Хиллари Клинтон и педоистерия

Отправлено admin от 04.02.2017 - 20:52

перевод с английского. оригинал

Современная истерия на тему сексуальных злоупотреблений детьми (СЗД) является странной по той причине, что хотя феминистки играли значительную роль в повышении информированности общества о сексуальных преступлениях в 1970x, в массовой истерии, настраивающей девочек против секса, присутствует явный антифеминистский элемент. Этот антифеминистский аспект скоропалительно относят на подключение к этому процессу "религиозных правых", произошедшее в 1980х. Но, к сожалению, есть доводы в пользу того, что главный постулат, лежавший в основе первой волны выступлений против сексуального злоупотребления детьми, с самого начала чётко опирался на патриархальные идеалы. Каждый совершает ошибки, даже феминистки, но если мы зрелы и психически уравновешены, мы учимся на своих ошибках и пытаемся их исправить. Хиллари Клинтон заявляет о своём желании расширить права и возможности женщин и девочек, но включается ли в них возможность вырасти сексуально полноценной? Как она собирается это делать, если мы не признаем и не остановим массовую истерию на предмет сексуального злоупотребления детьми?

Самое подробное описание движения против СЗД содержится в книге Нэнси Уиттиер, в которой рассказывается о возрождении движения по "защите детей" спустя время после первого периода его популярности в викторианскую эпоху.(1) Наряду с новым открытием сексуальной эксплуатации детей в 1970х происходили многократные, если не постоянные, упоминания чувства вины у женщин в отношении виктимизации в детстве и потребности в поддержке жертв, напоминая им, что они не виноваты в случившемся с ними в то время. Но почему подобная склонность чувствовать себя виноватой в произошедшем так распространена? Не потому ли, что женщины не могут расстаться с традиционной идеей "невинной" (т.е. асексуальной) девочки и женщины? Хуже того, вместо освобождения женщин от патриархальных установок, Уиттиер отмечает, как зарождающееся движение активистов начало петь в унисон с традиционной государственной тенденцией по контролю над гражданами, приведшей к разрастанию правоохранительной системы, увеличению количества тюрем, а сейчас даже к изоляции от общества после отбытия тюремного заключения или к регистрации судимых за сексуальные преступления. Сюда же входят всё большая слежка за подозреваемыми и антисексуальное воспитание детей, особенно девочек.

Дофеминистский, традиционный взгляд профессиональных психологов и широких масс общества состоял в том, что СЗД является редким явлением и обычно не оказывается катастрофичным событием [для ребёнка]. Но активные феминистки 1970х решили, что оно совсем не редкое и его последствия не являются незначительными. Было невозможно устоять перед простотой и удобством в приписывании всех своих сложных проблем одной причине (и одному виновнику). Этот взгляд также оказался привлекателен для отдельных лицемерок, желавших демонизировать мужчин, поскольку в то время теоретики-любители считали СЗД явлением, происходящим только между мужчинами и девочками, отсюда гнусный заговор мужчин с целью сделать женщин покорными. Даже когда феминистки открыли для себя, что не только мужчины, но и женщины подвергают сексуальным злоупотреблениям как мальчиков, так и девочек, они посчитали, что в большинстве случаев имеют место отношения между мужчиной и девочкой, способные сослужить хорошую службу в более масштабном движении против патриархального общества.

Одним из многих препятствий логической оценке и рациональной политической деятельности в сфере СЗД явилось то, что некоторые "жертвы", являвшиеся участниками этого движения, имели серьёзные личные проблемы. Первые группы взаимопомощи провозгласили себя специалистами в области СЗД и начали назначать терапию при всём при том, что среди их участников были люди "одолеваемые проблемами и неуправляемые". Они неизбежно были более сосредоточены на помощи себе, чем на изменении мира. Ранние теоретики СЗД повторяли традиционный постулат, что "хорошие девочки" сексом не интересуются, поэтому мужчины используют их для такой "подготовки" и "социализации", которая обеспечит их покорное участие в нежеланных контактах в будущем.

Поэтому требовалось какое-то мрачное объяснение, почему так много девочек не говорят "нет!" или "мне это не нравится" или хотя бы "пойдём лучше в парк развлечений". Хотя традиционные психологи заявляли, что девочки имеют естественное стремление оттачивать свои навыки соблазнения на взрослых мужчинах, некоторые феминистки не желали уступать ни пяди от воображаемой детской невинности. Особенно неловким было то, что некоторые женщины признали наличие у них возбуждения и приятных ощущений во время пережитых в детстве "злоупотреблений". Как может что-то столь плохое быть столь приятным? Некоторые женщины сочли необходимым защититься от "позорного" подозрения, что они сами желали прикосновений к себе и принимали активное участие в сексуальном контакте просто из-за желания получить удовольствие. Поэтому они прибегнули к следующему оправданию: "это было ваше тело, а не вы сами".

Почему некоторым женщинам потребовалось скрывать или отрицать, что сексуальные переживания могут в определённых условиях быть приятными, даже в детстве? В то время в Америке такое было немыслимо как для феминисток, так и для всех остальных. Разве у девочек могут быть грязные мысли? Безусловно, жертвы хотели избежать обвинений. Но, как замечает Н. Уиттиер, СЗД рассматривался "часто с позиций феминисток-лесбиянок" и реакции демонстрировали "лесбо-феминистический подход", так что как минимум некоторые женщины испытывали дополнительную потребность в оправдании своей личной антипатии к мужчинам. Некоторые из этих отдельных активисток были, скажем так, столь щепетильными, что не могли вынести нахождение с мужчиной в одной комнате. В начале собраний групп взаимопомощи жертв сексуального насилия их участники обнимали друг друга, при этом некоторые предпочитали, чтобы там присутствовали только женщины и объятия были только между ними. Никто не отрицает, что и другие политические оппортунисты и любители погреть руки привнесли свои приоритеты в крестовый поход против сексуального желания и удовольствия в детстве.

Вне зависимости от пола, "крестоносцы" продвигали идею, что тело принадлежит самому ребёнку и он имеет право, чтобы к телу не прикасались, если он не хочет. Хорошо, с этим нет проблем. Но из этого также следует, что у каждого ребёнка есть право, чтобы к нему могли прикасаться, когда он хочет, в противном случае какой тогда смысл, что тело принадлежит тебе самому? Было ли случайным совпадением, что отрицание женского сексуального желания и удовольствия в детстве полностью соответствовало традиционному патриархальному идеалу асексуальной женщины? Традиционный идеал "невинной" девушки, не интересующейся всем, что связанно с сексом, было трудно полностью отвергнуть. Безусловно, результат оказался тем же: миллионы девочек подвергаются "психической кастрации" уже до того, как их "спасли" от риска раннего сексуального злоупотребления. Мэри Одэм в своей работе описала, как впервые установленные законы об "изнасиловании по закону" часто использовались родителями в судах с целью контроля, а не защиты "распущенных" дочерей.(2)

В 1970 году австралийка Жермейн Грир сделала предположение о том, что является главной причиной проблемы, в своём бестселлере "Женщина-евнух"(3), но на самом деле в книге Грир совсем немного сказано о женских сексуальных нарушениях и в попытках указать виновного автор даже прибегает к абсурдному традиционному объяснению: якобы отсутствие женского желания или удовольствия происходит от неудачи в достижении настоящей влюблённости. Несмотря на название книги и странное согласие с патриархальными установками, Грир не указывает "психическую кастрацию" в детстве как вероятную причину женских сексуальных нарушений после пубертата (об этом см. далее).

Ценность насилия против женщин для раскрутки была использована группой Women Against Rape ("Женщины против изнасилования"), которая приравняла [любой] секс к нападению, не проводя различий между сексуальной игрой и жестоким нападением:
Отец, прикасающийся к области половых органов своей дочери, всего лишь укрепляет фундамент патриархального общества. Объявляем ВОЙНУ, чтобы ни один взрослый не прикасался к ребёнку в сексуальной или неприятной для ребёнка манере.
Чего-чего? Другими словами, сексуальное прикосновение является недопустимым вне зависимости от того, какие ощущения испытывает тот, к кому прикасаются.

Ради собственного удобства ранние активисты движения феминисток не формулировали понятие "сексуальное злоупотребление", не говоря уже о том, чтобы дать ему точное определение. Таким образом, сексуальное злоупотребление понималось так широко, что со временем абсолютно любой сексуальный контакт в детстве был демонизирован. То же самое было в отношении любого контакта между лицами с разницей в возрасте 5 лет и более - очередное "волшебное число", подобное современной догме, согласно которой любая женщина становится способной дать согласие в полночь, когда ей исполнилось 18. Вера в "волшебные числа" полностью согласовывалась с первоначальным викторианским крестовым походом по повышению возраста согласия в Великобритании с 12 до 16 лет. С полноценным анализом движений 19 века, посвящённых "непорочности" и "гигиене общества" можно познакомиться в работе R. Danielle Egan и Gail Hawkes.(4)

В этом помешательстве ясно прослеживалась схема. Вместо того, чтобы признать настоящими преступлениями против детей бесцеремонность и эксплуатацию вне зависимости от пола и возраста участников, те самые явления, которые столь неудобно распространены даже в несексуальных взаимодействиях между людьми разных возрастов, феминистки стали продвигать традиционную идею о том, что сексуальное желание и удовольствие сами по себе являются злом, особенно, по стечению обстоятельств, когда взаимодействуют отцы и дочери или девочки и неродственные мужчины.

Когда широкие массы общества включились в движение против СЗД, первоначальный акцент на инцесте и поле [жертвы] сместился. Вместо сообщений о разгуле инцеста в семьях, средства массовой информации сосредоточились на более приемлемой "опасности со стороны незнакомца". В определённый момент национальный центр по ненадлежащему обращению с детьми прекратил сообщать неприятные сведения о степени родства преступника и жертвы. Политкорректные СМИ советовали "родителям" как защитить "детей" от "взрослых совратителей" вместо советов феминисток по защите девочек от мужчин.

Было ли это истерией? Со временем некоторые начали подозревать, что сатанинские культы тайно организуют СЗД в широких масштабах с целью разрушить цивилизованный христианский мир. Угроза сатанизма стала популярной и в пользу её правдоподобия даже вышла статья в журнале "Ms. Magazine", так что движение по борьбе с распространением этой угрозы стало защищать ложно обвинённых ("сопутствующий ущерб"). Жадные психотерапевты попытались расширить рынок по оказанию помощи (доказательство безопасности или эффективности которой по медицинским стандартам так и не было получено) путём поощрения "восстановления" забытых воспоминаний о сексуальном злоупотреблении у неуверенных пациентов. Однако научные исследования, проведённые по заказу Фонда синдрома ошибочных воспоминаний, вскоре показали ненадёжность памяти и внушаемость детей, приведшее к снятию обвинений и даже успешным искам к чрезмерно усердным психотерапевтам. Но мало кто ставил под сомнение традиционное отрицание детского сексуального желания и сексуального удовольствия.

Недавно одна активистка по борьбе с СЗД по имени Шэрон Лэм имела смелость оспорить традиционный миф о естественной асексуальности девушек, особенно в детстве.(5) Она опросила более 100 девушек и женщин в более чем 20 штатах, которые описали свои ранние сексуальные переживания по большей части в нейтральных или позитивных тонах. Обычно ситуации были далеки от идеальных, поскольку у детей редко есть преимущество точного, сбалансированного и полноценного сексуального образования с самого раннего возраста, не говоря уже о здоровых, сексуально полноценных взрослых, которым можно подражать и которые за ними могут присматривать. Но они ясно испытывали желание и возбуждение и как-то выжили, чтобы сообщить об этом.

Они были в отношениях с неправильными педофилами? Истерия - это неспособность аккуратно оценить или даже разглядеть множество аспектов какого-либо явления и вместо этого сосредоточение на одном единственном аспекте - обычно на худшем из них, то самое, что Ленор Шкенази называет мышлением "плохое сначала".(6) Один из самых авторитетных исследователей этого вопроса в мире утверждает, что истинные педофилы весьма вероятно редки, а опасные встречаются, скорее всего, ещё реже.(7) Большинство взрослых, причиняющих страдания детям (путём сексуальных контактов или другими способами), более точно могут быть классифицированы как психопаты.

Даже без реального сексуального контакта ребёнок может испытывать влечение к конкретному взрослому, такому как учитель. Некоторые дети растут без отца (или без матери) и сильно страдают по этой причине. Один из моих учеников недавно пережил трагедию в результате самоубийства одного из родителей. В каждом классе есть как минимум один ученик с серьёзными проблемами дома. Некоторые испытывают естественную потребность заменить ребёнку отсутствующего родителя. Мнение о том, что ребёнок должен любить только своих родителей, является недальновидным, равно как и то, что взрослые должны любить только своих детей. Как насчёт родителя, потерявшего ребёнка, взрослого без детей или пожилого человека, чьи дети выросли? Им не повезло?

Мы можем нередко наблюдать заботу о потомстве со стороны неблизкородственных взрослых даже у животных. Взрослые особи некоторых животных иногда проявляют ласку и заботу даже о детёнышах совершенно другого вида. Люди демонстрируют заботу о детёнышах животных и никто не удивляется этому. Разве сомнение и подозрение взрослых, демонстрирующих заботу о чужих детях, не является очевидным проявлением истерии? Нынешняя паранойя о якобы большом распространении случаев "педофилии" наверняка вредит ни в чём неповинным детям в той же мере, как и ни в чём не повинным взрослым.

Более ясным свидетельством истерии является реакция на исследование Райнда и коллег (8), представляющее собой мета-анализ 58 непредвзятых исследований, которые не поддерживают догму о серьёзном вреде СЗД в большинстве случаев. Предыдущие исследования феномена СЗД страдали от предвзятой выборки, в которую в основном попадали женщины уже проходящие психотерапию, но исследование Райнда и коллег избежало такой предвзятости путём анализа исследований по группе, более репрезентативной в отношении населения в целом: студенты колледжа. Поскольку к 1990м годам убеждение о серьёзном вреде СЗД в большинстве случаев стало догмой, Райнд и коллеги также избежали предвзятости в отношении публикаций путём включения в свой метаанализ неопубликованных докторских диссертаций. Полученные Райндом результаты и выводы на самом деле не были радикальными и должны были по идее быть приняты с облегчением. Но они спровоцировали лавину критики, приведшей к беспрецедентному вотуму порицания со стороны Конгресса США в отношении издателя работы (Американской психологической ассоциации). В одном из исследований было установлено, что пациенты детских онкологических отделений удивительно хорошо приспособлены к жизни, но никто не призывает к порицанию этой работы как к бесчувственной в отношении больных раком детей.

Наиболее достоверным признаком истерии является то, как много людей вкладывают время, силы и средства в предотвращение, расследование или лечение СЗД, при всём при этом игнорируя причины подавляющего большинства детских смертей и серьёзных травм, не имеющих никакого отношения к сексуальным отношениям.(9) К 1980м власти штатов уделяли внимание СЗД в куда большей мере, чем другим формам ненадлежащего отношения к детям и неисполнения опекунами своих обязанностей. Стало выделяться значительно больше средств на расследования никем не замеченных случаев детской порнографии и на борьбу с СЗД, чем на предотвращение самых серьёзных опасностей, с которыми дети сталкиваются в повседневной жизни. Внимательные наблюдатели почти ежедневно сталкиваются с разыгрывающимися представлениями крайне осторожных, гиперопекающих взрослых, во все глаза ищущих повсюду эксгибиционистов, в то же время сами подвергая детей смертельным рискам: управлению автомобилем недоспавшим взрослым с ребёнком в салоне (смертность почти такая же, как при вождении в состоянии алкогольного опьянения), перевозка детей без детских кресел, безнадзорное плавание детей в бассейнах и т.п.

Для феминисток всё также остаётся серьёзный повод не признавать, что сексуальные игры в детстве нормальны (являясь здоровым и статистически нормативным явлением) и не являются чем-то непременно вредным. Это признание означало бы неправоту феминисток не только в отрицании и демонизации детского сексуального желания и удовольствия, чем они занимались в течение 30 лет. Что ещё хуже, им пришлось бы признать параноидальность своего убеждения в заговоре мужчин с целью пристыдить женщин и девочек. Имел ли место умышленный заговор, согласно которому отцы учат своих сыновей: "ты должен применять силу к женщинам, чтобы они знали своё место" или неодолимый бессознательный инстинкт: это грязная работа, но кто-то должен её делать?

Есть также хорошие основания полагать, что традиционное табу против сексуальных отношений вне брака (в этом случае - в детстве) является причиной сексуальных нарушений у некоторых девушек.(10) Сейчас есть множество доказательств большой распространённости таких нарушений. Помимо двух отдельных исследований, в которых большинство женщин сообщило о каких-либо видах сексуальных нарушений, работа Деборы Толман (11) ясно показывает сексуальные проблемы среди юных девушек, хотя сама г-жа Толман, используя образное выражение, говорит о "неотзывчивом теле" у некоторых женщин.

Чем повторять банальности типа того, что девочки не виноваты в бесчувственном и потребительском отношении со стороны взрослых, нам следует заявить, что те из них, кто восстаёт против сексуальных табу, заслуживают похвалы за смелость в действиях по собственному освобождению от традиционных запретов против выражения женского сексуального желания и удовольствия даже вне рамок патриархального брака, особенно в детстве, когда развивающемуся мозгу нужна стимуляция для развития здоровой функции клитора.

Внесу ясность: я не утверждаю, что дети должны подвергаться сексуальным злоупотреблениям и не пытаюсь продвигать идею, что женщины сами хотят быть изнасилованными. Я не защищаю педофилов или секспреступников и также не пытаюсь узаконить или сделать нормальным какой-либо вид сексуального насилия. Использование принуждения, угроз или других средств манипулирования детьми для обеспечения их участия в сексуальных отношениях недопустимо, точно также как недопустимы попытки властей контролировать граждан путём "убеждения" их подчиняться и поддерживать законы и политику, обслуживающие интересы лишь отдельных групп. Нам следует отделить "секс" от подлинных преступлений, связанных с насилием, обманом, бесчувственностью и эксплуатацией.

Многие женщины в наше время напрасно занимают защитную позицию в отношении женских сексуальных нарушений. Я говорю "напрасно", потому что сами женщины в этом не виноваты. Такая защитная позиция не решит проблему и также она не предотвратит появление её у будущих поколений женщин. Как прекрасно иллюстрируется в классической истории Питера Пэна и Уэнди Дарлинг, мальчик говорит, что не хочет становиться взрослым и заявляет, что не имеет чувств, хотя на самом деле он боится стать взрослым и боится своих чувств. Очевидно, что у Питера есть чувства, но он не понимает их, а невежество плодит страхи.

Хиллари Клинтон выступает в пользу увеличения срока школьного обучения для девушек и женщин, чтобы они могли зарабатывать больше, но неравенство заработка не является причиной, по которой большинство женщин в США в настоящее время имеют сексуальные нарушения. Феминистки признают возможность впитывания репрессивной идеологии, но антисексуальное воспитание идёт дальше, заставляя девочек оценивать свои естественные желания как неприемлемые и как повод считать себя плохими или больными и ненавидеть своё тело. Вместо того, чтобы держать детей в страхе перед политически некорректным сексуальным желанием и сексуальным удовольствием, требуется полноценное образование в раннем возрасте, которое поможет детям точно понять, что они чувствуют, вместо того, что якобы они должны чувствовать по мнению взрослых. Такое образование также даст возможность не бояться и не чувствовать себя виноватыми.

Литература

1. Whittier, Nancy. The Politics of Child Sexual Abuse: Emotion, Social Movements, and the State. Oxford University Press, 2009.

2. Odem, Mary E. Delinquent Daughters: Protecting and Policing Adolescent Female Sexuality in the United States 1885-1920. University of North Carolina Press, 1995.

3. Greer, Germaine. The Female Eunuch. Harper Perennial, 2008 (1970).

4. Egan, Danielle R. and Hawkes, Gail. Theorizing the Sexual Child in Modernity. Palgrave Macmillan, 2010.

5. Lamb, Sharon. The Secret Lives of Girls: What Good Girls Really Do – Sex Play, Aggression, and Their Guilt. The Free Press, 2001.

6. Skenazy, Lenore. Free Range Kids: How to Raise Safe, Self-Reliant Children. Jossey-Bass, 2009.

7. Seto, Michael J. Pedophilia and Sexual Offending Against Children: Theory, Assessment, and Intervention. American Psychological Association, 2007.

8. Rind, Bruce, et al. A Meta-Analytic Examination of Assumed Properties of Child Sexual Abuse Using College Samples (Psychological Bulletin 1998, Vol. 124, No. 1, 22-53).
См. также Rind et al. The Validity and Appropriateness of Methods, Analyses, and Conclusions in Rind et al. (1998): A Rebuttal of Victimological Critique From Ondersma et al. (2001) and Dallam et al. (2001) (Psychological Bulletin 2001. Vol. 127. No. 6. 734-758).
См. также: Science versus orthodoxy: Anatomy of the congressional condemnation of a scientific article and reflections on remedies for future ideological attacks. Applied & Preventive Psychology 9:211-225 (2000). Cambridge University Press. https://www.ipce.info/library_2/rbt/science_frame.htm

9. Adamo, Frank. Real Child Safety (2nd ed.) Foundation for Research and Education on Child Safety, 2014.

10. Adamo, Frank. Clitoral Erection and Healthy Sexual Function. https://sexhysteria.wordpress.com/2015/12/01/clitoral-erection-and-healthy-sexual-function/

11. Tolman, Deborah L. Dilemmas of Desire: Teenage Girls Talk About Sexuality. Harvard University Press, 2002.

Комментарии

Неожиданно, но приятно было увидеть термин "психическая кастрация". Этот термин "психическая (или моральная) кастрация" я придумал сам и использовал его в дискуссиях с педоистериками, ещё будучи пользователем ВК (до бана). Не принципиально, дошел ли этот термин до англоязычных авторов как результат быстрого распространения информации в интернете, или является результатом "параллельного мышления", в любом случае это приятно.

Второе приятное - значительное совпадение понимания роли феминизма в распространении педоистерии.
У меня давно уже сложилось аналитическое понимание того, что феминизм зародившийся как "движение за права и свободы женщин", под влиянием "помощи-поддержки" религиозно-консервативных сил очень быстро выродился в "структуру подавления прав и свобод"... в том числе и самих женщин.

То есть просто говоря, женщин в очередной раз "поимели", в этот раз как феминисток. Причем с одной стороны "поимели" очень жестоко и грубо (ибо полностью извратили саму суть движения), но в то же время искусно-виртуозно настолько, что феминистки сами до сих пор не могут осознать что же произошло на самом деле и продолжают "пороть самих себя".

Тут можно конечно сослаться на явление "инерции рабского мировоззрения" (суть: освобождаемые от угнетения слои, получая свободы и права влиять на принятие решений, начинают неосознанно навязывать всему обществу те ограничения и запреты, которым они долгое время подвергались сами, то есть стремятся подстраивать общество под привычный для них уклад). Но всё же, думаю, что главная причина в огромном, возведенном в своеобразное искусство многотысячелетнем опыте религиозных структур по манипуляции массами и подчинению их своей воле.

Подтверждением последнему служит совсем свежие наблюдения. Суть которых в том, что в только зарождающихся "мужских движениях" (в противовес феминизму), почти сразу стали появляться высказывания-лозунги о "традиционных устоях", "опыте предков" с прицелом на ограничение прав и свобод (в том числе и сексуальных).
То есть "мужские движения" едва зародившись сразу же устремились в направлении тех же "граблей", по которым уже давно шагают феминистки.
Ну и кроме того, возникновение двух явно противодействующих движений, но активно поддерживаемых одними и теми же (религиозно-консервативными) структурами, очень быстро приводит к мысли о действии очень древнего принципа - "разделяй и властвуй".

Да, насчёт мужских движений очень верное замечание. Книга "женщина. учебник для мужчин" тому подтверждение.

Если вы владеете английским, то в блоге автора статьи можно ознакомиться с конкретным пониманием темы mental castration.