Педосексуальность, наука и самообман

Отправлено admin от 14.01.2020 - 05:52

Критика исследований сексуальных злоупотреблений

Автор: Арне Фредериксен

перевод с английского, оригинал статьи

Сейчас существует нарастающая тенденция направлять педосексуалов на психотерапию, чтобы предотвратить совершение ими сексуальных преступлений. Психотерапевты испытывают затруднения, потому что изменить чью-либо педосексуальную ориентацию невозможно, равно как и любую другую. Беседуя с педосексуалом, совершившим сексуальное преступление, психотерапевт часто слышит историю о ребёнке, которому нравились близкие отношения и в которых он активно с энтузиазмом участвовал. Отказываясь верить в саму эту возможность, психотерапевт может заключить, что пациент страдает от когнитивных искажений. Основанием для этого заключения является предположение, что восприятие психотерапевта правильное, а пациента - искажённое. На самом деле это очень самоуверенное заявление, ведь речь идёт о событии, в котором пациент принимал личное участие, а психотерапевт узнал о нём с чужих слов.

В клинической литературе диагноз "когнитивное искажение" появляется всё чаще (1). Но, к большому разочарованию психотерапевтов, они выяснили, что как минимум четверть людей других (непедосексуальных) ориентаций придерживаются тех же "искажённых" взглядов о детской сексуальности (1). Гадая, как педосексуалы могли прийти к этим взглядам, некоторые психологи и социологи начали изучать литературу, выпускаемую организациями педосексуалов (2). Однако, обычно психологи игнорируют научную литературу, на которую эти организации ссылаются, обосновывая свою точку зрения. На самом деле, утверждение о том, что некоторые детско-взрослые сексуальные контакты безобидны и даже полезны, поддерживается таким множеством научных работ, что игнорировать это невозможно (3).

Многие психологи задавались вопросом, почему некоторые дети не жалуются, будучи подвергнуты "сексуальным злоупотреблениям". Отрицая очевидное объяснение, состоящее в том, что некоторым детям нравится, когда ими "злоупотребляют", психологи пришли к заключению, что нарушители закона обладают какими-то хитроумными техниками соблазнения. Чтобы разоблачить эти техники, одна группа исследователей проанализировала вещь, которую они считали уникальным доказательством - письмо, написанное нарушителем закона для соблазнения ребёнка (4). Это письмо было найдено в кармане мальчика, общавшегося с педосексуальным мужчиной. В своей статье учёные оценивают письмо, попавшее в их руки, как мастерски и хитро написанное с целью соблазнения. Авторы привели его текст в своей работе, но на поверку оно оказалось ничем иным, как бессвязной речью глубоко фрустрированного педераста. Прочитав письмо, я могу заверить учёных, что оно гарантированно напугает любого мальчика до смерти. Весь смысл исследования теряется, когда становится ясно, что так называемый преступник не имел вообще никакого успеха в своих действиях. Данные показывают, что скорее всего ему за всю свою жизнь не удалось соблазнить ни одного ребёнка. Исследователи столь помешаны на идее сексуальных злоупотреблений, что даже предполагают возможность для жены преступника быть жертвой такого преступления, хотя никогда не встречались с ней и не имеют совершенно никаких доказательств, подтверждающих это. В статье сказано, что "жертва неубедительно отрицала любую сексуальную активность с преступником". С учётом явной помешанности учёных на сексуальных преступлениях можно только догадываться, что нужно было сказать мальчику, дабы убедить учёных, что никаким сексуальным посягательствам он не подвергался. Работа о сексуальном злоупотреблении, которого не было, не имеет никакого отношения к науке, но она тем не менее была опубликована в научном журнале Child Abuse & Neglect, являющемся предпочтительным каналом публикации исследований сексуальных злоупотреблений.

В такого рода исследованиях проблемы с логикой обнаруживаются раз за разом. Один "первопроходческий" научный проект исследовал детей, подвергавшихся эксплуатации организованными группами, чтобы задокументировать психологический вред от таких действий (5). Для такого рода исследователей характерен крайне эмоциональный тон речи. Понятие "организованная группа" используется всегда, когда в незаконной сексуальной активности участвуют больше двух человек, чтобы сложилось впечатление об этом как о целой банде, и подобные группы называются "потенциально садистскими" без каких-либо доказательств садизма. 49 мальчиков и 17 девочек, ставших жертвами организованных групп, были опрошены в процессе консультирования или психотерапии. Все установленные у них психологические проблемы были включены в статистику как симптомы пережитых сексуальных действий. Перечень симптомов включал в себя всё подряд. Например, были ли дети чрезмерно религиозными или нерелигиозными также отнесено на счёт пережитых сексуальных злоупотреблений. Даже те симптомы, которые отмечались до сексуальных действий, также включались в статистику. Авторы заранее оговорились, что драматичные события, связанные с раскрытием и полицейским расследованием могут нанести больший вред, чем сами сексуальные злоупотребления (6). Тем не менее, они включили в число их последствий и те симптомы, которые проявились после раскрытия. Несмотря на пресс наводящих вопросов, некоторые дети утверждали, что им нравились эти "злоупотребления" и никакого вреда им это не нанесло. Этим детям поставили диагноз "идентификация с насильником", который сочли доказательством серьёзных психических проблем. Циклическая логика здесь очевидна: если дети говорят, что им было плохо, делается заключение, что это было плохо. Если дети говорят, что им было хорошо, делается заключение, что всё было ещё хуже, потому что детям должно быть плохо и их ответ свидетельствует о серьёзных психических проблемах. Что бы дети ни говорили - ничто не может изменить заранее сделанного заключения, что сексуальные злоупотребления наносят вред.

Исследования такого рода положили начало тому, что сейчас называется индустрией сексуальных злоупотреблений: армия психологов, социальных работников и детозащитных организаций, подпитывающих друг у друга убеждение, что сексуальные злоупотребления имеют широкое распространение и наносят огромный вред. Многие психологи сделали головокружительную карьеру, рассказывая всем об огромном вреде сексуальной эксплуатации детей, а детозащитные организации сообразили, что это гораздо лучшая приманка для сбора денег, чем другие опасности для юных. Популярные СМИ с энтузиазмом начали транслировать идеи индустрии сексуальных злоупотреблений, потому что они "цепляют" и эмоционально воздействуют на сердца людей, в то время как идеи более умеренных учёных - скучные и неинтересные. Так СМИ смогли привлечь в индустрию больше участников - тех, кто, возможно, никогда и не захотел бы проводить исследования или заниматься терапией, не будь этой столь эмоционально будоражащей проблемой.

Индустрия сексуальных злоупотреблений с начала 1980х годов породила тысячи статей и книг. Само количество научных проектов является свидетельством какого-то безумия. Для повторения ранее проведённых исследований действительно могут быть основания. И вот какие они:

  • проверка воспроизводимости [ранее полученных] результатов
  • выявление отличий между территориями, слоями общества и проч.
  • улучшение методологии

Эти цели требуют сравнимых результатов, т.е. использования [при проведении исследований] стандартизованных определений и психологических шкал вреда. Однако многие исследователи так и не пришли к общему определению таких понятий как "ребёнок", "сексуальный" или "злоупотребление", не говоря уже о "сексуальном злоупотреблении ребёнком". Фактически, "сексуальное злоупотребление" является скорее моральным термином, чем научным понятием. Ему вообще не место в научном тексте. Лишь немногие исследования пользуются стандартизованными шкалами вреда, они не проводят подразумеваемое вышеперечисленными основаниями сравнение с ранее вышедшими статьями, также не делается никакого или почти никакого акцента на улучшении методологии. Поэтому есть все основания полагать, что многие такие исследования проводились не по научной необходимости, а по эмоциональным, моральным, политическим или религиозным мотивам.

Хотя некоторое улучшение методологии и прослеживается, большинство научных работ имеют серьёзные недостатки (7), самые распространённые из которых следующие:

  • Эмоциональный язык исследования. Большое распространение имеют слова "злоупотребление", "эксплуатация", "преступник", "жертва", "перенесший злоупотребление".
  • Не упоминаются исследования, выводы которых отличаются. Большинство исследований ссылаются только на работы, авторы которых пришли к тем же заключениям.
  • Наводящие вопросы. Вопросы, задаваемые респондентам, сформулированы таким образом, что секс подразумевается плохим или вредным.
  • Ограничения по структуре. Исследования устроены таким образом, что нет возможности сообщить о положительном сексуальном опыте.
  • Все симптомы сваливаются на сексуальное злоупотребление. Даже те симптомы, что проявлялись до сексуальных контактов или появились уже только после раскрытия, относятся на счёт сексуальных злоупотреблений. Психологические последствия раскрытия отношений, полицейского расследования и прочего не рассматриваются.
  • Нерепрезентативная выборка. Многие работы выполняются на психиатрических пациентах, у которых очевидно будут наблюдаться какие-то симптомы вне зависимости от участия в сексуальных отношениях.
  • Отсутствует контрольная группа. Во многих исследованиях не проводились сравнения с людьми, не пострадавшими от сексуальных злоупотреблений.
  • Смешение различных событий в единое целое. Во многих исследованиях используется очень широкое определение сексуального злоупотребления, включающее в себя крайне различные явления. Это имеет тенденцию преувеличивать вредные последствия менее серьёзных форм злоупотреблений и в то же время смягчает последствия самых тяжких форм.
  • Не выполнена изоляция существенных параметров. Известно, что некоторые параметры оказывают существенное влияние на психологические последствия сексуального взаимодействия. В их число входит применение силы, пол ребёнка и является ли ребёнок родственником взрослого участника отношений. В случае, когда эти параметры не изолированы, есть тенденция к запутыванию результатов.
  • Не учитываются искажающие переменные. Многие из обследованных детей, подвергавшиеся сексуальным злоупотреблениям, также являются жертвами распада семьи, физического насилия и заброшенности. Приписывать все психологические симптомы именно сексуальным злоупотреблениям, а не остальным невзгодам, пережитым ребёнком, является крайне сомнительным шагом. В действительности было показано, что большинство из наблюдавшихся симптомов можно объяснить семейными обстоятельствами, а не сексуальными злоупотреблениями, и в большинстве исследований последствия сексуальных злоупотреблений перестают быть значимым фактором, если учитывать семейную обстановку (8,17).

Распространённое убеждение о том, что сексуальное злоупотребление детьми распространено повсеместно и наносит серьёзнейший вред, привело к целому ряду абсурдных попыток обнаружить скрытые злоупотребления, а также предъявлению множества ложных обвинений. В 1983 году в Калифорнии психически нездоровая мать обнаружила покраснение в области заднего прохода у своего трёхлетнего сына. Она зациклилась на идее, что её сына анально домогался учитель в детском саду семьи МакМартин. Мальчик всё отрицал, но после многократных допросов он сказал, что учитель измерил ему температуру. На полном серьёзе считая, что "термометром" на самом деле был половой член, мать вызвала полицию. Полиция разослала письма двум тысячам семей, чьи дети сейчас или ранее посещали этот детский сад. Поначалу все дети отрицали, что их кто-то домогался, но после многократного допроса со стороны родителей, психологов и полиции, под сильным давлением с целью выдать сведения о сексуальном злоупотреблении, многие дети начали рассказывать истории, становившиеся всё более безумными. Они рассказали об истязаниях и убийствах животных, о похищении, изнасиловании и калечении детей на кладбище, о воздушных шарах, вертолётах и подземельях под детским садом. По мере расползания обвинений в 1984 году семь мужчин и женщин были посажены в тюрьму, включая пожилую женщину-инвалида на коляске. Было закрыто семь детских садов. Полиция и родители несколько лет вели раскопки, так и не найдя никаких подземелий. Ни один ребёнок не пропал, среди свидетелей не было взрослых и никаких материальных доказательств чего-то необычного также не было найдено. Вместо того, чтобы отнестись к этим всё более странным историям как к выдумке, психологи пришли к мысли, что дети стали жертвами сатанинского культа. Для снятия всех обвинений из-за отсутствия улик понадобилось семь лет и множество дорогостоящих судебных процессов (9).

Эта история совсем не уникальна. Подобные события возникали по всему современному миру - от Норвегии до Новой Зеландии (9,10,11). В 1987 году в маленьком голландском городке Оуде Пекела маленький мальчик играл в лесу и поранился в районе заднего прохода. Местные врачи - г-н и г-жа Йонкер, сильно интересовавшиеся инцестом, выразили подозрение, что мальчик пострадал от сексуального посягательства. Они разослали всем родителям письма, в которых велели спросить у детей, подвергались ли они сексуальным злоупотреблениям. Последствия были такие же, как в Калифорнии. После многократного допроса и серьёзного давления с требованием раскрыть злоупотребления, 75 детей рассказали удивительные истории о похищении группой мужчин, переодетых в клоунов, о том, как их накачивали лекарствами, держали под водой, обмазывали фекалиями и совершали с ними многие другие подобные издевательства. Однако за всё это время не было зафиксировано ни одной пропажи детей, никто из взрослых не видел клоунов или чего-то другого необычного, не было вещественных доказательств и не нашли ни одного подозреваемого (11). Полиция прекратила следствие, но супруги Йонкерс продолжают верить в надругательство над детьми со стороны сатанистов и даже выпустили на эту тему несколько статей (12). Несмотря на отсутствие доказательств, их свидетельства о симптомах ритуального надругательства были приняты [для публикации] научным журналом Child Abuse & Neglect (13). Не было проведено сравнения с детьми, не подвергшимся злоупотреблениям. Согласно их статьям, только 87% родителей были убеждены, что их дети пострадали от злоупотреблений и только в 48% случаев, по мнению полиции, дети действительно в чём-то таком участвовали. Как научный журнал вообще мог принять статьи, имеющие столь слабое обоснование?

Было высказано предположение, что миф о сатанинском надругательстве является на самом деле проекцией педосексуальных чувств его сторонников. Сексуальные влечения между взрослыми и детьми - это повсеместно встречающееся явление, а миф о сатанинском культе - это способ отрицания педосексуальных чувств у тех, кто верит в него (14).

В этой нарастающей волне педоистерии фанатичные психотерапевты продолжают искать новые способы выявления скрытых случаев злоупотреблений, которые, по их мнению, имеют сейчас повсеместное распространение. Когда выявляются ошибки в методе диагностики они изобретают новый с неизбежным результатом - обвинение невиновных людей. Тысячи ни в чём не повинных людей отправились за решётку по ложным обвинениям в сексуальных злоупотреблениях. В английском Кливленде более тысячи детей были принудительно изъяты у родителей пока не было установлено, что обвинения в инцесте опирались на ошибочную диагностическую процедуру. Пока шло разбирательство несколько родителей этих детей развелись, а двое ложно обвинённых отцов совершили самоубийство (15).

Хотя генерируемые индустрией сексуальных злоупотреблений материалы весьма многочисленны и заметны, есть всё большее количество литературы с другим мнением (7,16). Три психолога исследовали работы по сексуальным злоупотреблениям и сопоставили их результаты (17). Отбросив те исследования, где использовались крайне нерепрезентативные выборки (психиатрические пациенты и т.п.), они установили, что результаты куда менее тревожные, чем обычно считается. Вот каковы их выводы:

  • Лишь доля так называемого сексуального злоупотребления детьми связана с вредом.
  • Если вред и наносится, он обычно не сильный.
  • У мальчиков и девочек опыт сильно отличается. Эпизоды, наносящие вред, с мальчиками случаются редко.
  • Заключения о причинной связи между сексуальным злоупотреблением ребёнком и психологическими проблемами в его будущем не являются надёжными, потому психологические симптомы чаще всего обусловлены другими факторами, такими как семейная среда.

Самый сильный вред наносится в эпизодах с применением насилия или там, где у ребёнка нет выхода (инцест и т.п.). Добровольные сексуальные отношения вреда не наносят. Важно отметить, что эти заключения сделаны по работам, проведённым с целью поиска вреда. Если эти исследования предвзяты, то они склоняются в сторону преувеличения вреда.

Хотя статьи, преувеличивающие опасности сексуального злоупотребления, часто публикуются в журналах, не особо критически относящихся к своим материалам, статьи вышеприведённой работы, в которой утверждается куда меньший вред, чем ранее считалось, были опубликованы в самых престижных журналах с очень строгими стандартами рецензирования (17). Хотя индустрия сексуальных злоупотреблений генерирует чрезмерное количество книг и статей, вряд ли можно сказать, что всё это представляет мнение большинства учёных. Наиболее распространённые сексологические руководства и энциклопедии представляют куда более умеренный взгляд на детско-взрослые сексуальные отношения (18) равно как и литература по другим направлениям - истории, антропологии и биологии человека (19).

Заключение

  • Психологи и психиатры часто заявляют, что педосексуалы, рассказывая о том, как детям нравится секс, страдают от когнитивного искажения. Обвинение в когнитивном искажении в реальности оказывается бумерангом - в индустрии сексуальных злоупотреблений заблуждений и самообмана гораздо больше, чем у педосексуалов.
  • Многие исследования сексуальных злоупотреблений очень плохого качества и зачастую прямо вводят в заблуждение. Эти работы связаны с повсеместной педопаникой и педоистерией.
  • Добровольные детско-взрослые сексуальные отношения не наносят никакого психологического вреда помимо проблем, связанных с раскрытием и вмешательством.
  • Драконовские законы и крайние меры, принятые для борьбы с сексуальными злоупотреблениями, направлены неверно и должны быть смягчены. Вместо этого следует направить усилия против куда более опасного физического насилия и заброшенности детей, в особенности для устранения их социальных причин.
  • Не следует считать сказанное здесь разрешением нарушать законы, связанные с сексуальными отношениями. Есть все основания соблюдать их и защитить тем самым детей от клейма участников противозаконных и осуждаемых действий.

Литература

  1. Hayashino, D S; Wurtele, S K; Klebe, K J: Child Molesters: An Examination of Cognitive Factors. Journal of Interpersonal Violence 10 (1) 106, 1995.
     
  2. deYoung, M: The World According to NAMBLA: Accounting for Deviance. Journal of Sociology and Social Welfare 16 (1) 111, 1989.
     
  3. Sandfort, T: The Sexual Aspect of Pedophile Relations. Amsterdam: Spartacus 1981.
    Constantine, L L; Martinson, F M (eds.): Children and Sex: New Findings, New Perspectives. Boston: Little, Brown and Co. 1981.
    Rossman, G P: Sexual Experience Between Men and Boys. New York: Association Press 1976; Middlesex: Temple Smith 1985.
    Baurmann, M C: Sexualität, Gewalt und psychische Folgen. Wiesbaden: Bundeskriminalamt 1983.
    Li, C K; West, D J; Woodhouse, T P: Children's Sexual Encounters with Adults. London: Duckworth 1990.
    Okami, P: Self-Reports of "Positive" Childhood and Adolescent Sexual Contacts With Older Persons: An Exploratory Study. Archives of Sexual Behavior 20 (5) 437, 1991.
    Leahy, T: Positively Experienced Man/Boy Sex: The Discourse of Seduction and the Social Construction of Masculinity. Australian & New Zealand Journal of Sociology 28 (1) 71, 1992.
    Hoffmann, R: Die Lebenswelt der Pädophilen: Rahmen, Rituale und Dramaturgie der pädophilen Begegnung. Wiesbaden: Westdeutscher Verlag 1996.
     
  4. Singer, M; Hussey, D; Strom, K J: Grooming the Victim: An Analysis of a Perpetrator's Seduction Letter. Child Abuse & Neglect 16 (6) 877, 1992.
     
  5. Burgess, A W; Hartman, C R; McCausland, M P; Powers, P: Response Patterns in Children and Adolescents Exploited Through Sex Rings and Pornography. American Journal of Psychiatry 141 (5) 656, 1984.
     
  6. Burgess, A W; Groth, A N; Holmstrom, L L; Sgroi, S M: Sexual Assault on Children and Adolescents. Toronto: Lexington Books 1978.
     
  7. Pope, H G Jr; Hudson, J I: Does Childhood Sexual Abuse Cause Adult Psychiatric Disorders? Essentials of Methodology. Journal of Psychiatry & Law 23 (3) 363, 1995.
    Haugaard, J J; Emery, R E: Methodological Issues in Child Sexual Abuse Research. Child Abuse & Neglect 13 (1) 89, 1989.
    Okami, P: Sociopolitical Biases in the Contemporary Scientific Literature on Adult Human Sexual Behavior with Children and Adolescents. In: Feierman, J R (ed.): Pedophilia: Biosocial Dimensions. New York: Springer 1990, p. 91.
    Okami, P: "Slippage" in Research on Child Sexual Abuse: Science as Social Advocacy. in: Krivacska, J J; Money, J (eds.): The Handbook of Forensic Sexology. New York: Prometheus 1994, p. 559.
    Rind, B; Bauserman, R: Biased Terminology Effects and Biased Information Processing in Research on Adult-Nonadult Sexual Interactions: An Empirical Investigation. Journal of Sex Research 30 (3) 260, 1993.
    Clegg, Sue: Studying Child Sexual Abuse: Morality or Science? Radical Philosophy 66 31, 1994.
     
  8. Fromuth, M E: The Relationship of Childhood Sexual Abuse with later Psychological and Sexual Adjustment in a sample of College Women. Child Abuse & Neglect 10 (1) 5, 1986.
    Emslie, G J; Rosenfeld, A: Incest Reported by Children and Adolescents Hospitalized for Severe Psychiatric Problems. American Journal of Psychiatry 140 (6) 708, 1983.
    Draijer, N: Seksueel Misbruik van Meisjes door Verwanten. Haag: Ministerie van Sociale Zaken en Werkgelegenheid, 1988.
     
  9. Eberle, P; Eberle, S: The Politics of Child Abuse. New Jersey: Lyle Stuart 1986.
    Eberle, P; Eberle, S: The Abuse of Innocence: The McMartin Pre-School Trial. Buffalo: Prometheus, 1993.
    Wakefield, H; Underwager, R: Accusations of Child Sexual Abuse. Springfield, Ill: Charles C Thomas 1988.
    Nathan, D; Snedeker, M: Satan's Silence: Ritual Abuse and the Making of a Modern American Witch Hunt. New York: Basic Books 1995.
    Kincaid, J R: Child-Loving: The Erotic Child and Victorian Culture. London: Routledge 1993.
     
  10. Gardner, R A: Sex Abuse Hysteria: Salem Witch Trials Revisited. Creskill, New Jersey: Creative Therapeutics, 1991.
    Best, J: Threatened Children: Rhetoric and concern about Child-Victims. University of Chicago Press 1990.
    Lotto, D J: On Witches and Witch Hunts: Ritual and Satanic Cult Abuse. Journal of Psychohistory 21 (4) 373, 1994.
    Jenkins, P: Intimate Enemies: Moral Panics in Contemporary Great Britain. New York: Aldine de Gruiter, 1992.
    Loftus, E; Ketcham, K: The Myth of Repressed Memory. New York: St. Martin's Press 1994.
    Lanning, K V: Investigator's Guide to Allegations of "Ritual" Child Abuse. Virginia: National Center for Analysis of Violent Crime, FBI Academy, 1992.
    Hicks, R D: In Pursuit of Satan: The Police and the Occult. New York: Prometheus, 1991.
    Bromley, D G: The Satanic Cult Scare. Society 28 (4) 55, 1991.
    Goodyear-Smith, F: First do no Harm: The Sexual Abuse Industry. Auckland, NZ: Benton 1993.
    Münther, M; Kluck, M-L: Missbrauch von Kindern: der Missbrauch des Missbrauchs. Sozialmagazin 1992 (5) 13.
    Öhrström, L: Sex Lögner och Terapi: Verkligheten bakom vår tids Häxprocesser. Stockholm: Norstedts 1996.
    Tange, M: Roum-Sagen: En Omvendt Hekseproces? Tanges Forlag, 1995.
     
  11. Rossen, B: Zedenagnst: Het Verhaal van Oude Pekela. Lisse: Swets en Zeitlinger, 1989.
     
  12. Jonker, F; Jonker-Bakker, P: Onderzoek in Oude Pekela. Maandblad Geestelijke Volksgezondheid 1994 (3).
     
  13. Jonker, F; Jonker-Bakker, P: Experiences with Ritualist Child Sexual Abuse: A Case Study from the Netherlands. Child Abuse & Neglect 15 (3) 191, 1991.
    Jonker, F; Jonker-Bakker, I: Effects of Ritual Abuse: The Results of Three Surveys in the Netherlands. Child Abuse & Neglect 21 (6) 541, 1997.
     
  14. Hunter, J: Interpreting the Satanic Legend. Journal of Religion and Health 37 (3) 249, 1998.
     
  15. Bell, S: When Salem came to the Boro. London: Pan Books 1988.
    Butler-Sloss, E: Report of the Enquiry into Child Abuse in Cleveland 1987. Her Majesty's Stationary Office, cm 412, 1987.
    Jenkins, P: Intimate Enemies: Moral Panics in Contemporary Great Britain. New York: Aldine de Gruiter, 1992.
     
  16. Putnam, F W: The Satanic Ritual Abuse Controversy. Child Abuse & Neglect 15 (3) 175, 1991.
    Sandfort, T; Brongersma, E; van Naerssen, A (eds.): Male Intergenerational Intimacy: Historical, Socio-Psychological, and Legal Perspectives. New York: Haworth 1990 (Journal of Homosexuality 20 (1-2)).
    Brongersma, E: Loving Boys. Vol. 1+2. New York: Global Academic Publishers, 1986.
     
  17. Rind, B; Tromovich, P: A Meta-Analytic Review of Findings from National Samples on Psychological Correlates of Child Sexual Abuse. Journal of Sex Research 34 (3) 237, 1997.
    Bauserman, R; Rind, B: Psychological Correlates of Male Child and Adolescent Sexual Experiences with Adults: A Review of the Nonclinical Literature. Archives of Sexual Behavior 26 (2) 105, 1997.
    Rind, B; Tromovich, P; Bauserman, R: A Meta-Analytic Examination of Assumed Properties of Child Sexual Abuse Using College Samples. Psychological Bulletin 124 (1) 22, 1998.
     
  18. Perry, M E (ed.): Handbook of Sexology, vol. 7: Childhood and Adolescent Sexology. Amsterdam: Elsevier 1990.
    Dynes, W R (ed.): Encyclopedia of Homosexuality. New York: Garland, 1990.
    Bullough, V L; Bullough, B: Human Sexuality: An Encyclopedia. New York: Garland, 1994.
    Krivacska, J J; Money, J (eds.): The Handbook of Forensic Sexology: Biomedical & Criminological Perspectives. New York: Prometheus Books, 1994.
     
  19. Dover, K J: Greek Homosexuality. London: Duckworth 1976.
    Williams, W L: The Spirit and the Flesh: Sexual Diversity in American Indian Culture. Boston: Beacon Press 1986.
    Herdt, G H (ed.) : Ritualized Homosexuality in Melanesia. University of California Press 1984.
    Baldauf, I: Die Knabenliebe in Mittelasien. Berlin: Verlag das Arabische Buch 1988.
    Bleibtreu-Ehrenberg, G: Pederasty Among Primitives: Institutionalized Initiation and Cultic Prostitution. Journal of Homosexuality 20 (1-2) 13, 1991.
    Feierman, J R (ed.): Pedophilia: Biosocial Dimensions. New York: Springer 1990

Комментарии

Ткнуть бы носом в эту статью Трэшака (который TrashSmash)
Понятно, что бесполезно, но всё-таки.
Много их, таких "вассерманов" развелось. Казалось бы, ходячая энциклопедия, а здравый смысл, мягко говоря, подкачал.