелившегося оспорить государственную гегемонию.