Прерванное чудо: вспоминая Пола Кристиано 1976-2015

Отправлено admin от 27.07.2019 - 15:46

перевод с английского, оригинал

Материал ко Дню памяти и солидарности с жертвами педофобии

4 августа 2015 года в газете Чикаго Трибьюн была опубликована статья под заголовком "Пол Кристиано, талантливый танцор и хореограф с трудным прошлым, найден мёртвым в возрасте 39 лет".

Он был педосексуалом и покончил с жизнью.

Часть 1

С самого раннего детства Пол Кристиано отличался от других мальчиков - он был странным, творческим ребёнком, любил выступать и восхищался миром девочек. В 8- или 9-летнем возрасте после просмотра фильма-биографии о [румынской гимнастке] Наде Команечи он начал заниматься гимнастикой и проводил всё своё свободное время, отрабатывая женские вольные упражнения на школьной игровой площадке, а также на передней лужайке своего дома. Он преклонялся перед своими одноклассницами, в особенности перед Шейной - симпатичной юной блондинкой, которая была "особенно талантлива в разыгрывании небольших спектаклей на игровой площадке" и которая спустя много лет стала играть важную роль в его жизни.


Пол и Шейна в 4 классе (1985-1986)

В старших классах, когда другие мальчики встречались со сверстницами, романтические и сексуальные интересы Пола оставались на уровне девочек от 7 до 11 лет. Эти чувства и то, что он описывает как свою "женственную гетеросексуальность" приводили ко всё большей изоляции от сверстников.

Несмотря на способности в области танца и гимнастики Пол стремился стать писателем. Но слова оказались непокорными и неудачи в литературной сфере стоили юноше двух попыток самоубийства и помещения в психиатрическую больницу сроком на месяц.

В возрасте 18 лет Пол впервые увидел представление, исполненное профессиональными танцорами, и это открыло ему, что танец может быть "возвышенной формой поэзии". Кроме того, танец путём соединения с другими формами искусства (такими как музыка, чтение текста, сценография и видео) способен преодолеть непокорность слов.

После окончания школы Кристиано в течение трёх лет обучался танцу, а также преподавал танец, гимнастику и акробатику детям.

Работая учителем, он считал свою сексуальность бомбой замедленного действия. В ужасе от мысли, что однажды он "станет ненасытным сексуальным маньяком и пойдёт насиловать ребёнка", он установил для себя правила и ритуалы, которые, по его замыслу, должны были помочь исключить сексуальные мысли и обеспечить, чтобы он никогда не пересекал черту со своими учениками. Среди этих правил было воздержание от пищи в течение всего дня, отказ от сидячего положения во время уроков и непременное поддержание эмоциональной дистанции с учениками.

В 2000 году, в возрасте 23 лет Пол Кристиано был осуждён за покупку детской порнографии, попавшись в ловушку полицейских, работавших под прикрытием таможенных агентов. С тех пор ему было до конца жизни запрещено преподавать или вообще как-то работать с несовершеннолетними любого возраста. До конца своих дней он должен был находиться в публичном реестре судимых за сексуальные преступления, исполнять жёсткие требования по сообщению своего местонахождения, подвергаться внеплановым полицейским проверкам, а также ограничениям по месту работы и жительства. Нарушение этих правил карается тюремным сроком.

Во время судебного процесса давняя подруга Шейна связалась с Полом и у них начались отношения. Для него это будет первый и последний случай близких отношений.

Кристиано очень хотел стать отцом и Шейна - мать-одиночка с двухлетней дочерью - дала ему возможность обрести готовую семью. Однако Шейна не смогла вынести всех тягот, которые сопровождают отношения с человеком, осуждённым за сексуальное преступление, и их связь продлилась всего несколько месяцев.

"Какая женщина в здравом уме не поймёт рано или поздно, что разрыв отношений с таким как я сделает её жизнь только лучше?"

После расставания с Шейной Кристиано попытался покончить с собой.

В дальнейшем он пытался с помощью хореографии вывести себя из "эмоциональной чёрной дыры", оставшейся по окончании этих отношений путём перевода фрагментов своих любовных писем к Шейне на язык знаков и наложения получившихся жестов на музыку Вивальди.

Получившаяся в результате работа "Прерванное чудо" впервые была исполнена чикагским балетом Джофри в июне 2001 года.

Эта постановка оказалась прорывным творением Пола Кристиано. Она принесла ему овации критиков и позволила газете Чикаго Трибьюн включить Кристиано в число наиболее выдающихся жителей Чикаго за 2001 год.

Талант Пола оказался востребован публикой и его будущее казалось безоблачным. Но, к сожалению, определять течение его жизни в течение последующих лет суждено было не талантам, а судимости.

Нарастающая педоистерия, доступность реестров судимых за сексуальные преступления наряду с растущей компьютерной грамотностью означали большой риск для любого работодателя в случае приёма Пола на работу. Ему становилось всё труднее трудоустроиться.

В 2008 году жизнь и карьера Пола Кристиано сделала ещё один крутой поворот. Этот год для него был необычно продуктивен и наполнен работой. Школа танцев, в которой Пол преподавал до своей судимости, проводила ежегодные репетиции, где учащиеся могли показать приобретённые навыки своим родителям и набраться опыта выступлений. Хозяйка школы, не имея возможности принять его на работу в качестве педагога, оставалась его верным другом и как могла поддерживала Пола путём регулярного привлечения его как приглашённого исполнителя или хореографа на этих ежегодных репетициях.

Учитывая, насколько много работы было у Пола в 2008 году, ей пришлось умолять его выступить:

"Родителям надоедает смотреть, как дети исполняют свои небольшие номера. Ты сделаешь этот вечер незабываемым!"

Великолепное мастерство Пола сослужило ему дурную службу. Одна юная зрительница, восхищённая его выступлением, пришла домой и ввела его имя в строку поиска в интернете. Она в ужасе обнаружила, что Пол числится в реестре судимых за сексуальные преступления и показала это родителям. Хозяйка школы танцев была потрясена произошедшим и попала под такой огонь критики, что обязалась больше никогда не приглашать его на ежегодные репетиции.

Хуже того, Пол был арестован за непрохождение регистрации в городе, где находилась школа танцев и где он провёл неделю, готовясь к выступлению.

Потратив несколько тысяч долларов на адвокатов, ему удалось добиться снятия с себя всех обвинений благодаря статусу независимого подрядчика. Он уже работал исполнителем или хореографом в более чем десяти разных городах в этом году (и аналогично в прошлые годы). Судья принял тот факт, что с логистической точки зрения Полу было бы невозможно заниматься своей работой, будь он обязан регистрироваться в полиции в каждом городе, поскольку регистрация требует невероятно больших временных затрат.

Несмотря на положительный результат судебного процесса, шумиха вокруг ареста серьёзно повредила и так небольшим перспективам трудоустройства. По оценкам самого Пола Кристиано за следующие 6 лет последствия произошедшего инцидента стоили ему около 20 исполнительских контрактов.

В течение этого периода Пол стал безустанным волонтёром и администратором организации B4U-ACT, давая интервью газетам, готовя материалы для радиопередач и способствуя более гуманному и рациональному отношению к педосексуалам. К этой работе он подходил с той же тщательностью, приверженностью делу и лидерскими навыками, как и к своему искусству.

В 2014 году, выступая на радио Си-Би-Си по теме педосексуальности, Пол демонстрирует спокойное отношение к своей ориентации, считая её позитивной частью своей личности, не боясь, что внутри него живёт чудовище:

"Я принял это как часть моей личности. Больше нет диссонанса между тем, что я чувствую, и тем, что я думаю о том, что чувствую. В прошлом всегда, когда меня посещали сексуальные мысли о детях, я немедленно делал себе замечание. Теперь я позволяю этим чувствам приходить и уходить, признаю, что они есть, и чувствую себя абсолютно нормально. И я осознал, что моя ситуация никоим образом не обязывает меня вести себя необдуманно или безответственно."

В то время Кристиано жил на помощь от родителей, доход от неквалифицированного труда и пособия. Из-за отсутствия работы и участия в сфере хореографии его статус в танцевальном сообществе Чикаго стал падать. Показалось, что зрители и критики забыли самого Кристиано и его работы. Это игнорирование постепенно подрывало у Пола веру в себя и свои достижения. В то время наложенные на него кафкианские ограничения по месту проживания превратили поиск жилья в постоянную борьбу. Он полагался на помощь друзей и коллег из хореографического сообщества Чикаго. Эти ограничения постепенно довели Кристиано до точки кипения.

В 2015 году он был арестован за предоставление фальшивого адреса. Ему грозило от трёх лет тюрьмы, во время которых он не смог бы ни заниматься творчеством, ни продолжать свою работу для B4U-ACT. Он также знал, что после освобождения не сможет найти работу. Становится понятно, почему, столкнувшись с такими перспективами, смерть показалась ему "заоблачным облегчением", как он написал в записке, найденной на месте самоубийства.

Часть 2

Чтобы выжить в крайне враждебной культуре и обществе педосексуалам приходится делать определённые поправки к образу мышления, ощущения и взаимодействия с миром. Нам достался язык, существенно отличающийся от языка тех, кому неведома наша ситуация. Мы говорим с "акцентом" того явления, которое сформировало нашу душу.

Развивая эту аналогию: педосексуалы подобны иностранцам во враждебной стране, испытывающим большое давление для избавления от родного акцента, но чья речь даже после десятилетий проживания в новой стране всё равно сохраняет следы их родного языка. Этот акцент наиболее заметен в работе творческих людей, тех, чья работа заключается в исследовании и передаче информации из глубин человеческого опыта.

Даже ярого педоборца, внимательно знакомящегося с произведениями педосексуала, может тронуть что-то в этом "акценте", который затрагивает боль, стигматизацию, одиночество, секретность и горько-сладкие отношения со временем (куда статус педосексуала помещает человека). Но при условии, что детская сексуальность не упоминается в работах слишком явно или настойчиво, у зрителей не будет причин связывать эти качества с педосексуальностью.

В своей статье об образах детской сексуальности в визуальных искусствах Кристиано выделил "юмор, эротизм и гротескное поведение" как определяющие характеристики фотографий Салли Манн "Immediate Family". Эти качества также являются определяющими для работ самого Кристиано и, как я подозреваю, возникают из экзистенциальных подстроек, которые ему как педосексуалу пришлось сделать во враждебном мире, чтобы быть артистом.

Юмор

Поэзия в искусстве и юмор в шутке существуют в пространстве между сказанным и подразумеваемым. Когда педосексуальная любовь является значительным элементом в языке артиста, это пространство должно быть обширным.

Кристиано заполняет его тревожностью, усилием, разговорчивостью и конвульсивностью. Его взаимодействие со сценой, реквизитом и другими танцорами - анархическое, как будто он встретился с ними впервые и не осведомлён кто они и чем заняты.

Создаётся ощущение, что артист пытается сказать больше, чем позволяет текущая ситуация. Это особенно заметно, когда звучит медленная грустная музыка и когда он исследует эмоции, связанные с рефлексией.

Краткость - для тех, кто ожидает быть выслушанным, кому не нужно убеждать людей, чтобы его поняли, для крутых. Эксцентричность и сексуальная ориентация Кристиано гарантировали, что он не попадает ни в одну из этих категорий.

Он вовлечён в парадоксальную ситуацию: ему нужно передать нечто, что должно оставаться скрытым. Для достижения этой цели его танец напоминает игру в шарады. Он кружит вокруг того, что хочет передать, никогда при этом не соприкасаясь с самим предметом. Он ошеломляет нас жестами, которые кажутся разрозненными, но все они указывают на скрытую сердцевину его работы. Смысл проявляется из накопленной плотности этих намёков, знаков, касательных и перпендикуляров, аналогично тому как в поздних работах Моне путаница из мазков кисти образует фасад собора, когда зритель отходит назад.

Суметь взять одно крайнее качество и сделать так, чтобы оно ощущалось противоположным - является знаком выдающегося артиста. Если многословное действо Пола Кристиано столь часто ощущается подобно неподвижности, то причина в том, что в его лучших работах поддерживается внутренняя целостность. Это качество также присутствует в поэзии Джона Эшбери, музыке Брайана Фёрнихоу и работах Р. Б. Китая.

Эротизм

Может ли кто-то не знакомый с биографией Кристиано увидеть ориентацию артиста в его работах? Действительно ли наша ориентация неизменно влияет на наши творения? До какой меры артист, которому выпало быть педосексуалом, является "артистом-педосексуалом"?

В работе "What r u Wearing" - па-де-де на песню Creep группы Radiohead в интерпретации Scala & Kolacny Brothers Кристиано и его партнёрша по танцу Отэм Экман (Autumn Eckman) взаимодействуют, как будто мужчина играет с ребёнком.

Экман невесома, как семилетняя девочка. Иллюзия женской невесомости несомненно является традиционной частью классического балета. Но Кристиано усложняет этот образ теми способами, которые можно понимать прямо исходящими из его ориентации.

"Песня Creep группы Radiohead с начала старшей школы стала моим личным гимном"

Кристиано раскрывает тело Экман, демонстрируя нашему взгляду его углубления и разломы. Его жесты приближаются, но останавливаются на самой границе интимности - ещё несколько дюймов и будет сексуальный контакт. И Экман не смущается, как повёл бы себя пятилетний ребёнок или девочка, желающая взрослого мужчину, с которым она играет, но не знающая, что делать с этим желанием.

Несомненно, что танец входит в число тех видов искусства, куда крайне трудно включить детей, и в своей статье "Riding Red’s Coat-Tales" Кристиано ясно указывает, что он не против попробовать педосексуальный аналог приёма, к которому прибегла поэтесса-лесбиянка, перед отправкой своих работ редактору поменяв все местоимения "она" на "он".

"Я спрашивал себя - является ли привлечение 20-летней женщины для исполнения роли маленького ребёнка компрометирующим обстоятельством для целостности Riding Red’s Coat-Tales, но решил, что подвергать настоящего ребёнка сексуальным притязанием волка (пусть и наигранным) имеет, к несчастью, большую вероятность выставить Красную Шапочку как жертву телесного познания в глазах консервативной публики, чем восхвалить это познание как доказательство автономии."

Выходит, Экман была для Кристиано чем-то вроде замены? Неужели в его мечтах идеальным партнёром по этому танцу был ребёнок?

Гротеск

Кристиано провёл своё детство в попытках управиться с собственной странностью и эксцентричностью. Тогда, в подростковый период и начало взрослой жизни, ему пришлось справляться со слепо навязываемым обществом всем педосексуалам образом чудовища и хищника (в интервью и статьях он часто ссылается на это).

В то же время он был привержен форме искусства, которая поглощена телесной красотой и грацией.

В описанном выше номере Кристиано принимает позы, которые выглядят угловатыми и неудобными. Мы видим что-то напоминающее перевернувшееся на спину насекомое, горбуна из Нотр-Дама, раскинутые лапы комодского варана, сгибающего хвост скорпиона, мечащуюся собаку, спастические движения больного ДЦП, расправляющую крылья хищную птицу, обезьяну, движения бёдрами страстного танцора на дискотеке, движение на четвереньках больного полиомиелитом ребёнка, человека, падающего в пространстве, свастику...

Мы наблюдаем врождённые уродства.

Потребность синтезировать не вполне несовместимые противоположности чудовищности и грации было сильным двигателем искусства Кристиано. Когда такие противоположности сочетаются в конечном результате - это вызывает беспокойство, зритель попадает между конфликтующими силами восхищения и страха. Распространённый термин для этого - "гадкий", его используют когда проявляется стигма, которую обычно скрывают.

Как чудовища в работах Кристиано опираются на общественный архетип "педофила", так, по моему мнению, вся та грация, которой пронизана его работа, олицетворяет то, что он считал истинной природой своей любви к девочкам.

Друг вспоминает Пола Кристиано

Я впервые познакомился с Полом, когда он появился на форуме GirlChat. Он был очень умён и чёток, а его трудная жизнь давала ему сильное чувство служения своим товарищам - педосексуалам. В представлении своих мнений и оказании поддержки другим он был очень внимателен и вежлив. Кристиано появился на форуме незадолго до публичного раскрытия [его судимости]. После всего произошедшего он никогда не позволял тому хаосу, в который превратил его жизнь этот эпизод, мешать служению людям. Когда многообещающая карьера в танцевальном искусстве и хореографии перестала быть столь многообещающей после публичного раскрытия его судимости, он провёл много вынужденного свободного времени, помогая педосексуалам справиться с тревогой, вызванной общественным осуждением, и легально управляться со своими влечениями. Он никогда не позволял личным трудностям препятствовать в оказании помощи людям и никогда не выносил свои проблемы на тех, с кем он работал или общался.


Пол Кристиано, 2012

Короче говоря, Пол был замечательным человеком и совершённая им ошибка, разрушившая в конечном итоге его жизнь, гарантировала, что ему всегда хватало ума, чтобы не судить других людей. Он никогда не позволял себе поддаваться горечи или ненависти к кому-либо в результате этого происшествия. Тот факт, что он отказался ненавидеть общество за то, что оно ему сделало, научил меня состраданию в большей степени, чем сотня проповедей религиозных деятелей по этой теме.

Пол никогда не отказывался связаться со мной, когда я просил, и если у меня возникали какие-то трудности, я помнил, что он поможет. Несмотря на постоянное внутреннее смятение, которое ему приходилось переживать из-за присутствия в позорном реестре судимых за сексуальные преступления до конца жизни, он никогда не позволял этим терзаниям проявляться на публике. Они находили своё выражение в творчестве, к которому у него был талант, что очень напоминает других известных из истории трагических артистов. Его боль обратилась в творческий способ оказания поддержки и передачи открытий. Это позволило многим обогатиться эмоционально, философски и эстетически от той работы, от которой Пол никогда не позволял себе обогащаться финансово.

Свои последние годы он провёл, давая множество интервью и даже приняв участие в записи документального фильма, чтобы о его истории стало известно. Он многое сделал для лучшего понимания педосексуалов и был живым подтверждением того, что мы люди, а не мерзкие карикатуры, как нас изображают СМИ. Пол Кристиано безустанно работал на благо своего сообщества и его работа с группой B4U-ACT позволила ему помочь этому сообществу установить очень важный и беспрецедентный диалог со СМИ и работниками сферы психического здоровья. Он был настоящим первопроходцем и человеком, полным решимости выжать максимум из прискорбной ситуации, в которую его поместила единственная ошибка. За более чем 20 лет моей связи с сообществом педосексуалов я встретил множество людей, которых люблю, уважаю и считаю замечательными, но Пол в этом списке занимает одно из первых мест.

Узнав, что он покончил с собой, я был в шоке. Я не знал о последних пережитых им тяготах, приведших к перспективе несправедливого и длительного тюремного заключения из-за вынужденного проживания в логистически невозможных условиях. Из-за этого я очень сожалею, что не смог ему тогда помочь. Возможно, это и не спасло бы ему жизнь, но если бы он обратился ко мне со своей проблемой, я сделал бы всё возможное, особенно после всего того, что он сделал для меня. Но Пол принял решение и не хотел, чтобы кто-то пытался отговорить его от ухода из этого мира. Жаль, что он так и не узнал, как высоко я его ценю, и надеюсь, что в смерти он нашёл то успокоение, в котором система отказала ему при жизни.

Пол Кристиано заслуживает, чтобы его помнили не просто как ещё одного "педофила", который стал жертвой ненавидящего общества. Он заслуживает, чтобы его помнили как человека, приложившего много времени и сил для помощи другим, столь длительное время выжимавшего максимум из самой эмоционально трудной ситуации, в которой человек может оказаться. Его нужно помнить за всё, что он дал миру танца, а также за те нереализованные достижения, которые он мог бы принести, будь ему позволено беспрепятственно продолжать свою карьеру. И, наконец, наиболее важным, за что его стоит помнить, это за то, сколько он дал миру, несмотря на всё, чего этот мир его лишил.

Часть 5

В этом блоге недавно исследовался вопрос, что этичные педосексуалы делают большой вклад в жизнь детей путём действий, демонстрирующих качества, уместные для выражения любой формы любви (кроме того, в другой моей статье я показал, что никакая другая форма любви не требует столько бескорыстия, щедрости, нежности и сдержанности, как любовь педосексуала к ребёнку). Но завеса тайны, за которой нам приходится скрывать свою ориентацию, приводит к тому, что, хотя эти благие качества признаются за конкретными личностями, они никогда не признаются за педосексуалами как группой.

Эта невидимость распространяется дальше наших отношений с детьми и охватывает все наши таланты, достижения и заслуги.

Сапфо, Чайковский, Алан Тьюринг, Генри Джеймс, Колетт и другие - все признаются в нашей культуре как гомосексуалы. Благодаря этому они дают неопровержимое доказательство потенциальной человечности, таланту и ценности гомосексуалов.

Но общество не потерпит связи между педосексуалами и такими положительными характеристиками, как человечность, талант, творческие способности и нравственность. Как только общество узнаёт, что человек является педосексуалом, его таланты и достижения любыми возможными способами сводятся на нет. И любой, кто пытается провести такую связь, даже если он воздержник, наказывается столь же жёстко как и тот, кто нарушил закон.

Если человек является известной исторической личностью или если его работы слишком значительны, чтобы полностью удалять их из культуры, общество старается завуалировать его педосексуальность (напр. Льюис Кэрролл, Бенджамин Бриттен, Майкл Джексон).

Пол Кристиано был большим талантом, совершившим незначительный проступок, сравнимый с хранением лёгких наркотиков для личного использования. Ему удалось избежать тюремного заключения, но он получил пожизненное путём помещения в реестр судимых за сексуальные преступления. Установленные для него ограничения были наилучшим способом сконструированы, чтобы покончить с его талантом, а при невозможности этого, с ним самим. Для достижения этой цели потребовалось пятнадцать лет. Общество, применив имеющиеся в его распоряжении средства, помешало "разоблачённому" им педосексуалу применить свою страсть и таланты для улучшения этого мира.